26.12.2016 14.04.2017

«Памяти Российской императорской армии. К столетию трагедии 1917 года»

  • Дом русского зарубежья
    им. А.Солженицына
  • 8 (495) 098-51-93
  • 12:00 - 19:00
    Кассы работают до 19:00
С 20 декабря 2016 года по 14 апреля 2017 года в Доме русского зарубежья им. А.Солженицына проходила выставка «Памяти Российской императорской армии. К столетию трагедии 1917 года».

2 марта 1917 года государь император Николай II отрекся от престола. Воюющая Российская армия перестала быть императорской. Утратив свой духовно-политический остов, на протяжении всего «черного года» она неуклонно разлагалась и после захвата власти в стране большевиками прекратила свое существование. Ушла в вечность защита, опора и гордость России, ее боевая имперская сила, бессчетными подвигами и ратными трудами которой два века страна оборонялась от врагов и расширяла свои пределы.

Выставка, развернутая в Доме русского зарубежья в преддверии столетия этой трагедии, была призвана продемонстрировать свидетельства незыблемой и трогательной памяти русской эмиграции, прежде всего ее воинства, об армии и флоте Императорской России, в рядах которых служили, воевали и проливали свою кровь многие тысячи военных изгнанников. Их жизнь на чужбине преисполнена осознанием своей миссии: «Мы часовые у старого знамени / Старого знамени чести России» (строки поэта, полковника лейб-гвардии Семеновского полка князя Ф.Н.Касаткина-Ростовского). Не случайно и название печатного органа русского зарубежного воинства — «Часовой».

Необходимо подчеркнуть, что все материалы, которые были представлены в экспозиции, а это не менее 400 единиц хранения, — из фондов Дома русского зарубежья. Практически все безвозмездно переданы многочисленными дарителями — соотечественниками из Франции, США, Австралии, Швейцарии, Сербии и других стран. За каждым экспонатом стоит своя история, отражающая в том числе судьбы владельцев.

Посетители выставки увидели малоизвестные портретные изображения российских императоров и великих князей, как на фотографиях, так и в редчайших изданиях, книги из царских библиотек, подлинные рисунки Александра II (в бытность его наследником цесаревичем). Впервые были продемонстрированы десятки редких великолепных фотографий и фотоальбомов изданий, реликвий, собранных объединениями, союзами лейб-гвардии Гусарского, Волынского, Кавалергардского полков, гвардейской Конной Артиллерии, других «полковых семей».

На основе наследия 1-го Сумского гусарского полка была осуществлена мини-реконструкция «полкового музея в изгнании». Такие музеи, как правило, создавались в небольших съемных помещениях, русских «домах» и клубах, но чаще всего в квартире одного из офицеров полкового союза, устроенного в бытовом отношении лучше других.

Были представлены материалы обществ выпускников различных военно-учебных заведений Российской империи, фотографии кадет, юнкеров, преподавателей.

Эксклюзивны материалы уникальной коллекции историка и собирателя из Сан-Франциско В.М.Томича (1914–2013) по русской авиации и флоту. Например, впервые была продемонстрирована подлинная реликвия — трехрублевая банкнота 1896 года, девять лет пролежавшая на дне Желтого моря. Она принадлежала контр-адмиралу М.П.Моласу, погибшему на броненосце «Петропавловск» в 1904 году вместе с адмиралом С.О.Макаровым и художником В.В.Верещагиным. В 1913 году японцы подняли останки погибших русских моряков, обнаружили бумажник, принадлежавший адмиралу. На церемонии захоронения останков вещи были переданы российской стороне. Кто и как сохранил эту банкноту, какой оказалась ее дальнейшая судьба — можно было узнать на выставке.

Привлекали внимание образцы холодного оружия, ордена и медали, включая самую почетную награду русского офицерства — орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, знаки отличия для нижних чинов, полковые и училищные нагрудные знаки, памятные жетоны. Важнейшим обстоятельством является то, что абсолютное большинство единиц фалеристики персонифицировано. Большая редкость — комплект памятных настольных медалей, выпущенных Обществом ревнителей русской военной старины в Париже. Выразителен был и длинный ряд погон, петлиц, других деталей и элементов военной формы старой армии.

Также впервые можно было увидеть документы, фотографии, отражающие деятельность Зарубежного союза русских военных инвалидов. Даже на чужбине, в условиях острой нужды, эмиграция как могла, проявляла заботу о соратниках, лишенных полноценной возможности зарабатывать на хлеб. И эта была истинная — деятельная память о солдатах Российской императорской армии.

Заключительный раздел выставки был посвящен периоду революции, развала армии и флота в 1917 году. Подлинные экземпляры газет, информационных листков, отдельные документы и фотографии весьма красноречиво передавали атмосферу безотчетной эйфории, социально-политического угара и губительного хаоса охлократии.

При помощи телевизионной панели можно было посмотреть внушительный ряд фотографий по различным аспектам темы, что существенно расширяло демонстрационные возможности экспозиции.

У отечественных военных историков не существует единого мнения относительно «дня рождения» русской армии. Но конечная дата существования Российской императорской армии печально известна — 2 марта 1917 года. Выставка, организованная в канун столетия этого трагического события, прежде всего, несла в себе память о славном прошлом воинства Императорской России. Но также напоминала о преступной утрате главной охранительной государственной силы и, как следствие, крушении самого государства, оплаченного неисчислимыми бедствиями народа на протяжении десятилетий русской истории.