В условиях распространения COVID-19 возможно приобретение ТОЛЬКО ЭЛЕКТРОННЫХ билетов.

Уважаемые посетители! Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с приказом № 615/ОД руководителя Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского от 15 октября 2020 г. возможно приобретение только электронных билетов. При приобретении электронного билета на нашем сайте Вы даете согласие ГБУК г. Москвы «Дом русского зарубежья им. А. Солженицына» на передачу в обработку органам исполнительной власти города Москвы и подведомственным им организациям, участвующим в обеспечении соблюдения режима повышенной готовности, Ваших персональных данных с целью контроля соответствия возможности выполнения Вами ограничений, введенных указом Мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ и связанных с режимом повышенной готовности в условиях распространения COVID-19, в том числе в/до момента посещения Вами соответствующего мероприятия (использования билета).

105 лет со дня рождения С.С.Максимова

14 июля 2021 года — 105 лет со дня рождения Сергея Сергеевича Максимова (14(01).07.1916, Чернопенье Костромской губернии, Российская империя – 13.03.1967, Лос-Анджелес, США), прозаика, драматурга, поэта. Отец, Сергей Николаевич, сельский учитель, был уроженцем села Ульянова Зубцовского уезда Тверской губернии, мать, Александра Ивановна, урожденная Широкова, — родом из Чернопенья. Дед Максимова по матери, Иван Васильевич Широков, в молодости бурлачил, был лоцманом; жил он с размахом и имел на берегу Волги большой дом. Поэтому неудивительно, что Волга и родина означали для мальчика одно и тоже понятие. В 1923 году родители Сергея переехали в Москву, поселились в Кропоткинском переулке.

Будучи еще подростком, Сергей пробовал сочинять. Весной 1931 года в детском журнале «Мурзилка» был впервые напечатан рассказ «Бакен» — летние детские впечатления от семейных поездок в родное Чернопенье. В последующие несколько лет юный автор печатал в журналах «Смена», «Огонек» и «Еж» стихи, заметки и коротенькие рассказы. После окончания средней школы путь был в Литературный институт имени Максима Горького, куда он поступил в 1934 году, — это один вариант биографии писателя. А вот и другой: Сергей имел способность к рисованию и в 1934 году поступил в Текстильный институт на художественное отделение.

Учеба продолжалась всего два года. А дальше оба варианта сходятся на трагическом эпизоде из его жизни. Весной 1936 года, вместе с группой студентов, он был арестован в Москве органами НКВД и обвинен в антисоветской деятельности. Отбывал наказание на европейском севере, в Республике Коми, где протекают реки Ухта и Печора, кочуя из лагеря в лагерь по заведенному тогда порядку. В лагерях он привлекался к «культурно-массовой работе», выпускал газету, участвовал в концертных бригадах и театральных постановках.

В начале 1941 года он вышел на свободу по ходатайству Николая Вирты, обратившегося к Сталину (Вирта тогда был очень известным драматургом), правда, без права проживания в Москве. Некоторое время Сергей находился в Калуге. Свою жизнь в этом городе он подробно описал в рассказе «Прокаженный», вошедшем в нью-йоркский сборник «Тайга». Перед приходом в Калугу немцев Сергей заболел воспалением легких и семнадцать дней в тяжелом состоянии прятался в подвале. После выздоровления ему ничего не оставалось, как уходить с уже оккупированной территории, иначе грозил арест.

Только в мае 1942 года он попал в Смоленск, где смог писать, устроившись корректором в газету «Новый путь» (первоначально «Смоленский вестник»), основанную немцами. В Смоленске под псевдонимом «Сергей Широков» вышли отдельным изданием несколько произведений писателя, в частности, повесть «В сумерках». Работать в газете оказалось опасно. По чьему-то доносу все работники редакции были арестованы немцами, несколько из них — расстреляны. Сергея обвинили в шпионаже в пользу советской разведки, он отбывал шесть месяцев заключения в здании городской тюрьмы. Выбраться на свободу Максимову помогла невеста Софья. После долгих выяснений, ходатайств Сергея удалось освободить. А вскоре после этого события, 14 января 1943 года, Софья и Сергей поженились и переехали в Берлин.

В 1943 году, проживая в Берлине, он сотрудничал с подразделением «Vineta» восточного отдела Министерства пропаганды и с эмигрантской газетой «Новое слово», писал рассказы на темы лагерной жизни. Первый сборник его произведений — «Алый снег» — был издан в 1944 году в Лейпциге, но, увы, весь тираж книги погиб во время бомбежек. Многие из рассказов, входивших в этот сборник, Максимов восстановил по памяти и опубликовал потом в «Новом русском слове» под рубрикой «На советской каторге». Опасаясь насильственной репатриации, Максимов перебирается в Гамбург, в английскую зону оккупации Германии. Ему приходилось видеть, как бесчинствовали англичане, насильно выдавая бывших советских граждан, не желавших возвращаться в Советский Союз. Сергей знал, что за ним следят сотрудники СМЕРШа, и он с женой принимает решение перебраться в лагерь Менхегоф, слывший своеобразным культурным центром для русских «Ди-Пи» (displaced persons, беженцев) в американской зоне оккупации Германии.

Там и возникла идея создания русского эмигрантского литературно-художественного журнала «Грани», так как общественно-политический журнал — «Посев» — уже издавался. По словам его основателя Е.Р.Романова, исходила эта идея именно от Максимова. Так начинающий писатель стал одним из трех (наряду с Романовым и Серафимовым) первых соредакторов журнала и активным его автором. В каждом из первых трех номеров он публиковался как Сергей Максимов (тогда и появился этот псевдоним). Теперь о настоящей фамилии Максимова, по поводу которой существуют разногласия. Как и многие писатели второй эмиграции, он в предвоенном СССР стал жертвой политических репрессий. Затем, в эмиграции, опасаясь насильственной репатриации и беспокоясь за оставшихся дома родственников, сознательно менял фамилии и сообщал о своей биографии не вполне достоверные сведения. До недавнего времени в отечественном литературоведении считалось, что Максимов — урожденный Паншин [2]. Известно, что у него были два брата — Николай Пашин, тоже писатель (псевдонимы Лунев, Витов), воевал, попал в немецкий плен, был освобожден хлопотами брата в 1944 году, вместе с ним эмигрировал в США, и Борис Пасхин — журналист, сотрудник газеты «Вечерняя Москва» (СССР). Однако вдова Николая Пашина сообщила профессору В.А.Агеносову, что изначально фамилия братьев была Паршины [1]. Исследователь же А.Любимов утверждает, что фамилия этой семьи — Пасхины [5].

После окончания войны Максимов начинает писать свое первое большое произведение — роман «Денис Бушуев». В 1949 году роман был опубликован в журнале «Грани» (выходил во Франкфурте-на-Майне в издательстве «Посев», с 1946 года Максимов входил в редколлегию журнала). Книга вызвала живой интерес не только у эмигрантских, но и у западноевропейских читателей. В 1949 году ее издали в немецком, а в 1951 году — в английском переводах. Чуть позже «Денис Бушуев» появился и на испанском языке. В журнале «Грани» роман вышел как отдельное произведение, а в книжном варианте издательства «Посев» в 1949 году — уже как часть дилогии, с подзаголовком «Том I».

О книге положительно отозвались Б.Зайцев, М.Алданов, М.Карпович. Голливуд начинает активно интересоваться романом. А Иван Бунин в письме Максимову, указывая на достоинства книги, писал: «Вы несомненно талантливы. В романе Вашем много страниц интересных, своеобразных, есть лица оригинальные и хорошо изображенные, так что вполне искренно могу пожелать Вам успеха в дальнейшей художественной работе» (цит. по: [Предисловие издательства] // Максимов С. Денис Бушуев. Т. 1. 2-е изд. Посев, 1974).

В 1949 году Максимов переехал в США. В нью-йоркском «Издательстве имени Чехова» он выпустил два сборника рассказов о жизни заключенных в советских концлагерях — «Тайга» (1952) и «Голубое молчание» (1953, включал также его стихи и пьесы). В 1956 году вышел второй том романа «Денис Бушуев» под названием «Бунт Дениса Бушуева», в котором как бы предвосхищается трагическая судьба талантливых советских писателей-диссидентов. По отзывам критики, вторая книга романа уступает по художественным достоинствам первой, однако демонстрирует мастерство Максимова в изображении цельных человеческих характеров.

После выхода в свет второй части романа «Денис Бушуев» Максимов больше ничего не писал. Он мучительно тосковал по России и не смог принять Америку как вторую родину. Здесь ему было все чуждо. Он переехал в Калифорнию, жил без определенных занятий. В конце 1950 х годов остался без средств к существованию, в конце жизни серьезно болел, страдал алкоголизмом. Начатая было третья часть романа осталась незавершенной. 25 января 1967 года С.Максимов написал брату Николаю (одно из последних писем), что он благополучно добрался домой, несколько дней жил у М.А.Роллинг, а затем снял комнату рядом с городским госпиталем. А в конце письма: «Не забывай, милый брат! Молю Бога часто хранить Чернопенье и всех наших».

О писателе в последние два месяца его жизни ничего неизвестно. Скончался Сергей Максимов 11 марта 1967 года от кровоизлияния в мозг. Место для его захоронения выбрал его брат Николай в пригороде Сан-Франциско на Сербском кладбище.

Сообщения о кончине известного писателя появились во многих русских эмигрантских периодических изданиях. Словами искренности и сожаления о безвременной кончине писателя наполнены строки воспоминаний главного редактора «Русской жизни» Ариадны Ивановны Делианич:

«Пришел в нашу редакцию человек небольшого роста, худенький, немного растерянный и представился:

— Сергей Максимов.

Предложил он сотрудничать в “Русской жизни”, что было принято с радостью, и на следующий день, наняв комнатку, кое-как устроившись, он пришел на работу. Ему был отведен письменный стол, пишущая машинка, но Сергей Сергеевич отклонил ее:

— Не умею, голубчик, писать на этой штуке. Всю жизнь писал рукой. Пишу, мараю, перечеркиваю, опять пишу, вставляю, выправляю, и только много позже или сам переписываю, или диктую с этих клочков бумаги…

“Русская жизнь” приняла Максимова как родного. Для нас не было тайн. Мы знали о его тяжком недуге, о его борьбе с этим недугом, о его страданиях в прошлом и в настоящем… и как он любил Россию, как он метался и тосковал без нее, не находя себе места в Зарубежье.

Сергей Сергеевич пробовал писать. Мысли его летели куда-то. Написав полстраницы, он обращался ко мне, сложно и сбивчиво говорил о том хаосе, который творился у него в душе. О планах нового романа, который он вынашивал в наболевшем сердце, о тоске, которая его съедала изнутри… о своем недуге, с которым у него не было сил бороться.

Я, новый человек в его жизни, старалась, как могла и умела, влить в него веру в себя. Я его утешала, я его бранила. Вспоминаю свои слова:

— Эй! Денис Бушуев, поднимите голову! Что вы, отбушевались, что ли? Бушуйте дальше. Вы нам нужны. Таких, как вы, в Зарубежье мало. Крепитесь. Скажите, как вам вернуть веру в себя, в свой талант?

Сергей Максимов опускал голову и, покачивая ею, говорил:

— …Тоска, жуткая, гложущая тоска. Все не мило. Руки опускаются. Как же это… без России».

См. публикации С.С.Максимова в каталоге библиотеки ДРЗ. 

Источники:

1. Агеносов В.В. Восставшие из небытия: антология писателей Ди-Пи и второй эмиграции. Москва: АИРО-XXI; Санкт-Петербург: Алетейя, 2014. С. 368.

2. Бабичева М.Е. Писатели второй волны русской эмиграции: биобиблиографические очерки. Москва: Пашков Дом, 2005. С. 99–128.

3. Бабичева М.Е. Русские писатели в эмиграции; Творческий путь С.С.Максимова // Обсерватория культуры. 2016. Т. 13, № 6. С. 712–719. 

4. Делианич А. На смерть Сергея Максимова // Русская жизнь. 1967. 23 марта.

5. Любимов А. Между жизнью и смертью: судьба и творчество писателя Сергея Максимова // Новый журнал. 2009. № 254. С. 186.

В.Р.Зубова