85 лет со дня кончины А.С.Ященко

10 июня 2019 года — 85 лет со дня кончины Александра Семеновича Ященко (08.03(24.02).1877, Ставрополь, Россия – 10.06.1934, Берлин, Германия), правоведа, юриста, философа, библиографа, классика теории федерализма. Из семьи чиновника. Окончил с отличием ставропольскую классическую гимназию в 1895 году и поступил в Московский университет на математический факультет, через год он перевелся на юридический факультет, который окончил в 1900 году. Ященко всерьез интересовался литературой, писал заметки для различных изданий («Век», «Русское время»), был знаком с В.Я.Брюсовым, А.Н.Толстым, А.А.Блоком, Ф.К.Сологубом, Г.И.Чулковым. Как и они, он входил в кружок В.А.Морозовой, где прочел доклад о «Докторе Штокмане» Ибсена. По словам Чулкова, в начале 1902 года Ященко был привлечен (по недоразумению) по делу Московского студенческого исполнительного комитета и даже сослан на короткое время в Сибирь.

По окончании университета Александр Семенович был оставлен в университете по кафедре международного права для подготовки к профессорскому званию. В 1905 году он был командирован за границу на два года для завершения магистерской диссертации. Возвратившись в Россию, читал лекции в Московском университете (1907–1908). В декабре 1908 года защитил диссертацию на степень магистра международного права, в январе 1909 года избирается приват-доцентом, а в сентябре 1909 назначается экстраординарным профессором Юрьевского (Тартуского) университета по кафедре энциклопедии и философии права. Здесь, в Юрьеве, им была подготовлена докторская диссертация (защита состоялась 1 февраля 1913 года в Московском университете). В том же году Ященко переходит экстраординарным профессором в Петербургский университет.

Его карьера правоведа вполне сочеталась с его литературно-критической деятельностью — публикациями в популярных журналах и с близостью к модернистским художественным кругам. К.Эрберг вспоминал Александра Семеновича на маскарадах в доме Сологубов: «Друзья приходили кто в чем хотел, и вели себя как кто хотел. Помню артистку Яворскую (Барятинскую) в античном хитоне и расположившегося у ее ног Алексея Н.Толстого, облаченного в какое-то фантастическое одеяние из гардероба хозяйки; помню профессора Ященко в одежде древнего германца, со шкурой через плечо; Ремизова, как-то ухитрившегося сквозь задний разрез пиджака помахивать обезьяньим хвостом, помню и самого Сологуба без обычного pince-nez и сбрившего седую бороду и усы, чтобы не нарушать стиля древнеримского легионера, которого он изображал, и выглядеть моложе». Продолжается его дружба с Г.И.Чулковым (во время работы над романом «Сатана» поселившимся вместе с Ященко в квартире на Тучковой набережной в Петербурге), с А.Н.Толстым и другими литераторами.

В 1915 году в «Ученых записках Императорского Юрьевского университета» выходит часть большого библиографического труда Ященко, до сих пор незаменимого для специалистов — «Русская библиография по философии и религии с начала письменности и по наши дни», предполагавшегося к изданию в полном объеме в 1918 году в московском издательстве «Путь». Однако труд остался неизданным.

В 1917–1918 годах он стал ординарным профессором Пермского университета. Весной 1919 года, получив «научную командировку» от университета, прибыл в составе первой советской делегации в Берлин в качестве эксперта по международному праву. Возвращаться в Советскую Россию Ященко отказался, став, по словам М.В.Вишняка, одним из первых «невозвращенцев».

Берлинский период в его биографии можно назвать наиболее плодотворным и наиболее многогранным. Здесь и участие в политической группе В.Б.Станкевича «Мир и труд», сотрудничество с журналом «Жизнь», газетой «Голос России» и с выходившим с апреля 1923 года «Русским эмигрантом». Тогда же им была написана книга «Берлинские ночи. Размышления о русской революции» (не издана).

С лета 1921 года он принимал участие в жизни американского Христианского союза молодых людей (YMCA), организовавшем при своем берлинском отделении «Русские курсы заочного преподавания», стал их первым директором. Осенью 1922 года курсы начали выпускать журнал «Вестник самообразования», редактировал который в том числе и Александр Семенович. Одновременно он участвовал в различных проектах начинающего тогда издательства «YMCA-Press», в мероприятиях «Дома искусств» и клуба писателей, поддерживая дружеские отношения с представителями самых противоположных, нередко враждебных литературных и политических кругов.

Но, конечно же, наиболее памятной стороной его берлинской биографии стало основание в 1921 году и издание журнала «Русская книга», выходившего вначале при русском книжном магазине «Москва», а с 1922 года под названием «Новая русская книга» — в Издательстве И.П.Ладыжникова. В 1921–1923 годах Александр Семенович становится одной из авторитетных фигур русского литературного Берлина, а журнал «Русская книга» / «Новая русская книга» — ведущим среди справочных изданий не только для эмиграции, но и для литературных кругов Советской России, став одним из первых и наиболее полных источников информации о новостях русской литературы по обе стороны границы. Задача «объединения» литературы воспринималась современниками как беспрецедентная по культурному значению и смелости в условиях крайней политической и географической раздробленности нации.

Раздел «Судьба и работы русских писателей, ученых и журналистов за 1918–1920 гг.» и сейчас продолжает служить незаменимым источником сведений о судьбе, перемещениях, работе, замыслах и прославленных, и малоизвестных литераторов, исчезнувших впоследствии из анналов русской литературной жизни. За скупыми справками скрывались порой трагические новости (расстрелян или уцелел писатель, арестован ли, нищенствует ли, а, может быть, где-то за границей). А для современников этот раздел был в начале 1921 года более, чем справочным: он служил доказательством непрерывности культуры, ее существования в годы Гражданской войны и государственной смуты. Целью справочного раздела также было сохранение сведений о выходящей (или только анонсированной) книге и написанной (или давно существующей) рукописи как способе спасения их от забвения.

В четвертом номере своего журнала Александр Семенович писал: «Всякому, кто беспристрастно размышляет о наших русских делах, к какому бы политическому направлению он ни принадлежал, ясно одно, — и здесь нет двух разных мнений, это, кажется, единственное, в чем согласны все: какая бы власть ни утвердилась в России, останется ли нынешняя власть, видоизменится ли, “эволюционирует” ли она, придет ли другая на смену ей из недр революции, будет ли она опрокинута к[аким]-н[ибудь] оппозиционным движением (социалистическим, крестьянским, демократическим, монархическим или еще каким), независимо от характера этой власти ей придется работать над воссозданием и возрождением России… <...> Обедневши и обнищавши материально, русский народ — горьким опытом, тяжким путем исторического испытания — обогател духовно… <...> Новая Россия, какова бы она ни была, будет более просвещенной. И решающее значение в этом просвещении будет принадлежать, конечно, книге».

Закрылся журнал осенью 1923 года. Отказавшись от возвращения в Россию и не примкнув ни к какой общественной или литературной группе в эмиграции, Александр Семенович ушел из литературы. С осени 1924 года он поселился в Литве, где получил должность ординарного профессора юридического факультета Каунасского университета и заведовал кафедрой международного права. Здесь Ященко выпустил на литовском языке несколько работ по международному праву, в том числе капитальный труд «Курс международного права. Т. 1. Международное конституционное право». В начале 1930-х годов вернулся в Берлин.

Умер Александр Семенович Ященко 10 июня 1934 года в Берлине в возрасте 57 лет, хотя был, по словам Р.Гуля, «крепко сшитый, физически сильный… без всяких интеллигентских “вывихов”».

А.С.Ященко — автор многочисленных трудов по теории права и государства, в которых он постарался, развив отдельные положения философии «всеединства» В.С.Соловьева и, основываясь на них, создать собственную универсальную «синтетическую теорию права». По его мнению, лишь органическое единство индивидуального, частного и коллективного, общего служит основанием правильных теорий в сфере социального знания. Именно на этом нужно, по мнению Ященко, строить теорию федерализма. В федеративном государстве единая общефедеральная власть дуалистична по своей природе: ее осуществляют совместно центральная и местная власти. Сущность федерализма и состоит в их гармоническом равновесии, отмечал Александр Семенович, акцентировав внимание на том факте, что истинный, исторически прогрессивный федерализм должен опираться на территориальный, а не национальный принцип, так как последний губителен для федеративного государства.

В.Р.Зубова