150 лет со дня рождения С.В.Завадского

2 марта 2021 года — 150 лет со дня рождения Сергея Владиславича Завадского (02.03(18.02).1871, Казань, Российская империя — 02.07.1935, Прага, Чехословакия), ученого-правоведа, прокурора, сенатора, общественного деятеля, литературоведа, переводчика. Из старинного польского дворянского рода Рогаля-Завадских, имевшего несколько линий (кто в Заваде, кто в Грудовске, кто в Жарнове). «Наша линия, Грудовская, давно переселилась из Малой Польши сперва на Волынь, а затем в Подолию», — отмечал в своих воспоминаниях С.В.Завадский (Здесь и далее цит. по: [2]). Отец, Владислав Ромулович (Ромуальдович), судебный деятель, сенатор. Мать, Надежда Сергеевна (урожденная Писарева), происходила из московской дворянско-купеческой семьи. Как заметил однажды сам Завадский, он «по народности — русский, по вере — православный, по отцу — подолянин, по матери — москвич».

Учился в 1-й саратовской, 3-й харьковской и 5-й московской гимназиях, последнюю окончил с золотой медалью (1889). Высшее образование получил в Московском университете на юридическом факультете. В начале учебы «очень разбрасывался, слушая лекции на всех факультетах (кроме медицинского, откуда меня погнал невыносимый и стойкий запах анатомического театра); историко-филологическому, впрочем, я оставался верен и после». Сдав государственные экзамены весною 1893 года и представив диссертацию «Вечный потомственный наем. Опыт конструкции института», Завадский был удостоен диплома I степени. Осенью того же года по предложению Н.П.Боголепова оставлен для подготовки к профессорскому званию по кафедре гражданского права.

Чтобы он «не разбрасывался» в своих жизненных и научных занятиях, отец попросил юношу записаться в кандидаты на судебные должности, поэтому молодой Завадский некоторое время работал при Петербургском суде и в Комиссии по пересмотру судебных уставов. Прокурорскую же деятельность Сергей Владиславич начал в Псковской губернии, в уездном городе Остров, что на реке Великой, «захолустье порядочное». Затем служил товарищем прокурора в Москве и Петербурге, а позже — уже прокурором — в Великих Луках и Новгороде. В 1906 году был назначен членом Петербургской судебной палаты и занимал должность товарища обер-прокурора Уголовного и гражданского кассационного департамента Петербургской судебной палаты. В 1915 году Завадского назначают прокурором Петербургской судебной палаты.

Так уж случилось, что именно при его прокурорстве был убит Григорий Распутин. Из чего же Сергей Владиславич исходил, приступая к расследованию этого дела? «Вопреки Льву Толстому я исповедую, что насилие не возбранено даже евангельским учением. Мало того, я смею утверждать, что Евангелие обещает прощение за самое преступное насилие, если оно совершено во имя великой любви, то есть ради такой цели, которая вполне чужда личных выгод решившегося на преступление и окружена для него сиянием святости. И вот в этом суждении моем нет ничего противного духу Христову: я не о самодовольных преступниках говорю, а настаиваю лишь на том, что, по смыслу несомненных слов великого учителя, надо выше ставить не душевную незапятанность грехом, но святую цель, и потому для нее жертвовать душою, именно душою, а не одною земною жизнью. Отправляясь от такого понимания евангельских предписаний, я бы, конечно, не мог удивиться, ощутив, что оправдываю убийц Распутина, если бы налицо были два, по мне, совершенно необходимых условия: если бы я мог думать, что смерть Распутина неизбежна для спасения России и если бы я удостоверился, что убийцы не дышат самодовольством, а в сознании своего греха идут навстречу ответственности. Но в том-то и дело, что ни одного из этих условий не было».

19 января 1917 года Сергей Владиславич был назначен сенатором Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената. Он принадлежал к числу чрезвычайно редких прокуроров, интересовавшихся гражданским правом. Будучи прокурором, читал лекции по гражданскому праву в Александровском лицее (с весны 1913 года) и много писал в журналах «Право», «Вестник гражданского права», «Журнал Министерства юстиции» и других периодических изданиях.

Увлекался античной литературой, переводил Софокла, в свое время А.Горький хотел напечатать его перевод трагедии «Царь Эдип» в журнале «Летопись», но переводчик отказался от этого предложения. А вот переводы стихов Катулла, Горация и Марциала публиковал в разных журналах под псевдонимом «Згадай-Северский».

Свою судебную службу он окончил обер-прокурором Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената. После февраля 1917 года Завадский занимал должность первоприсутствующего в Гражданском кассационном департаменте, а в марте А.Керенский назначил его товарищем председателя Верховной следственной комиссии по расследованию преступных деяний представителей старого режима. Однако, считая, что комиссия не отвечала требованиям нормального следствия, Завадский вышел из ее состава. Во второй половине мая 1917 года он был уволен, но продолжил когда-то начатую им работу в Комиссии по восстановлению судебных уставов.

Октябрь 1917 года навсегда покончил с Сенатом. Вскоре начались аресты. В начале 1918 года Сергей Владиславич вынужден был покинуть Петроград и отправиться с семьей в Харьков, недалеко от которого был расположен хутор, принадлежавший его жене, Калерии Ивановне. В Харькове Завадский записался присяжным поверенным. А вскоре министр судебных дел Украинской державы М.Чубинский от имени правительства гетмана П.Скоропадского предложил Сергею Владиславичу войти в кабинет министров. Завадский согласился, выехал в Киев и стал товарищем министра юстиции и государственным (державным) секретарем правительства Скоропадского на Украине. Кстати, Завадский — автор Манифеста гетмана (от 14 ноября 1918 года), в котором высказывалась мысль, что Украина и Россия, освободившиеся от большевистской власти, должны объединиться на основе федерации.

После отречения от власти Скоропадского (14 декабря 1918 года) и прихода Симона Петлюры Завадскому ничего не оставалось, как податься на юг. С осени 1919 года он работал товарищем председателя Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков при главнокомандующем Вооруженными силами Юга России генерале Деникине. Но после передачи А.Деникиным командования П.Н.Врангелю начались его скитания по России под чужим именем — Степана Владимировича Завистовского. В начале сентября 1921 года Завадский как «гродненский мещанин Завистовский», покинув Россию, стал эмигрантом.

Сначала жил в Польше, перебиваясь частными уроками. Потом, в апреле 1922 года, получив приглашение от Комитета по обеспечению образования русских студентов в Чехословацкой Республике «занять профессорскую вакансию», отправился 6 мая в Прагу, где читал курс гражданского права на Русском юридическом факультете. Он преподавал также в Русском народном (свободном) университете, в котором являлся товарищем ректора и руководителем Кружка ревнителей русского слова. Этот кружок много значил, так как русские в эмиграции (особенно молодежь) начали забывать родной язык.

Сергей Владиславич, несмотря на свою преподавательскую загруженность, находил время для научных занятий по своей специальности, опубликовав целый ряд исследований и статей на юридические темы. Это выпуски лекций по гражданскому праву, читанные на Русском юридическом факультете и изданные в Праге (1923–1929). Это и статьи в журналах, в частности в «Современных записках» (1923–1931). В 1924 году С.В.Завадский вместе с Н.Н.Алексеевым, А.В.Маклецовым, Н.С.Тимашевым подготовил и выпустил в свет двухтомный сборник «Право Советской России».

Постепенно он становился одним из авторитетных представителей русской Праги. Никому не отказывал в совете и поддержке в личных и в общественных делах. Ведь неслучайно он был избран первым председателем Союза русских писателей и журналистов в Чехословакии, председателем Комитета по улучшению быта русских писателей и журналистов, проживающих в Чехословакии, председателем Русской академической группы, товарищем председателя правления Союза русских академических организаций за границей.

Сергей Владиславич участвовал в научных съездах, выступал с докладами и лекциями почти во всех больших городах Чехословакии, а также в Париже, Берлине, Белграде, Нью-Йорке, Софии, Риге, Таллине, входил в состав редколлегии альманаха «Ковчег». В конце сентября 1928 года в Белграде проходил I Съезд русских писателей и журналистов за границей. Конечно же, Завадский принимал участие в его работе от Союза русских писателей и журналистов в Чехословакии, его доклад был посвящен защите авторских прав. В 1928 году к IV Съезду русских академических организаций за границей, проходившему в Белграде, он подготовил доклад «Не новое и не старое правописание, а новейшее». В сентябре 1930 года в Софии открылся V Съезд русских академических организаций за границей, на котором Завадский выступил с сообщением «Об отчествах от собственных имен на -слав», где, в частности, обосновывал и отстаивал написание своего отчества как «Владиславич».

В марте 1928 года в Праге было создано русское издательское общество «Единство», его председателем избрали С.В.Завадского. Он обратился с воззванием о литературном сотрудничестве к деятелям русской, украинской и белорусской культуры. «Давно наболевший вопрос о сложных национально-культурных взаимоотношениях трех главных ветвей единого русского народа» стал одной из самых важных и животрепещущих проблем, «зловеще угрожающей судьбам всего народа нашего в целом и каждой его части в отдельности». Именно поэтому, чтобы снять этот жгучий вопрос, в Праге учредили издательское общество «Единство».

Эмиграция высоко оценила культурно-общественную деятельность Завадского, избрав его в марте 1932 года членом совета Русского заграничного исторического архива в Праге, а после смерти А.А.Кизеветтера — его председателем (1933–1935). Надо отметить, что ученого интересовала не только правовая сторона русской истории, но и культурный ее контекст. Особенного внимания заслуживают его лекции в защиту кириллицы, которую некоторые филологи считали устаревшей, полагая латиницу более перспективной для будущего русского языка. Более того, он боролся за чистоту русского языка, хотел очистить его от всего чуждого, что проникло в него за последние двести лет: иностранных заимствований, ошибок филологов и других негативных факторов. К слову сказать, Завадский готовил к печати «Словарь ошибок, неточностей, спорных вопросов и неудачных заимствований в живом русском языке, устном и письменном». Однако не успел его завершить. Он нам оставил воспоминания «На пути к революции: Из архива моей памяти; На великом изломе: Отчет гражданина о пережитом в 1916–1917 годах», в начале которых написал «У меня нет будущего: я стар. У меня нет настоящего: я беженец. Мысль невольно обращается к прошлому». Они публиковались за рубежом в «Архиве русской революции» (Берлин, 1922. Т. VIII; Т. XI), а в 2016 году были изданы отдельной книгой в Москве. И еще, именно Завадскому принадлежит идея проведения Дня русской культуры за рубежом в день рождения А.С.Пушкина — 6 июня.

Сергей Владиславич Завадский скончался 2 июля 1935 года в Праге, в своей квартире в доме № 27, что на Бучковой улице. Его похоронили на Ольшанском кладбище.

См. публикации С.В.Завадского в каталоге библиотеки ДРЗ. 

Источники:

1. Лиманов А.В. Великий излом в восприятии Сергея Завадского // Завадский С.В. На пути к революции: Из архива моей памяти; На великом изломе: Отчет гражданина о пережитом в 1916–1917 годах / вступ. ст. А.В.Лиманова. М.: Кучково поле, 2016.

2. Нечаев В.П. «Именная печать»: Сергей Владиславич Завадский // В поисках минувшего: Из жизни русского зарубежья. Очерки. Беседы. Документы. М.: Книжница ; Русский путь, 2011. С. 98–136.

В.Р.Зубова