45 лет со дня кончины Н.Н.Евсеева

6 февраля 2019 года — 45 лет со дня кончины Николая Николаевича Евсеева (01.08.1891, Борисоглебск Тамбовской губернии, Россия – 06.02.1974, Ганьи, близ Парижа, Франция), первопоходника, казачьего деятеля, поэта. Из старинного рода донских казаков Евсеевых, что участвовали в Отечественной войне 1812 года вместе с атаманом Войска Донского М.Платовым, а также в сражениях на Кавказской линии с горцами. Ладные и рослые, они имели склонность к художественному творчеству. Отец Николая по окончании Московского училища живописи, ваяния и зодчества в 1880 году работал учителем рисования и чистописания в Александровской прогимназии, затем в гимназии Борисоглебска.

Детство и юность Николай Евсеев провел в Воронежской и Тамбовской губернии, окончил гимназию в Борисоглебске с золотой медалью и юридический факультет Московского университета (1914). В Первую мировую обучался в петроградском Михайловском артиллерийском училище, был произведен в офицеры, служил в Донской батарее. В годы Гражданской войны воевал в рядах Белой армии, куда записался добровольцем в Новочеркасске на Барочной улице в 25 лет, участвовал в тяжелейшем Степном походе. 

Дом на Барочной, снега, сугробы, 

Счастье, молодость, Степной поход… 

А февраль снежит, поет… 

 После поражения Белого сопротивления Евсеев эмигрировал с офицерскими частями в Турцию, прошел Галлиполи и Балканы, нашел приют во Франции, обосновался с семьей под Парижем в 1923 году.

На первых порах он работал сапожником, а в 1924 году организовал сапожную мастерскую «Орел», исполнявшую заказы для «Русского балета» С.Дягилева, «Русской оперы», кинематографических постановок и других целей.

Писать стихи Евсеев начал в эмиграции в 1920-е годы. «В своей поэзии Николай Евсеев сохранил живую связь со своим родным краем и с казачеством. Наряду с Николаем Туроверовым он был известным казачьим поэтом и приобрел множество поклонников своего творчества, ценивших его за его умение говорить о родной земле и о казачестве так просто, искренне и подлинно. Вечера стихов Николая Евсеева, которые из года в год он устраивал в Париже, неизменно собирали переполненный зал и пользовались большим успехом» (Ю.Терапиано).

Евсеев был одним из основателей и участников Кружка казаков-литераторов (1937), выступал на его собраниях, публиковался в журнале «Станица» (1938–1940), был членом редакционной коллегии «Вестника Казачьего союза» (1948). Он входил в правление Казачьего союза (с 1950), состоял в редколлегии журнала «Казачий союз» (1950–1954), с 1953 года — исполнял обязанности его ответственного редактора. Николай Николаевич входил также в правление Донского войскового объединения в Париже (с 1954), часто исполнял в организациях обязанности казначея.

До Второй мировой войны и после нее поэт много печатался в различных зарубежных изданиях, особенно в газете «Русская мысль», где опубликовано около трехсот его стихотворений с начала выхода газеты.

В Париже вышли два сборника стихов Евсеева — «Дикое поле» (1963) и «Крылатый шум» (1965). «Все расходы по изданию этих книг были покрыты предварительной подпиской еще до сдачи рукописей в типографию», — вспоминал Евсеев. И это не случайно, ведь в Париже выходило больше всего казачьих изданий, сборников и журналов.

Поэзия Николая Евсеева высоко оценивалась критикой русского зарубежья. «Певучесть, доходчивость, порой неожиданно смелый и светлый образ — вот достоинства сборника, которые помогли Евсееву найти путь к сердцу самых широких читательских кругов, и казачьих, и русских», — писала газета «Новое русское слово» в рецензии на издание сборника «Дикое поле».

«Несмотря на большие испытания в прошлом, во время Гражданской войны, и тяжесть эмигрантской жизни, Евсеев сумел сохранить свежесть чувств молодости», — отмечала характерную черту творчества поэта газета «Русская мысль». «Популярность его бесспорна», — говорил о Н.Н.Евсееве его собрат по перу Н.Н.Туроверов. И добавлял, что Николай Николаевич Евсеев — «донской казак, хотя это он не подтвердил в своей автобиографии, ни в стихах “Содружество”, но “слава” его и “падения” нам не безразличны».

Лирик по складу своего дарования, поэт бережно хранил на чужбине верность своей далекой родине, которую воспел в стихах: Дону, его природе, его истории. 

Не сплю, не сплю и вижу 

Во сне, как наяву, 

Что я не под Парижем, 

Я на бахче живу. 

И что не май цветущий, 

Но август золотой 

Мой месяц самый лучший 

На полосе степной.

Критика обращала внимание на искренность, сдержанность и даже скромность поэтического чувства в его стихах наряду с напряженным чувством любви ко всему, о чем он пишет, причем пишет с тревогой за судьбу каждого человека, на чью долю выпало горчайшее испытание — хранить на чужбине верность своему прошлому: 

Родиться русским, им остаться, 

И это счастье уберечь, 

Когда бы, где бы ни скитаться — 

Таким, как деды, в землю лечь 

 В 1964 году Николай Николаевич был избран членом ревизионной комиссии Союза русских писателей и журналистов. Он продолжал неизменно участвовать в литературных вечерах и концертах Казачьего союза, Союза русских писателей и журналистов, Союза русских дворян, Союза борьбы за свободу России, в программах Дней казачьей скорби, как когда-то на собраниях соотечественников, в том числе на балу землячества «Донская пирамида». Евсеев был частым гостем в Русских домах в Ганьи и Кормей-ан-Паризи (под Парижем), а в Русской консерватории в Париже устраивал литературные утренники (1964–1972). Его стихи можно встретить на страницах многих журналов, таких как «Возрождение»«Грани»,  «Современник»«Новый журнал» и других изданий.

«С Николаем Евсеевым я познакомился лично, а не только по его стихам, после того, как он с женой переехал в “Русский дом” в Ганьи, немало уже лет тому назад… Пройдя большой жизненный путь, преодолев все трудности эмигрантской жизни, поэт и на склоне лет сумел сохранить горячее сердце, способность загораться при воспоминании о любимом прошлом и живо откликаться на все окружающее…. Пресловутая “парижская нота” с ее абстрактной метафизикой и постоянной мыслью о смерти не коснулась Евсеева» (Ю.Терапиано). См. публикации Н.Н.Евсеева в каталоге библиотеки Дома русского зарубежья им. А.Солженицына.

Счастье, счастье вернуться в родные,
В ненаглядные с детства края,
На просторы, когда-то степные,
Где так сладостно пахнет земля.
Пахнет пылью, полынью и мятой,
И таким материнским родным...
Позабуду я боль и утраты,
Снова стану опять молодым.
Никого — ни родных, ни знакомых,
Лишь один этот ветер степной,
Но я с ним, я на родине, дома...
Здесь окончу я путь мой земной.

В.Р.Зубова