10.04.2018 04.05.2018

«России принадлежит мое сердце…» Барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн

  • Дом русского зарубежья
    им. А.Солженицына
  • 8 (495) 098-51-93
  • 12:00 - 19:00
    Кассы работают до 18:00
На выставке «России принадлежит мое сердце…», представлены предметы и документы, бережно сохраненные Надеждой Витольдовной Данилевич, автором книги «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа», коллекционером, журналистом.

Одному из известных наших соотечественников, гражданину Лихтенштейна, «сердце которого принадлежит России», барону Эдуарду Александровичу Фальц-Фейну 14 сентября 2017 года исполняется 105 лет. Русских изгнанников «первой волны», родившихся в России и вынужденно покинувших ее, осталось совсем немного. Точнее – их единицы. Фальц-Фейн – один из них. И, может быть, самый старший. Всю сознательную жизнь прожив на чужбине, он любит свою Родину не только на словах, но деятельно и предметно. Несколько десятилетий он посильно служит России, ее истории и культуре. «Русская идея» барона Фальц-Фейна зиждется на удивительном воспитании и уходит корнями в жизнь его предков – Епанчиных и Фальц-Фейнов.

«Мы, – говорил барон в интервью, напечатанном четверть века тому назад в первом номере журнала «Наше наследие», всем, всем связаны с русской землей и культурой, и, хотя мне всего пять лет было, когда мы уехала из России, но я ее не забыл. И моя мама так и не приняла никакого подданства, когда мы после долгих путешествий по разным странам остановились в Лихтенштейне».

О подвижничестве Э.А.Фальц-Фейна на ниве меценатства, просветительства и популяризации русской истории и культуры можно говорить бесконечно. Этому, в частности, посвящена написанная пресс-аташе барона, Надеждой Данилевич, хорошая и добрая книга «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа».

Говоря о меценатстве барона, нельзя забыть о его участии в поисках легендарной Янтарной комнаты. В том, что ныне в Царском Селе «сияет золотом и медом» Янтарная комната, его огромная заслуга; он искала по миру ее подлинник, но, не найдя, помог рождению нового чуда.

В память об этом славном свершении в Екатерининском дворце установлен бюст Эдуарда Александровича. Вот это и есть настоящее возвращение на Родину – в ореоле славы и памяти.

Именно Фальц-Фейн установил на перевале Сен–Готард в Швейцарских Альпах конную статую генералиссимуса А.В.Суворова (скульптор Д.Н.Тугаринов) в память о знаменитом переходе русской армии через Альпы в 1799 году. Феномен барона Фальц-Фейна заставляет задуматься над ролью «культурной» дипломатии в установлении отношений между странами и народами. Об этом много думал и говорил академик Д.С.Лихачев, очень высоко ценивший деятельность Эдуарда Александровича и активно сотрудничавший с ним в период существования Советского фонда культуры.

Безусловно, одним из важнейших его деяний в последнее двадцатилетие была изящная дипломатическая комбинация, в результате которой в Россию поступил архив известного следователя Н.А. Соколова, в годы Гражданской войны расследовавшего убийство царской семьи в Екатеринбурге.

Э.А.Фальц-Фейн не только вернул на родину бесчисленное количество культурных ценностей – архивов, картин, книг и т.д., он способствовал переносу в Россию праха великого Федора Шаляпина, создал музеи (в том числе Екатерины Великой в Германии), ставил памятники и обихаживал на заграничных кладбищах могилы наших соотечественников (например, дочерей Ф.М.Достоевского). На Западе Фальц-Фейн олицетворял историческую Россию, выступал ее защитником и радетелем. Помогал он и Советской России. Достаточно вспомнить, что во многом благодаря барону Фальц-Фейну, председателю Олимпийского комитета Лихтенштейна, его обаянию, связям и дипломатическим способностям Москва «получила» летнюю Олимпиаду 1980 года.

Несомненно, Эдуард Александрович человек уникальный, и не случайно его жизнь и деятельность давно стали достоянием истории и предметом изучения…

В тексте использована публикация из журнала «наше Наследие» (2012.№ 103).

На выставке «России принадлежит мое сердце…», представлены предметы и документы, бережно сохраненные Надеждой Витольдовной Данилевич, автором книги «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа», коллекционером, журналистом.

Все экспонаты Надежда Витольдовна Данилевич передала в дар Дому русского зарубежья им. А.Солженицына.

Стенд 1

Барон Эдуард Алекандрович фон Фальц-Фейн, родившийся в начале XX века в 1912 году – потомок двух славных Российских родов: Фальц-Фейнов и Епанчиных.

Первые представители Фальц-Фейнов прибыли в Россию по указу императрицы Екатерины II (1763) о заселении колонистами из европейских стран причерноморских и поволжских степей. Будучи немцами по происхождению, присягнули на верность русскому престолу, верой и правдой служили государству Российскому более ста лет. Они принесли с собой и развивали высокую культуру земледелия и овцеводства, коневодство и торговлю на юг России. Фальц-Фейны создали знаменитый на весь мир заповедник Аскания-Нова.

За заслуги перед Отечеством были удостоены личной благодарности государей: Александр II – за бескорыстное снабжение русской армии в Крымскую кампанию – своей милостью утвердил соединение двух фамилий основателей рода в одну. Николай II – даровал Фальц-Фейнам потомственное дворянское звание.

К началу ХХ века Фальц-Фейны были самыми крупными помещиками на юге России. Их семейный клан владел двумя десятками процветающих имений, незамерзающим портом Хорлы пассажирскими и грузовыми судами.О бабушке барона Софье Богдановне и созданном ею городе-порте Хорлы, Валентин Пикуль писал: «... Внешне город был похож на оранжерею среди прудов и экзотических клумб; вдоль широких улочек белели односемейные дома, утопающие в цветении фруктовых деревьев. К услугам хорловцев Софья Богдановна устроила училище и гостиницы, рестораны и бальный зал, а вечерами над темным парком загорались огни кинотеатра…».

Через детей Софьи Богдановны Фальц-Фейны породнились с Достоевскими и Набоковыми. В 1910 году, сын Софьи Богдановны, Александр Эдуардович Фальц-Фейн, обвенчался с Верой Николаевной Епанчиной. Древний дворянский род Епанчиных единственный в России дал государству трех адмиралов. Николай Петрович и Иван Петрович, два адмирала Епанчина, служили на флоте в общей сложности сто лет. Оба были героями Наваринского сражения, выполняли личные поручения государей. Похоронены они как герои в Александро-Невской лавре. Третий адмирал Епанчин, Алексей Павлович, стоял во главе Морского кадетского корпуса. Его сын, Николай Алексеевич, дослужился до чина генерал-майора, как и его предки, состоял в свите Государя. Был директором Пажеского Его Императорского Величества корпуса. Прославился он и как выдающийся полководец в битве под Гумбеном 7 августа 1914 года.

Брак Веры Николаевны Епанчиной и Александра Эдуардовича Фальц-Фейна соединил два славных рода: аристократов столичного севера и помещиков юга, подарив миру дочь дочь Таисию и сына Эдуарда. Маленький Эди рос в Фальц-Фейново, в роскошном дворце, среди прекрасного парка, наполненного ароматами цветов и журчанием фонтанов. О богатстве его отца ходили легенды. Бабушка Софья Богдановна души в нем не чаяла. Приезжала на квадриге белых коней и забирала к себе в Преображенку, в порт Хорлы показать пароходы. Эди подолгу жил в заповеднике Аскания-Нова с уникальным зоопарком, который создал старший брат отца, Фридрих Фальц-Фейн, ученый-зоолог, посвятивший свою жизнь научной работе в заповеднике. Он брал мальчика с собой кататься в степь, показывал лошадь Пржевальского, которая, благодаря ему, была спасена от вымирания. Вот почему ее профиль украшает герб Фальц-Фейнов.

Фридрих Фейн (1794-1864), «король овцеводства» на юге России. В 1856 году купил у герцога Ангальт-Дессау Асканию-Нова и превратил безводную степь в образцовое помещичье хозяйство – главное достояние семьи Фальц-Фейн
Йоханн Пфальц (1808-1872), родом из Саксонии. Женился на единственной дочери Фридриха Фейна Элизабет в 1838 году. За безвозмездную поставку лошадей Александр II позволил ему и его роду носить двойную фамилию Фальц-Фейн
Эдуард Иванович Фальц-Фейн (1839-1833) – дед барона Фальц-Фейна, первый муж Софьи Богдановны Фальц-Фейн.
Софья Богдановна с брошью, подаренной Александром II. С 1890 года глава рода Фальц-Фейнов, основательница незамерзающего порта Хорлы на Черном море
Вера Николаевна Епанчина, в замужестве Фальц-Фейн, с матерью Верой Карловной, братьями Владимиром и Николаем и отцом Николаем Алексеевичем Епанчиными. 1907.
Александр Фальц-Фейн (1864-1919), отец барона Эдуарда Фальц-Фейна. 1903. О его богатстве ходили легенды: «Сколько у тебя овец? – спрашивали Фальц-Фейна. – «Я не могу сосчитать даже собак, которые их охраняют».
Дворец в Фальц-Фейново (Гавриловка, Державино). Здесь в угловой комнате второго этажа 14 сентября 1912 г. родился Эди, будущий барон Эдуард фон Фальц-Фейн.
Вера Николаевна Фальц-Фейн с дочерью Таисией и сыном Эдуардом.
Эди и Таисия.
Эдуард и Таисия.
Эдуард Фальц-Фейн в эмиграции
Н.А.Епанчин с внуком, Эдуардом Фальц-Фейном.
Герб Фальц-Фейнов
Фридрих Фейн (1794-1864), «король овцеводства» на юге России. В 1856 году купил у герцога Ангальт-Дессау Асканию-Нова и превратил безводную степь в образцовое помещичье хозяйство – главное достояние семьи Фальц-Фейн
Йоханн Пфальц (1808-1872), родом из Саксонии. Женился на единственной дочери Фридриха Фейна Элизабет в 1838 году. За безвозмездную поставку лошадей Александр II позволил ему и его роду носить двойную фамилию Фальц-Фейн
Эдуард Иванович Фальц-Фейн (1839-1833) – дед барона Фальц-Фейна, первый муж Софьи Богдановны Фальц-Фейн.
Софья Богдановна с брошью, подаренной Александром II. С 1890 года глава рода Фальц-Фейнов, основательница незамерзающего порта Хорлы на Черном море
Вера Николаевна Епанчина, в замужестве Фальц-Фейн, с матерью Верой Карловной, братьями Владимиром и Николаем и отцом Николаем Алексеевичем Епанчиными. 1907.
Александр Фальц-Фейн (1864-1919), отец барона Эдуарда Фальц-Фейна. 1903. О его богатстве ходили легенды: «Сколько у тебя овец? – спрашивали Фальц-Фейна. – «Я не могу сосчитать даже собак, которые их охраняют».
Дворец в Фальц-Фейново (Гавриловка, Державино). Здесь в угловой комнате второго этажа 14 сентября 1912 г. родился Эди, будущий барон Эдуард фон Фальц-Фейн.
Вера Николаевна Фальц-Фейн с дочерью Таисией и сыном Эдуардом.
Эди и Таисия.
Эдуард и Таисия.
Эдуард Фальц-Фейн в эмиграции
Н.А.Епанчин с внуком, Эдуардом Фальц-Фейном.
Герб Фальц-Фейнов

Революция 1917 года застала Александра Эдуардовича с женой и детьми в Петербурге. Фальц-Фейнам удалось уехать в Финляндию, где они с трудом получили визу в Германию. Весной 1918 года с помощью знакомых они устраиваются в маленьком пансионе в Берлине, где уже много русских. 9 ноября 1918 года в Германии началась революция, прокатившись по стране   забастовками и беспорядками. И здесь стреляют, и тоже нет ни электричества, ни продуктов. Даже сухой кусок белого хлеба – большое лакомство для детей. Летом 1919 года пришло известие о гибели Софьи Богдановны, которая отказалась уезжать из России. Ей было 84 года, когда она была арестована и расстреляна. Сердце Александра Эдуардовича не выдержало, и он скоропостижно скончался 9 сентября 1919 года. Вскоре от сердечного приступа умер Фридрих Фальц-Фейн (дядя Федя). Вера Николаевна осталась одна с детьми на руках, без средств к существованию. Из Берлина она переехала в Саксонию, куда, наконец-то, смогли выехать из России Николай Алексеевич Епанчин с женой и младшим сыном Владимиром.

В 1921 году семья переезжает в Мюнхен, где Эди с сестрой Таей пошли в школу. В Мюнхене образовалась большая русская колония. Дедушку Эди, Н. А. Епанчина, избрали главой русской колонии. В 1923 году после гитлеровского путча, семья Фальц-Фейнов и Епанчиных покидает Мюнхен и переезжает в Ниццу. Денег хватило только на то, чтобы купить очень скромную виллу. Жизнь приобрела стабильность. Эдуард пошел во французскую школу. Вместе со своим другим Игорем Трубецким увлекся велоспортом. Самым лучшим воспитателем для Эдуарда стал его дедушка. В Петербурге он воспитывал пажей, а за границей своего внука, дав ему блестящее образование.

Генерал Епанчин и его жена Вера Карловна, урожденная Кульстрем, умерли в Ницце в 1941 году. Вера Николаевна Фальц-Фейн прожила в Ницце до глубокой старости и скончалась в 1977 году. Все они покоятся на русском кладбище в семейном склепе Фальц-Фейнов – Епанчиных.

Стенд 2

В 1932 году Эдуард, который с увлечением занимался спортом, выиграл студенческую велогонку, став чемпионом Парижа. После этого его пригласили в самую популярную спортивную газету в Европе «L`Auto» и Фальц-Фейн в 23 года стал спортивным репортером Германии. У его был свой офис в центре Берлина, визитная карточка и полная свобода. Работа в «L`Auto» стала для него пропуском в мир большой международный спорт и большую жизнь.

В том же 1936 году он создал в Лихтенштейне Олимпийский комитет, также собрал олимпийскую сборную страны для участия в Зимней Олимпиаде 1936 года. Кстати, он и сам принял участие в той Олимпиаде, войдя в команду по бобслею и его результат оказался 18-м.

В годы в Второй мировой войны спортивный репортер оставил свое занятие – в Европе было не до спорта. Так, барон решил заниматься туризмом, открыв в Вадуце магазин сувениров. Очень скоро его сувенирная лавка стала очень популярной – там останавливались все туристические автобусы.

В 1951 году и позже, с 1953 года по 1973 год, барон Фальц-Фейн возглавлял Ассоциацию велосипедного спорта Лихтенштейна.

Победа Эдуарда Фальц-Фейна в качестве тренера. Его «француз» выиграл первый этап гонок в Берлине. 1938
Корреспондент французской спортивной газеты «L’Auto» Эдуард Фальц-Фейн в кабинете журналиста на Олимпиаде 1936 года в Берлине
1936
Удостоверение журналиста французской спортивной газеты «L’Auto», специальным корреспондентом которой в Берлине Эдуард Фальц-Фейн был с 1934 по 1939 год.
Эдуарда Фальц-Фейн выиграл горные гонки 1950 года в категории «Мерседес»
Тысячу километров из Монте-Карло в Лугано Эдуард Фальц-Фейн преодолел на велосипеде. Это была сенсация! Попал на первые страницы газет. 1941
Участник велогонки в Париже барон Фальц-Фейн с князем Хансом Лихтенштейнским
Олимпиада 1952 года в Хельсинки. Молодые президенты Олимпийских комитетов стран Лихтенштейна и Монако приветствуют «стариков»: президента Международного Олимпийского комитета Эдстрема (Швейцария) и президента Финляндии Паасиви
В ресторане «Maxim’s» ежегодно 13 декабря собирались члены Спортивного клуба. Основателем которого был барон Эдуард Фальц-Фейн. Во главе столе владелец «Maxim’s» и близкий друг барона Луи Водабль.
Победа Эдуарда Фальц-Фейна в качестве тренера. Его «француз» выиграл первый этап гонок в Берлине. 1938
Корреспондент французской спортивной газеты «L’Auto» Эдуард Фальц-Фейн в кабинете журналиста на Олимпиаде 1936 года в Берлине
1936
Удостоверение журналиста французской спортивной газеты «L’Auto», специальным корреспондентом которой в Берлине Эдуард Фальц-Фейн был с 1934 по 1939 год.
Эдуарда Фальц-Фейн выиграл горные гонки 1950 года в категории «Мерседес»
Тысячу километров из Монте-Карло в Лугано Эдуард Фальц-Фейн преодолел на велосипеде. Это была сенсация! Попал на первые страницы газет. 1941
Участник велогонки в Париже барон Фальц-Фейн с князем Хансом Лихтенштейнским
Олимпиада 1952 года в Хельсинки. Молодые президенты Олимпийских комитетов стран Лихтенштейна и Монако приветствуют «стариков»: президента Международного Олимпийского комитета Эдстрема (Швейцария) и президента Финляндии Паасиви
В ресторане «Maxim’s» ежегодно 13 декабря собирались члены Спортивного клуба. Основателем которого был барон Эдуард Фальц-Фейн. Во главе столе владелец «Maxim’s» и близкий друг барона Луи Водабль.

Фальц-Фейн был знаменосцем сборной Лихтенштейна на зимних Олимпийских играх 1956 года в Кортина-д’Ампеццо и на летних Играх 1972 года в Мюнхене.

Эдуарду Фальц-Фейну удалось поднять спортивный престиж маленькой страны, благодаря открытой им кампании по приглашению в Лихтенштейн перспективных спортсменов из числа судетских немцев. В 1980 году на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде «самая маленькая страна» получила золотые медали в горнолыжном спорте, завоеванные получившими лихтенштейнское гражданство судетскими немцами Ханни и Андреасом Венцелями.

Барон сумел способствовать тому, что Олимпийские игры 1980 года проводились в Москве, а впервые в Россию его впустили, когда Фальц-Фейну было уже около 70 лет.

Стенд 3-4. Меценатство. Дары барона Фальц-Фейна России

Крупнейший коллекционер произведений искусства и редкий по щедрости меценат барон Фальц-Фейн относится к той категории благотворителей, которые главной целью и смыслом своей жизни ставили выявление русских культурных ценностей и всемерное содействие их возвращению на Родину.

Дары от барона стали поступать в Россию регулярно с возникновением Советского фонда культуры, который имел в годы перестройки исключительный авторитет.

Вклад барона в российскую культуру поистине бесценен. Эдуард Александрович известен тем, что многие годы по всему миру собирал произведения искусства, предметы русской культуры, вывезенные из России во времена Октябрьской революции и Гражданской войны, в ранний советский период. Он скупал их на аукционах и у частных владельцев, а затем возвращал на родину, дарил российским музеям.

С первых же посещений Родины (начиная с 1980 года) Эдуард Александрович прослыл щедрым дарителем. Изначальным его даром был походный сундучок XVIII века, на крышке которого серебряная пластина с надписью: «Личная собственность Императора Александра II». Барон пояснял: «Он хранился в нашей семье с тех самых пор, как царь был у нас в Преображенке – это самая драгоценная наша семейная реликвия. Папа повсюду, когда путешествовал, брал его с собой, так он оказался с нами за границей».

Затем была уникальная библиотека, собранная в начале ХХ века Сергеем Дягилевым, приобретенная и преумноженная затем Сергеем Лифарем. В 1975 году на аукционе "Sotheby`s" в Монте-Карло барон познакомился с Ильей Самойловичем Зильберштейном, которого библиотека имени Ленина послала на аукцион купить уникальное русское издание XVIII века о море из коллекции Дягилева-Лифаря. Зильберштейн опоздал, торги были закончены, но книгу купил барон. Эдуард Александрович с большой радостью подарил книгу Зильберштейну для библиотеки. Так, случай приблизил барона к России, а Илья Самойлович стал его другом. Зильберштейн первым в советской России стал с уважением писать о русской эмиграции в "Огоньке" и "Литературной газете": о Лифаре, о Фальц-Фейне и его коллекции, о коллекции собирателя князя Никиты Дмитриевича Лобанова-Ростовского. Только благодаря Илье Самойловичу были опубликованы мемуары Александра Бенуа и Константина Коровина, ставшие бестселлерами. Библиотека Дягилева-Лифаря (вернее, только её часть, состоящая из сотни книг) стала первым крупным даром барона Фальц-Фейна.

В нью-йоркских антикварных лавках он обнаружил портрет одного из главных фаворитов императрицы Екатерины Второй – князя Потемкина, кисти Левицкого, который помещен теперь подле портрета императрицы в Воронцовском дворце в Крыму. «Матушке Екатерине, наверное, теперь повеселее в обществе друга сердечного», – шутит барон. В начале 90-х годов прошлого века он был одним из тех, кто стоял у истоков создания Международного комитета по возвращению культурных ценностей в Россию. Самым значительным делом барон считает возвращение в Россию знаменитого архива Н.А. Соколова – следователя по делу об убийстве последнего русского царя Николая Второго и его семьи. Передача архива российской стороне стоила Эдуарду Фальц-Фейну огромного труда. Большую роль сыграл Эдуард Александрович в перезахоронении Романовых в Петропавловском соборе в 1998 году.

Эдуард Александрович решил восстановить память о Фальц-Фейнах на юге, а об имени своего деда генерала Епанчина – в Петербурге. С тех пор барон "почти не покидал" России. «Курировал» Суворовское училище в Петербурге (расположенного в здании бывшего Пажеского корпуса), возвращал на Родину, казалось безвозвратно утерянные, богатства, на Украине помогал Аскании-Нова.

Дар барона Фальц-Фейна – портрет князя Потемкина кисти Левицкого
Эдуард Фальц-Фейн с Никитой Михалковым
Эдуард Фальц-Фейн и Серж Лифарь
Эдуард Фальц-Фейн, Владимир  Енишерлов и Ирина Антонова
Эдуард Фальц-Фейн за работой на своей вилле «Аскания Нова», княжество Лихтенштейн
Первым крупным даром барона были книги из библиотеки Дягилева-Лифаря
Владимир Путин награждает орденом Почета Эдуарда Фальц-Фейна
Эдуард Фальц-Фейн с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II
Мемориальная доска, установленная в память об А.В.Суворове по дизайну и на средства барона Фальц-Фейна
Дар барона Фальц-Фейна – портрет князя Потемкина кисти Левицкого
Эдуард Фальц-Фейн с Никитой Михалковым
Эдуард Фальц-Фейн и Серж Лифарь
Эдуард Фальц-Фейн, Владимир  Енишерлов и Ирина Антонова
Эдуард Фальц-Фейн за работой на своей вилле «Аскания Нова», княжество Лихтенштейн
Первым крупным даром барона были книги из библиотеки Дягилева-Лифаря
Владимир Путин награждает орденом Почета Эдуарда Фальц-Фейна
Эдуард Фальц-Фейн с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II
Мемориальная доска, установленная в память об А.В.Суворове по дизайну и на средства барона Фальц-Фейна

Много сил и средств потратил барон на поиски Янтарной комнаты, "восьмого чуда света" из Екатерининского дворца Царского Села, будучи членом международной группы поиска. Несколько десятилетий русский аристократ вместе с такими видными представителями мировой литературы, как Жорж Сименон, Джеймс Олдридж и российским писателем Юлианом Семеновым входил в международный комитет по розыску знаменитой Янтарной комнаты. Но, увы, все усилия оказались тщетны. Фальц-Фейн пришел к выводу, что она погибла в пожаре Кенигсберга. Янтарная комната не была найдена, и барон увлекся идеей ее восстановления, так как не любит не оконченных дел. И никто не знает, сколько раз останавливались работы по ее восстановлению: реставраторам не платили заработную плату, не хватало качественного янтаря, не было шлифовальных станков... Каждый раз, тогдашний директор музея "Царское Село" Иван Петрович Саутов просил горячо любимого им барона вмешаться. И Эдуард Александрович вмешивался. Присылал из Швейцарии шлифовальные станки, какие-то особые сверла, писал письма куда надо, давал интервью журналистам... По его ходатайству Германия вернула в Царское Село уникальные раритеты, единственное, что удалось найти от легендарной янтарной комнаты – комод красного дерева и одну из четырех флорентийских мозаик.

Благодаря усилиям барона было получено разрешение потомков Федора Шаляпина на перезахоронение праха великого русского певца на Новодевичьем кладбище в Москве. Идея вернуть на родину прах Шаляпина возникла у Фальц-Фейна совместно с его другом Юлианом Семеновым. Вместе они решили создать Международный комитет по возвращению русских сокровищ на родину – это общее дело надолго связало их вместе. После смерти своего близкого друга Федора Федоровича Шаляпина, барон выкупил фамильные реликвии Шаляпиных, которые остались в Риме, и подарил их Музею Шаляпина в Петербурге.

До конца своей жизни Шаляпин оставался русским гражданином – он не принял иностранного подданства, мечтал быть похороненным на родине. Прах вевца был перевезен в Москву и 29 октября 1984 года захоронен на Новодевичьем кладюище.

Еще один крупный дар барона – чудный ковер, подаренный персидским шахом императору Hиколаю II в честь 300-летия царствования дома Романовых: на нем были изображены все члены царской семьи.

Он широко пропагандирует русскую культуру на Западе. Благодаря барону Фальц-Фейну в 1990-х годах за границей возникли сразу два русских музея. В 1994 году он открывает Музей Суворова в Швейцарском городке Гларусе, в котором и через двести лет помнят о походе великого русского полководца. В сентябре 1995 появился музей Екатерины II в ее родном городе Цербсте в Германии.

Имя барона Фальц-Фейна сегодня хорошо известно у себя на родине. Создав фонд «За честное отношение к русскому искусству на Западе», он продолжает активное служение во благо России. Именно деятельность последних десятилетий снискала ему заслуженное признание. Сегодня количество даров зашло далеко за сотню. Указом Президента России Владимира Путина в 2002 году Эдуард фон Фальц-Фейн был награжден орденом Почета за большой вклад в сохранение и пропаганду русской культуры за рубежом и меценатскую деятельность. Он искренне гордится этим орденом. Еще одна отечественная награда — орден Святого Сергия Радонежского — высшая награда Русской православной церкви, была вручена барону в декабре 2002 года патриархом Московским и всея Руси Алексием II за вклад в сохранение национального культурного наследия России. Он принимал участие в строительстве храма Христа Спасителя в Москве, с его помощью восстановлена Мальтийская капелла Пажеского корпуса и создана корпусная церковь в Суворовском училище в Санкт-Петербурге.

Стенд 5

В 1828 году Николай I продал немецкому герцогу Фердинанду Фридриху Ангальт-Кётенскому, представителю немецкой княжеской династии Асканиев, землю современного заповедника для создания овцеводческой колонии. Землевладелец назвал местность «Аскания-Нова» по имени своего родового имения. Однако, после кончины герцога хозяйство пришло в упадок.

В 1856 году разоренные земли – около 50 тысяч гектаров – были куплены и превращены в образцовое хозяйство сыном эмигрировавшего из Германии в Россию при Екатерине Великой и ставшего колонистом в степях Таврической губернии Иоганна-Георга Фейна. Позже, породнившись с такими же колонистами Фальцами (первоначально писалась Пфальц), семья получила от Александра II в награду за помощь русским войскам в Крымской войне право на двойную фамилию – Фальц-Фейн. Таким образом, Аскания-Нова стала прародиной Фальц-Фейнов в России.

Основателем всемирно известного заповедника Аскания-Нова стал Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн, дядя Эдуарда Александровича Фальц-Фейна. Он родился в семье российских немцев — Эдуарда Ивановича и Софьи Богдановны Фальц-Фейнов и был старшим из семи братьев и сестер. Любовь к природе юному Фридриху привил гувернёр-француз Кондарс. В возрасте 11 лет, в награду за отлично сданные экзамены в Херсонской гимназии, Фридрих получил от отца разрешение на устройство первого вольера. Здесь, вблизи хозяйской усадьбы, Фридрих огородил восемь десятин земли, где содержал несколько степных животных. В 1882 году Фальц-Фейн поступил в Дерптский университет и в течение курса обучения за время каникул посещал крупнейшие ботанические сады и зоопарки мира. Закончив университет в 1889 году, Фридрих организовал целенаправленную охрану участка целины в районе урочища Кроли. Однако этот участок оказывается не слишком подходящим, так как по нему раньше проходил чумацкий шлях, — и тогда, по совету ботаника Ивана Конрадовича Пачоского, Фальц-Фейн закладывает в 1898 году новые заповедные участки в 500 и 120 десятин. В 1897 году он создает зоопарк и ботанический сад, в 1898 году — заказник («Естественный музей»). Под его руководством прорыты скважины на глубину 70 метров, из которых ежедневно для поливов, при помощи мощного насоса, выкачивалось до 300 тысяч ведер воды. После смерти отца, Фридрих выгнал чересчур хозяйственного управляющего имением Подобу, порицавшего убыточные природоохранные мероприятия молодого наследника и его «бесполезные» биологические исследования. Практически всю прибыль от продажи овец и шерсти (20–40 тысяч рублей в год) Фальц-Фейн теперь тратил на развитие заповедника, на исследования, экспедиции в Африку, в пустыню Гоби, в Южную Америку, где доставал уникальных животных, акклиматизировал их и спасал от вымирания.

Фридрих Фальц-Фейн (1863-1920) – ученый, создатель заповедника «Аскания-Нова», портрет написан профессором Унгевиттором, 1914 г.
Триумфальная арка перед въездом в Асканию-Нова, воздвигнутая в честь приезда Николая II, 1914г.
Николай II с Фридрихом Фальц-Фейном (справа от царя) осматривают Асканию-Нова,1914 г.
Эди верхом на олене, поддерживаемый офицером охраны Бертельсом. Аскания-Нова, 1916 г.
Могила Фридриха Фальц-Фейна (1863-1920) на кладбище Двенадцати апостолов в Берлине
Памятник основателю Аскания-Нова, Фридриху Фальц-Фейну
Фридрих Фальц-Фейн (1863-1920) – ученый, создатель заповедника «Аскания-Нова», портрет написан профессором Унгевиттором, 1914 г.
Триумфальная арка перед въездом в Асканию-Нова, воздвигнутая в честь приезда Николая II, 1914г.
Николай II с Фридрихом Фальц-Фейном (справа от царя) осматривают Асканию-Нова,1914 г.
Эди верхом на олене, поддерживаемый офицером охраны Бертельсом. Аскания-Нова, 1916 г.
Могила Фридриха Фальц-Фейна (1863-1920) на кладбище Двенадцати апостолов в Берлине
Памятник основателю Аскания-Нова, Фридриху Фальц-Фейну

В 1899 году, при помощи путешественника генерала Петра Кузьмича Козлова, Фальц-Фейн, после нескольких неудачных попыток, наконец, добывает в Монголии лошадей Пржевальского. Император Николай II дарит Фридриху своего жеребца — и вскоре в Аскании впервые в мире дают приплод дикие лошади.

В апреле 1914 года Николай II совершил специальную поездку из Ливадийского дворца в Крыму для осмотра заповедника. Он впервые нарушил дворцовый этикет, запрещающий императору останавливаться у частных лиц в их собственном доме, и воспользовался гостеприимством Фридриха Эдуардовича. В зоопарке на Николая напал петух. Фальц-Фейн обещал посадить его в клетку. «Не надо, — заступился царь — это мой единственный враг, который нападает в открытую». Вскоре император присвоил Фальц-Фейну звание потомственного дворянина. Позже Николай II писал своей матери об Аскании: «Там живут разные олени, козы, антилопы, гну, кенгуру и страусы круглый год под открытым небом на открытом воздухе и тоже вместе. Удивительное впечатление, точно картина из Библии, как будто звери вышли из Ноева ковчега».

Позже Фридрих Эдуардович провел в Асканию водопровод, телеграф, телефон, электрическое освещение, построил почту, больницу, собрал большую библиотеку.

Когда в разгар революционных восстаний в декабре 1905 года, крестьяне разорили имения Фальц-Фейнов Хорлы, Преображенку, Максимовку, Дофино, Даровку, — херсонский губернатор направил на помощь солдат и казаков, которые спасли Асканию от разорения. После этого Фридрих Эдуардович начинает задумывается о необходимости государственной охраны и национализации заповедника. Временным правительством Российской империи — для охраны уникального памятника природы в период революционных событий — в Асканию был направлен комиссаром ботаник Иосиф Конрадович Пачоский, а в декабре 1917 года — путешественник, генерал П. К. Козлов.

В начале 1917 года Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн покидает Асканию, а ещё через год уезжает в Германию, тяжело переживая разлуку со своим заповедником. Он скончался 2 августа 1920 года в немецком санатории Бад-Киссинген и был похоронен на кладбище Двенадцати апостолов в Берлине. На могильном камне, украшенном изображениями двух степных орлов, высечена надпись: «Здесь покоится знаменитый создатель „Аскании-Нова“».

Сейчас Аскания-Нова это биосферный заповедник, объединяющий в себе естественные степи Херсонщины и созданные человеком парковые насаждения, где обитает более тысячи аборигенных животных и представителей фауны со всех уголков нашей планеты. Не менее ярок и растительный мир заповедника – кроме местных видов здесь можно увидеть растения практически со всего мира. Аскания-Нова – это культурное место зоологов всего мира, заповедник созданный трудами предков Эдуарда Александровича Фальц-Фейна, зоопарк без клеток и вольеров, выдающаяся лаборатория акклиматизации диких животных из разных уголков мира. Побывав на этой легендарной земле, Эдуард Александрович захотел восстановить память о своих близких, напомнить об их замечательных свершениях. Он помог устроить в Аскания-Нова музей, отдал туда много семейных документов и памятных вещей, установил на доме, где жил его дядя Фридрих, мемориальную доску.