115 лет со дня рождения Б.А.Нарциссова

27 февраля 2021 года — 115 лет со дня рождения Бориса Анатольевича Нарциссова (27(14).02.1906, село Наскафтым Кузнецкого уезда Саратовской губернии, Российская империя – 27.11.1982, Бёрк, Вирджиния, США). Отец, Анатолий Евгеньевич Нарциссов, русский с Урала, служил земским ветеринаром. Мать, Валентина Кирилловна, урожденная Янсон, была наполовину эстонкой. Через шесть лет, в 1912 году, семья переехала в Ямбург Петербургской губернии, а еще через шесть, когда мальчику не было и тринадцати, они с отступающей армией белых оказались на родине матери — в Эстонии, где довольно скоро получили эстонское гражданство; проживали в Тарту. Юный Нарциссов, окончив русскую частную гимназию (1921–1924), поступил на естественно-математический факультет Тартуского университета и завершил учебу с отличием по специальности химия (1931). Был членом Общества русских студентов Тартуского университета.

Писать стихи начал еще в гимназии, но особо о них не распространялся, студентом входил в Юрьевский цех поэтов (1928), о чем вспоминал в стихотворении «Двойники»: 


Конец двадцатых. Сонный Дерпт, 

Академический эстонский Тарту. 

А там поэты: Цех Поэтов, 

И все в очках, и все — Борисы. 

Один — весьма потом известный Вильде 

(Расстрелян немцами в Париже); 

И неизвестный Тагго-Новосадов 

(Замучен после в ГПУ); 

И ваш покорный — чудом уцелевший. 

И ментор старший наш: 

Борис Васильич Правдин, 

Доцент, поэт, эстет и шахматист. 


Он участвовал также в Ревельском литературном кружке и Ревельском цехе поэтов.

Стал магистром химии (1934), работал в лаборатории химической защиты Военного министерства. По окончании аспирантских курсов Военного училища из младших унтер-офицеров был произведен в прапорщики. В 1937 году — зачислен в резерв, а 16 мая 1937 года принят на службу в отдел вооружений Управления военного снабжения Эстонских сил обороны. 16 июня 1937 года ему было присвоено звание младшего лейтенанта. С декабря 1937 года Нарциссов стал преподавателем на Курсах мастеров и кладовщиков мастерских и складов боеприпасов. На 20 августа 1940 года числился руководителем лаборатории защиты от газов отдела вооружений Управления военного снабжения.

После присоединения Эстонии к СССР он в Красной армии. Работал лектором химической защиты в военно-техническом училище. С началом войны вместе с училищем был эвакуирован в Сибирь. В 1942 году в составе Эстонского стрелкового корпуса Борис Анатольевич отправляется на фронт под Великие Луки. Там он заболел плевритом и, по одной версии, попал в плен в тяжелом состоянии, по другой — бежал из госпиталя через фронт в Эстонию в 1943 году. В 1943–1944 годах как химик работал в сланцевой промышленности Эстонии, а в 1944 году бежал на этот раз в Германию.

По окончании Второй мировой войны Нарциссов оказался в лагере для перемещенных лиц («Ди-Пи») в Шляйсхайме, где собралось много талантливой русской молодежи. Располагался лагере близ Мюнхена в американской зоне оккупации Германии. Там Борис Анатольевич работал по своей специальности для Воздушных сил США. В 1950 году эмигрировал в Австралию, где также работал химиком и лаборантом в институте, занимающемся разведкой угля, в Сиднее (1950–1953). С 1953 года продолжил свою профессиональную деятельность в частной лаборатории в США, был консультантом по литературе химического отделения Баттельского мемориального института в Коламбусе (1953–1959), потом Библиотеки Конгресса США (1959–1971).

За это время издал четыре поэтических сборника: «Стихи» (New York, 1958), «Голоса» (Frankfurt/M., 1961), «Память» (Washington, 1965), Подъем (Leuven, 1969). Переводил Эдгара По, поэзию которого любил, друга-эстонца Алексиса Раннита и других поэтов. 


Далеко, в глубине — «погибаю…» 

Нагибаюсь и слышу — во мне. 

Но завесами — мгла голубая, 

И не видно мне — кто в глубине. 


«Срок приходит, и времени мало… 

Торопись: надвигается ночь…» 

Но не знаю я — кто там в провалах, 

И не в силах я, слабый, помочь. 


Только чувствую: близкий и нужный. 

Только знаю, что скоро замрет. 

И опять из туманов жемчужных 

Обреченный на гибель зовет. 


— Кто ты, голос настойчивый? Где ты? 

— Кто ты, житель моей темноты? 

Только эхо. Ни звука ответа. 

Только эхо, придушенно: «Ты».


С 1972 года Борис Анатольевич на пенсии, занялся всецело литературной работой, кроме стихов, выходивших в разных антологиях: «Муза Диаспоры», «Содружество», «Чтец-декламатор» (Издательство Н.Н.Мартьянова), публиковал также научные статьи, критические обзоры и рецензии в «Новом журнале», «Гранях», «Возрождении», «Современнике», «Русской мысли», но чаще всего в газете «Новое русское слово». В 1974 году в Вашингтоне вышел пятый сборник его стихов «Шахматы». Как ученый-химик поэт трезво оценивал жизненные перспективы «человека будущего» и предсказал его судьбу: 


В одежде из искусственного шелка, 

За сделанным из пластики столом 

Сидит, следя за тонкою иголкой 

Какого-то прибора под стеклом. 


Калории, гормоны, витамины: 

По формулам рассчитана еда. 

Он любит телевизор у камина 

И о погоде говорит всегда. 


В консервах — музыка, в консервах — блюда; 

Он точен, исполнителен и туп. 

И лучше так: его не жалко будет, 

Когда испепелят последний труп.


Проживал поэт с семьей в Бёрке (Burke), штат Вирджиния. Вокруг его дома «буквально процветали сад и огород… <…> …На своих питомцев — на растения — смотрел он, как на живые существа, чувствующие настроение человека, реагирующие на доброе и злое в нем. (Так подходила к поэту, любящему цветы, его цветочная фамилия!) Мир Нарциссова был щедр не только к растениям, но и к животным тоже. Дверь приблудившейся кошке у Нарциссовых открывали и на дворе приходили на помощь нуждающимся птицам» [2].

В 1978 году вышел у Нарциссова солидный сборник, «Звездная птица», включавший в себя раздел «Новые стихотворения» и пять ранее изданных книг, надо полагать, как отчет за полвека своей поэтической жизни. Он неспроста подводил итог — это был его последний прижизненный труд.


Звездная птица, — Лебедь туманный! 

Крылья простерла вечной осанной, 


Там, где за бездной черных провалов 

Время седое бег оборвало. 


В клюве ты держишь света волокна: 

Фосфором бледным зримый поток на 


Малые земли, луны, планеты… 

Так вот явилась некогда мне ты 


Звездная Птица, лебедь стоокий! 

Время настало: полнятся сроки. 


Пусть Сагиттарий целит стрелою — 

В светлых волокнах птицею взмою!


Поэт мужественно переносил смертельный недуг. Под конец своей жизни пришел — горячо и искренне — к православию.

В ночь с 26 на 27 ноября 1982 года Бориса Анатольевича Нарциссова не стало. «Ушел от нас талантливейший, редкой эрудиции человек — поэт, писатель, литературный критик, эссеист и ученый-химик… Но из всего вышеперечисленного больше всего он любил поэзию» [2]. Похоронен в Джорданвилле на территории Свято-Троицкого монастыря.


Ты уходишь — и падают листья, 

Точно дни опадают с меня. 

Точно кто-то широкою кистью, 

Начал лица и краски менять. 

Ты уходишь, и ты не узнаешь 

При нечаянной встрече меня. 

Так из церкви домой возвращаясь, 

На ветру не доносят огня. 

Неизбежно и нужно дождаться 

Опустелого долгого дня: 

Мне до вечера будет казаться, 

Что ты, может быть, вспомнишь меня.


Через год вышла посмертно последняя книга поэта «Письмо самому себе», изданная его вдовой Лидией Александровной Нарциссовой, урожденной Горшковой. «Эта чудесная, пусть и недописанная, книга открыла нам другого поэта: именно она кончается стихотворением “Двойники”, без которого непредставим самый мир русской “лимитрофной”, русской эмигрантской поэзии. <…> Спасибо вам, Лидия Александровна, за разрешение на издание этой книги! Мы не так уж сильно запаздываем. Да и думается, что это издание — не последнее» [1].

См. публикации Б.А.Нарциссова в каталоге библиотеки ДРЗ. 

Источники:

1. Витковский Е. Канопус и Нарцисс // Нарциссов Б. Письмо самому себе: Стихотворения и новеллы. М.: Водолей, 2009 

2. Синкевич В. Памяти поэта. На смерть Бориса Анатольевича Нарциссова // Нарциссов Б. Письмо самому себе. Стихи. Рассказы. Нью-Йорк, 1983 

3. Филиппов Б. Заметки о поэзии Бориса Нарциссова // Грани. 1977. № 105. С. 168–185.

В.Р.Зубова