145 лет со дня рождения М.В.Добужинского

14 августа 2020 года — 145 лет со дня рождения Мстислава Валериановича Добужинского (14(02).08.1875, Новгород, Россия – 20.11.1957, Нью-Йорк, США), живописца, сценографа, графика-иллюстратора, педагога, участника творческого объединения «Мир искусства».

Имя Добужинского давно стало символом изысканного, утонченного искусства. Замечательный график, иллюстратор русской и европейской литературной классики, сценограф, оформлявший спектакли в лучших театрах России и мира, он давно и прочно признан как искусствоведами, так и самым широким кругом ценителей прекрасного.

И все-таки, при всей знаменитости мастера, кажется, что иногда его оценивают не совсем должным образом. Потому что это был не только автор галантных стилизаций на сюжеты русской истории или куртуазных французских времен. Нет, это был художник, показавший трагедию ХХ века, страшный излом жизни своих современников.

«…Здесь все дело в какой-то тайне, которая проникает до глубины нашего существа и возбуждает там ни с чем не сравнимые упования, надежды, мысли, эмоции и вообще то, что называется “движениями души”. В моем представлении и в моем непоколебимом убеждении это тайна и есть искусство». Так писал о Добужинском в своих воспоминаниях его верный друг, соратник и наставник Александр Николаевич Бенуа.

Мстислав Валерианович Добужинский родился в Новгороде в семье генерала-лейтенанта и оперной певицы. Впоследствии, после развода родителей, он поочередно жил у каждого в атмосфере любви и заботы. Талант художника обнаружился довольно рано. После Виленской (Вильнюсской) гимназии была учеба в Санкт-Петербурге в школе Императорского общества поощрения художеств и в знаменитой школе Антона Ажбе в Мюнхене, а также у венгерского художника Шимона Холлоши. Интересно, что Холлоши в свое время покинул школу Ажбе из-за разногласий по вопросам преподавания. Он считал мюнхенскую школу оплотом консерватизма. Так что в учебе Добужинский испытал влияние самых разных направлений.

Наверное, звездный час его наступил, когда Игорь Грабарь привел молодого, элегантного художника в объединение «Мир искусства». Мстислав Валерианович участвовал во многих выставках, оформлял знаменитые художественные журналы «Аполлон» и «Золотое руно», оформил знаменитые спектакли МХАТ по «Месяцу в деревне» И.С.Тургенева и «Николай Ставрогин», поставленный по «Бесам» Ф.М.Достоевского. Его оформление книг приводило читателей в восторг. Он умел своими шрифтами, виньетками и расположением текстов придать произведению еще большую красоту. Критики много писали об удивительной гармонии, которая присутствовала в его работах. К слову, это отметил и Владимир Набоков, в своих воспоминаниях описавший уроки рисования, которые ему в детстве давал Добужинский: «…Знаменитый Добужинский… учил меня находить соотношения между тонкими ветвями голого дерева… и …внушил мне кое-какие правила равновесия и взаимной гармонии, быть может, пригодившиеся мне и в литературном моем сочинительстве».

Однако было и другое. Были виды Петербурга, передававшие ужас и обреченность жителей окраин, бедных обитателей питерских «колодцев». Мстислав Валерианович, как немногие другие, с потрясающей силой показал наступление новых, жестоких времен. То же можно сказать и об иллюстрациях художника к книгам, особенно к повести Ф.М.Достоевского «Белые ночи». Они были построены на контрастах черного и белого, какой-то напряженной борьбы тьмы и света. Художник великолепно уловил не только нерв великого писателя, но и саму атмосферу российского общества.

Нельзя не вспомнить цикл «Городские сны», большинство из работ которого было создано Добужинским в Лондоне в 1906 году. Сами названия произведений говорят за себя: «Просвет», «Безмолвие», «Недра города», «Хаос». Вершиной «Городских снов» стал знаменитый «Поцелуй» — обнявшиеся влюбленные на фоне гибнущего мира. Как же это все современно сейчас!

В первые годы после Октября художник, невзирая на холод, голод и все творившееся вокруг, работал очень много. Вообще, для него, человека необыкновенной душевной доброты, но истинного аристократа по своим манерам, общение с новой властью было более чем непросто. И, тем не менее, он участвовал, как и, к примеру, Юрий Анненков, в оформлении уличных празднеств в Петрограде и даже занимал ряд ответственных должностей. Так, был членом Комиссии по делам искусств при Совете рабочих и солдатских депутатов, а в октябре страшного 1918 года избран ученым хранителем Эрмитажа. Сохранением своего культурного наследия обязан Добужинскому Витебск. Также большую роль Мстислав Валерианович сыграл в создании Петроградского дома искусств, спасшего десятки выдающихся российских писателей и художников.

В эти же годы вышли книги с его иллюстрациями, которые и сегодня считаются шедеврами: «Барышня-крестьянка» А.С.Пушкина, «Бедная Лиза» Н.М.Карамзина, «Тупейный художник» Н.С.Лескова, «Свинопас» Г.Х.Андерсена. Также именно Добужинский оформил книгу стихов О.Э.Мандельштама «Примус». Но обстановка вокруг не располагала ни к каким иллюзиям. В 1924 году художник принял литовское гражданство и навсегда покинул Родину.

Потом был Париж, работа в театре Никиты Балиева «Летучая мышь». Мастер также пробует свои силы в кино, участвуя в оформлении фильма «Плодородие» по роману Э.Золя «Земля». Художник преподает в Парижской школе декоративного искусства, оформляет альбомы и книги.

Дальше была Литва, где все, казалось бы, складывалось хорошо. Он преподавал в Каунасской художественной школе, в январе 1931 года стал главным художником Литовского государственного театра, оформил много спектаклей.

Я никогда не забуду, как наша великий искусствовед Ксения Михайловна Муратова показывала мне и режиссеру двух документальных фильмов о Добужинском Алексею Бурыкину альбомы художника с видами Литвы. Она объясняла, как изломана в них перспектива, сколько тревоги несут эти, на первый взгляд, вполне спокойные и уютные картины. «С литовцами я не сроднился, — писал Добужинский В.И.Немировичу-Данченко, — меня все время считают чужим и, конечно, так оно и есть, — русским художником, а ко всему русскому отношение там определенно неприятное, последнее время атмосфера скверная. Весь мой романтизм к “земле предков” выдохся…»

В 1938 году, когда беда нависла над миром, мастер, по предложению замечательного актера и режиссера Михаила Чехова, уехал сначала в Англию, где оформлял постановку «Одержимые» по «Бесам» Достоевского, а потом в США. Добужинский работал в Метрополитен-опере, других театрах, на американских киностудиях, оформлял книги, увлеченно писал воспоминания. После войны часто возвращался в Европу.

Большим событием стало для художника появление «Слова о полку Игореве» с его иллюстрациями. Оформление текста Добужинский выстроил, используя древнерусскую вязь, наследие лицевых миниатюр. Как обычно, строгое продуманное взаимодействие текста и его обрамления эффект дали совершенно поразительный.

19 ноября 1957 года художник дал в Нью-Йорке интервью корреспонденту «Радио Свобода» Борису Оршанскому, где говорил о работе над мемуарами, а на следующий день неожиданно скончался в доме своего младшего сына Всеволода.

Похоронен великий мастер на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Виктор Леонидов