Юбилейный научный семинар «Бунин и буниноведение: проблемы изучения творческого наследия писателя»

5 ноября 2013 года в московском Доме русского зарубежья им. А.Солженицына прошел Юбилейный научный семинар «Бунин и буниноведение: проблемы изучения творческого наследия писателя», посвященный памяти А.К.Бабореко и О.Н.Михайлова. В рамках семинара была представлена книга А.В.Бакунцева «И.А.Бунин в Прибалтике. Литературное турне 1938 года» (М.: Дом русского зарубежья им. А.Солженицына, 2012).

Я пришла к началу семинара и была приятно удивлена: на большом экране, в сопровождении романса И.И.Шварца на прославленные строки Бунина «И цветы, и шмели...» шла видеопрезентация, смонтированная из цветных фотографий С.М.Прокудина-Горского (1863–1940) и документальных кадров, относящихся к биографии писателя. Музыка и бунинские пейзажи сразу создали особую, торжественную атмосферу.

Семинар открыла заведующая отделом культуры российского зарубежья Татьяна Вячеславовна Марченко, напомнив о бунинских юбилеях и утратах минувшего года. Она перечислила важные даты из жизни Ивана Алексеевича Бунина — в 1923 году писатель поселился в Грассе, где были созданы почти все главные его сочинения в эмиграции, «Солнечный удар», «Митина любовь», «Жизнь Арсеньева», «Темные аллеи»; в 1933 году именно в этом городке его застала весть о присуждении ему, первому из русских писателей, Нобелевской премии по литературе; в 1953 году писатель скончался в Париже... «Важнейшие вехи жизни, — процитировала Т.Марченко Ивана Шмелева, — праздники — радости — скорби». В 2013 году исполнилось сто лет со дня рождения первого отечественного биографа Бунина, собирателя и публикатора его творчества Александра Кузьмича Бабореко (1913–1999). И в этом же году трагически погиб самый, быть может, известный и переиздаваемый буниновед, Олег Николаевич Михайлов (1931–2013). О том, как непросто складывалось буниноведение в послесталинскую эпоху, и о том, какие трудности сопровождали издания Бунина в эпоху недавних 1990-х годов, рассказал научный сотрудник ИМЛИ РАН Сергей Николаевич Морозов. Личное знакомство докладчика с «основоположниками» буниноведения, А.К.Бабореко и О.Н.Михайловым, внесло особую щемящую ноту в этот мемориальный рассказ. Почетным гостем семинара был Андрей Александрович Бабореко, один из сыновей исследователя.

Ценным и тоже основанным на личном воспоминании сообщением стало выступление сотрудницы Отдела рукописей РГБ Марины Николаевны Волковой. Она опровергла сложившееся после гибели О.Н.Михайлова представление, что в пожаре погибло все рукописное собрание писателя и литературоведа, его ценнейшая коллекция автографов. Часть архива все же уцелела. М.Н.Волкова рассказала историю своего знакомства с Олегом Николаевичем, инициированного В.В.Петелиным, и передачи части писем в Отдел рукописей. Трогательно и горько прозвучал рассказ о том, как Олег Николаевич никак не хотел расставаться с фотографией Бориса Зайцева, приговаривая, что тот для него, «как Николай Угодник»... За пять дней до трагедии О.Н.Михайлов связался с докладчицей по телефону, сообщил о готовности передать еще часть архива. Но она в это время была на больничном и могла встретиться с О.Н.Михайловым только после 9 мая. Встреча состоялась... но уже на Ваганькове. Все же Отдел рукописей сейчас располагает (и скоро откроет доступ к своей коллекции) следующими материалами: 20 писем Б.Зайцева 1959–1972 годов; 143 письма А.Сионского 1960–1975 годов; 25 писем Иоанна Сан-Францисского; 4 письма В.Н.Буниной-Муромцевой; 4 письма К.И.Чуковского; 139 писем В.И.Лихоносова; 49 писем Ю.Кутыриной; некоторые материалы самого О.Н.Михайлова и другие документы и фотографии.

После мемориальной части прозвучал блок докладов, связанных с архивными разысканиями буниноведов. Возвратившись к «юбилейной» теме семинара, С.Н.Морозов на основе архивных документов, прежде всего эпистолярных, и русской дореволюционной периодики восстановил один из важных эпизодов в жизни Ивана Бунина — празднование 25-летия его литературной деятельности в 1912 году. Антон Владимирович Бакунцев (ДРЗ и МГУ) выступил с докладом об отношениях двух корифеев эмиграции — писателя И.А.Бунина и политика, главного редактора «Последних новостей» П.Н.Милюкова: «Тут двух мнений быть не может...» Сложные, порой доходящие едва ли не до разрыва, порой смягчающиеся до дружеского участия отношения были проиллюстрированы эпистолярием, отложившимся в архивах героев доклада: не двусторонняя переписка, а всего несколько писем разных лет. М.Н.Волкова сделала еще один доклад, обстоятельно и любовно охарактеризовав фонд 421 в ОР РГБ («И.А.Бунин»). Среди многих замечательных фактов, прозвучавших в этом докладе, назовем сообщение о недавнем приобретении — машинописного экземпляра «Темных аллей» (1940-х годов) с большой авторской правкой. У РГБ не хватило денег купить этот раритет; выручил Газпром. Завершил «архивный» сюжет семинара Олег Анатольевич Коростелев, заведующий отделом литературы и печатного дела российского зарубежья, ставший главным редактором нового тома Литнаследства, посвященного Бунину. Проект, запущенный в ИМЛИ и поддержанный грантом РГНФ, грандиозен: О.Коростелев называл цифры, рядом с которыми мерещились целые бунинские институты (авторский коллектив, впрочем, небольшой): переписка, отложившаяся в архиве Бунина в Лидсе (Великобритания), поражает размерами и должна при публикации отлиться в 15 листов, в 20... дойти до тысячи страниц текста и комментария к нему. Эта работа требует тщательной текстологической подготовки и скрупулезного комментирования; но дневники писателя и тем более его жены вообще требуют многих томов — Вера Николаевна исписала многие и многие тетради. Обещаны и материалы, связанные с художественным творчеством писателя, и его яркие маргиналии.

Затем прозвучали доклады о поэтике бунинской поэзии и бунинской прозы, произнесенные гостьями семинара из Сибирского отделения РАН (Новосибирск). Елена Юрьевна Куликова проделала виртуозный анализ поэтических текстов, связанных с модой на дальневосточный ориентализм, сначала пришедший в европейскую литературу, а затем и в русскую. «Экзотика, даже эротика: тропика!» — так ярко, словами А.Белого был озаглавлен доклад, в котором было с большим мастерством разобрано два обращения к «малайским пантунам» Леконта де Лиля русских поэтов — точный в формальном отношении перевод Н.С.Гумилева и свободное переложение И.А.Бунина. Елена Владимировна Капинос, занимающаяся интерпретацией бунинского прозаического текста, выбрала для своего выступления рассказ «Аглая» и предложила изысканную, пронизанную мотивами и образами иных сочинений Бунина, трактовку неразрывного бунинского единства — весны и тлена, жизни и смерти. Экранным переложениям Бунина, точнее, киновоплощению нескольких новелл из цикла «Темные аллеи» (в разных версиях — три Натали и три Сони, три Руси, две Тани, две героини «Холодной осени» и две рассказа «В Париже...) посвятила свой обзор Т.В.Марченко. Пересмотрев десяток киноверсий Бунина, она обнаружила, что режиссеры неизменно сохраняют бунинские диалоги и немилосердно меняют «картинку», вместо бунинского словесно воссозданного видеоряда предлагая свое «видение», часто катастрофически искажающее глубокий поэтический смысл первоисточника. Кроме того, кинематограф пока оказывается гораздо целомудреннее текста: упреки Бунину в эротизме никак не предъявишь отечественному кино «по мотивам» Бунина — на эротику в нем нет и намека!

Особо следует отметить музыкальную часть семинара. Елена Владимировна Кривцова, сотрудник отдела культуры, провела интереснейшую работу, чтобы сделать доклад «"Найти изначальный звук...": Слово Ивана Бунина в русской музыке». Сначала докладчица проиллюстрировала музыкой и раритетными фото «музыкальные фрагменты» в сочинениях И.А.Бунина: упоминаемые им арии из опер и романсы ожили и зазвучали теми голосами из собрания фонотеки Музея музыкальной культуры им. М.И.Глинки, которые мог слышать некогда автор «Митиной любви». Е.В.Кривцова исправила некоторые досадные неточности в комментариях к текстам Бунина, касающиеся музыки, предложила свою версию того, какая певица могла стать прототипом героини рассказа «Благосклонное участие», а затем проследила, как в течение века произведения писателя — и отнюдь не только стихи! — были переложены отечественными композиторами на музыку. На семинаре прозвучала и живая музыка, внеся дух подлинного искусства в строгую атмосферу научного заседания. Две прелестные юные девушки, сопрано Анастасия Погорелова (РАМ им. Гнесиных) и аккомпанировавшая ей на фортепиано Анна Половникова исполнили несколько номеров, в том числе — из вокального цикла Т.Н.Хренникова (тоже ельчанина, как и Бунин) на стихи его земляка. В аккомпанементе к романсу на стихотворение «Петух на церковном кресте» нельзя было не услышать зловещих петушиных выкриков.

Но не случайно на семинаре рефреном звучала мысль о том, что у Бунина смерть, тлен, уход и печаль всегда идут рука об руку со светлыми чувствами. Семинар завершился отнюдь не на мрачной, а на творческой ноте. А.В.Бакунцев представил свою монографию «И.А.Бунин в Прибалтике» и кратко рассказал об истории работы над книгой, не забыв поблагодарить всех, кто ему помогал на разных этапах ее подготовки к печати, о представленных в ней фото- и архивных материалах, многие из которых были опубликованы впервые. Книга содержит уникальный материал о людях, с которыми встречался Бунин в Прибалтике, с кем после своей поездки вел переписку. Еще одно достоинство книги — она легко читается, как будто написана на одном дыхании. Читатель сможет узнать ответ на вопрос, действительно ли Бунина-гастролера «овеяла неповторимая атмосфера поклонения и любви», как об этом писали газеты (особенно русские). Свидетельства, факты и документы, собранные и тщательно проанализированные автором, расставляют все точки над «i» в этом вопросе.

Е.В.Капинос и Е.Ю.Куликова представили свою совместную монографию «Лирические сюжеты в стихах и прозе ХХ века» (Новосибирск: Институт филологии СО РАН, 2006), а Е.В.Капинос — свою последнюю книгу «Малые формы поэзии и прозы (Бунин и другие)» (Новосибирск: ООО «Открытый квадрат», 2012).

Ирина Логвинова