130 лет со дня рождения Б.А.Евреинова

3 декабря 2018 года — 130 лет со дня рождения Бориса Алексеевича Евреинова (03.12.(21.11).1888, с. Борщень Суджанского уезда Курской губернии, Россия – 29.10.1933, Прага, Чехословакия), политического и общественного деятеля, историка, юриста, журналиста, педагога, поэта, прозаика. По отцу — из древнего дворянского рода Евреиновых, по матери — из Сабашниковых, знатной купеческой семьи Забайкальского края. Детство прошло в имении отца, воспитанием мальчика занималась мать, Антонина Васильевна, старшая сестра книгоиздателей М.В. и С.В.Сабашниковых, замечательная пианистка, ученица Н.Рубинштейна. Именно она оказала влияние на литературное и музыкальное развитие сына.

В 1907 году Борис Алексеевич окончил 3-ю классическую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. С 1911–1912 годов служил вольноопределяющимся в лейб-гвардии кирасирском Его Величества полку, был произведен в прапорщики и уволен в запас армейской кавалерии. Весной 1913 года Евреинов окончил университет, получив диплом I степени, и был оставлен на кафедре русской истории для подготовки к профессорскому званию, однако жизненные планы изменил и стал мировым судьей 4-го участка Льговского судебно-мирового округа. Как вспоминал его сын, Алексей Евреинов, автор книги «Между двумя эмиграциями»: «Отец служил по гражданской части, он был мировой судья, так же, как был его отец в свое время… Он вступил в кадетскую партию еще в России, в период Временного правительства». Должность мирового судьи Борис Алексеевич занимал до начала Февральской революции. Период его жизни до 1917 года станет впоследствии основной темой его лирических воспоминаний, стихов.

Летом 1918 года он переехал на Украину, где несколько месяцев служил секретарем ученого комитета при Министерстве исповеданий в Киеве. В 1919 году вступил в Добровольческую армию корнетом 17-го гусарского Черниговского полка, 7 февраля 1920 года в бою за Ростов-на-Дону погиб конь Евреинова, а сам он был тяжело ранен и эвакуирован в Салоники (Греция) на пароходе «Новгород» вместе с другими солдатами, покидавшими родину, «облитую кровью, затоптанную, униженную».

В очерке «Последние судороги деникинского фронта» он описал конец своей службы в Белой армии, и не раз возвращался в своем творчестве к теме прощания с родной землей: «В тишине затрепетал чистый ликующий голос жаворонка, другой, третий, и все небо запело приветную песнь вздрогнувшим полям и красному солнцу. Человек снял шапку и долго стоял, слушая, вдыхая, вспоминая. Кончилась одна жизнь, начинается другая. Но… все будет по-иному… другие места, другие мысли, другая вера… И прошлое будет казаться сказочным садом за высокой недоступной стеной».

Покинув Грецию в конце 1920 года, переехал через Югославию в Польшу, где с декабря 1920 года до февраля 1921 года состоял начальником канцелярии управления интернированных русских войск. Затем был председателем культурно-просветительной комиссии и управляющим делами Русского комитета в Варшаве, а затем — управляющим делами и членом правления Русского попечительского комитета в Польше. Писал стихи, часто бывал на собраниях знаменитой варшавской «Таверны поэтов». В 1921 году после долгой разлуки соединился с семьей.

С весны 1923 года Евреинов жил в Праге; готовясь к профессорскому званию, получал стипендию чешского правительства. В ноябре 1923 года избирается товарищем председателя Пражской демократической группы партии народной свободы и 25–26 декабря 1924 года участвует в учредительном съезде Республиканско-демократического союза (РДС). По словам сына, в 1927 году Борис Алексеевич успешно выдержал магистерские экзамены при Русской академической группе в Чехословакии, и по прочтении пробных лекций, получил в 1928 году звание приват-доцента по кафедре русской истории. Он занимался историческими исследованиями, выступал на V Съезде русских академических организаций в Софии в 1930 году, много работал, получая небольшое пособие в рамках угасающей «Русской акции».

Политическая активность Евреинова к этому времени практически прекратилась. Он избегал партийных пристрастий, служил русской культуре и науке. Как писатель и журналист состоял в Союзе русских писателей и журналистов в Чехословакии, сотрудничал с газетой «Россия и славянство», участвовал в альманахе «Шестеро» (Варшава, 1923). Свои стихи и рассказы публиковал в различных эмигрантских изданиях («Звено», «Руль»,  «Последние новости»,  «За свободу», «Вестник эмигранта», «Голос минувшего на чужой стороне», «Свобода» и другие). Евреинов являлся членом Славянского института в Праге с 1929 года, членом и секретарем Русской академической группы в Чехословакии, состоял в Совете и Ученой комиссии Русского заграничного исторического архива (РЗИА) при МИД Чехословакии. Входил в редакционный комитет пражского сборника, посвященного 70-летнему юбилею П.Н.Милюкова, составил библиографию печатных трудов Милюкова. Автор ряда работ и публикаций архивных документов о деятельности М.Бакунина, статей в изданиях «Записки Русского исторического общества в Праге»,  «Научные труды Русского народного университета в Праге»«Записки Русского научного института в Белграде» и другие. Был одним из основателей Русского исторического общества в Праге, его ученым секретарем.

Чехословакия стала первым европейским государством, начавшим регулярные антикоммунистические передачи на радио на русском языке для слушателей в СССР. А Евреинов был первым их диктором. У него был хороший голос и прекрасный слух. Он часто выступал с сольными концертами, пел в церковном хоре. Его пение любили в эмигрантской среде. Последним его общественным делом было открытие Музыкального общества в Праге в 1933 году: «Подал идею. Был очаг, было помещение, устраивались там вечера. Обожал Мусоргского. Он был очень такой современный в этом отношении. Когда Стравинский выступал, помню, он был совершенно в восторге от “Петрушки”. “Вот это музыка!”» (А.Б.Евреинов).

Скончался Борис Алексеевич Евреинов 29 октября 1933 года неожиданно для близких и друзей. Было ему всего 45 лет. Похоронен в Праге на Ольшанском кладбище.
Архивные материалы Евреинова хранятся в фондах бывшего Русского заграничного исторического архива в Москве. В 1997 году в Москве вышла его «Книга стихов».

Смотрю я в даль, в печальную пустыню
Моих больных и оскорбленных дней.
Я как паук сплетаю паутину
И словно вор — я не люблю огней.
Крадусь во тьме, то ощупью, то бегом,
И посох свой я потерял давно.
Судьба мой путь устлала белым снегом,
Дала мне пить жестокое вино.
Но я не пьян. Я лишь устал безумно
И не могу разжать замерзших рук.
Как хорошо — всю жизнь прожить бесшумно
И заплетать улыбку, как паук.

1922

В.Р.Зубова