В условиях распространения COVID-19 возможно приобретение ТОЛЬКО ЭЛЕКТРОННЫХ билетов.

Уважаемые посетители! Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с приказом № 615/ОД руководителя Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского от 15 октября 2020 г. возможно приобретение только электронных билетов. При приобретении электронного билета на нашем сайте Вы даете согласие ГБУК г. Москвы «Дом русского зарубежья им. А. Солженицына» на передачу в обработку органам исполнительной власти города Москвы и подведомственным им организациям, участвующим в обеспечении соблюдения режима повышенной готовности, Ваших персональных данных с целью контроля соответствия возможности выполнения Вами ограничений, введенных указом Мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ и связанных с режимом повышенной готовности в условиях распространения COVID-19, в том числе в/до момента посещения Вами соответствующего мероприятия (использования билета).

155 лет со дня рождения Н.В.Зарецкого

9 мая 2021 года — 155 лет со дня рождения Николая Васильевича Зарецкого (09.05.1876, предположительно Липецк Тамбовской губернии, Российская империя – 18.08.1959, Кормей-ан-Паризи, под Парижем, Франция), корнета, художника, графика, искусствоведа, коллекционера. Из дворян, получил домашнее образование. Решив стать военным, Николай поступил на службу вольноопределяющимся в 50-й драгунский Иркутский полк, затем учился в Тверском кавалерийском училище (1896–1898), где особенно преуспевал в черчении и полевой фортификации.

После окончания училища (по первому разряду) в чине корнета был направлен в свой полк (после переименованный в 16-й гусарский Иркутский полк), квартировавший тогда в поселке Новоборисове, Минской губернии. Как вспоминал о нем «с особым теплым чувством» бывший сослуживец по полку фон Дрейер, «глядя на Зарецкого, трудно было себе представить по всей его внешности, довольно небрежной экипировке, лихого гусара-рубаку, кутилу, лошадника, любителя женщин. В его мешковатой фигуре чувствовался скорее чиновник Губернского правления, а не бесшабашный кавалерист. Импонировал Зарецкий не своим мало воинственным видом, но природным добродушием, скромностью, спокойствием, вкрадчивым голосом и самоуверенностью в своих суждениях, особенно если это касалось искусства» (цит. по: [2]).

В свободное от службы время Николай Васильевич рисовал. Учился он на журналах, выписываемых из Петербурга, и очень скоро стал известным рисовальщиком. К этому времени относится и начало его увлечения историей и коллекционированием. Собирать он стал материалы, посвященные Отечественной войне 1812 года. Как писал Р.Гуль, в 1901 году, когда полк Зарецкого стоял на берегу Березины, вблизи места переправы в 1812 году отступавшего из России Наполеона, по инициативе Николая Васильевича и по его проекту там были тогда поставлены два каменных монумента-обелиска в память об этом событии (см. [3]). Деньги на их установку дал местный помещик И.Х.Колодеев, владелец богатого собрания литературных памятников о войне 1812 года, знакомство с которым у Зарецкого состоялось после того, как он поместил большую статью в «Живописной России», посвященную Березинской переправе, подписав ее псевдонимом «Око». 14 ноября 1901 года в деревне Студенке в присутствии офицеров драгунских полков, представителей местных органов власти, корреспондентов и фотографов состоялось торжественное открытие и освящение обелисков.

Наверное, именно этот успех способствовал решению Зарецкого оставить военную службу и посвятить свою жизнь искусству. «Я понял, что без искусства нет жизни, и сделал этот решительный шаг. Много было житейских трудностей, так как, военнообязанный, я не мог всецело отдаться работе искусством, и теперь, когда жизнь уже прожита, я не раскаиваюсь в своем поступке, так как эта жизнь дала мне много радостей, чего я был бы лишен, оставаясь на службе в полку» (цит. по: [1]). Так родился униформолог, мастер изображения военного костюма эпохи 1812 года. А помещик Колодеев в течение 14 лет, вплоть до своей кончины, принимал участие во всех начинаниях художника, поддерживая его материально и предоставляя всевозможные заказы.

Началом же жизни Зарецкого как живописца можно считать 1906 год, когда он в числе 49 художников принял участие в 4-й выставке «Союза русских художников», состоявшейся в Петербурге. Среди этих художников также были Бакст, Александр Бенуа, Леонид Пастернак и так далее. За этой выставкой последовали другие, например, «Нового общества художников» (1907–1910; 1913–1914), а еще в 1909–1910-х годах на 17-й выставке «Московского товарищества художников» он представлял свои картины. К этому же времени относятся и его рисунки для эмалей, работы в области книжной иллюстрации и экслибриса. В 1911 году он исполнил ряд акварелей «Русская армия в 1812 году» для альбома известного военного историка Г.С.Габаева. Тираж альбома — четыре экземпляра, один из которых хранится ныне в отделе эстампов РНБ. В том же году по заказу Общины Святой Евгении Зарецкий сделал 12 акварельных рисунков с изображениями форм генералов, рядовых (лейб-гвардии Конного, Драгунского, Гусарского, Преображенского, Егерского, Казачьего полков) и ратников (Санкт-Петербургского, Московского, Тверского, Нижегородского ополчений), составивших другой альбом «Русская армия в 1812 году» (СПб., 1912). Подарочный вариант этой книги в черном кожаном переплете, с золотым тиснением и оригинальными рисунками был преподнесен императору Николаю II 24 декабря 1912 года.

В это время Зарецкий учился в Рисовальной школе Общества поощрения художеств в Петербурге (1911–1912), а затем поступил в Академию художеств к Я.Ф.Ционглинскому, потом учился у Д.Н.Кардовского, с которым не порывал связь и после учебы в Академии.

Вскоре он становится казначеем «Нового общества художников».

Рисовал он не только мундиры, но и боевые знамена, литавры, наградные трубы. Накануне Первой мировой войны приобрел известность как художник-иллюстратор и активно сотрудничал с журналами «Весы» и «Золотое руно». Тогда же увлекался экслибрисами, а во время войны Зарецкий состоял художником при Техническом отделе Главного интендантского управления (1915–1917), работал над эскизами военного обмундирования и иллюстрировал военно-медицинские пособия.

Зарецкий — участник Гражданской войны, сначала в составе армии генерала Деникина и позже — генерала Врангеля. Он покинул Россию в 1919 или 1920 году, выехав в Константинополь.

В 1921 или в 1922 году переехал в Берлин, где в то время различные русские эмигрантские издательства росли как грибы. Зарецкий конечно же воспользовался представившейся ему возможностью поработать книжным графиком, иллюстрируя обложки для изданий С.Есенина, В.Маяковского, И.Северянина, Н.Крандиевской-Толстой, но особенно хороши были его иллюстрации к произведениям А.Пушкина, они заслужили высокую оценку Кардовского, написавшему ему: «Дорогой Николай Васильевич, начну с восторга по поводу Ваших произведений. Вы стали настоящим мастером, сознательно, со вкусом и подлинно творчески создающим и ищущим форму. Браво! Правда, Ваш “уклон” иногда не “моего” романа, но зато “Домик в Коломне”, театральные костюмы и особенно гусар из “Пиковой дамы” (каков киверок! Узнаю товарища по любви к военному костюму, по любви к его поэзии!) — ну как же не быть в восторге!..» (цит. по: [2]).

Выступал Зарецкий и как искусствовед в «Литературном приложении» к газете «Накануне» и в журнале «Gebrauchsgraphik», издававшемся с 1924 года в Берлине и Нью-Йорке. Среди его текстов заслуживает внимания работа «Русские писатели как художники» и статья, посвященная творчеству Мстислава Добужинского.

Немало было сделано Зарецким и для установления связей между представителями русской диаспоры и немецкой творческой интеллигенции, ведь он был избран председателем берлинского Союза русских живописцев, ваятелей и зодчих и «пользовался всеобщим уважением как хороший товарищ и превосходный рассказчик». Так, именно благодаря его деятельности в круг журнала «Der Sturm», издававшегося известным меценатом русского искусства и основателем объединения художников Хервартом Вальденом, был введен его друг А.Ремизов. Зарецкий выполнил обложки для четырех его книг, вышедших в издательстве Гржебина. Их дружба продолжилась и после того, как они были разведены судьбой по разным странам: в конце 1923 года Ремизов переехал в Париж, а оставшийся в Берлине Зарецкий в 1931 году переехал в Прагу, где принимал активное участие в создании Русского культурно-исторического музея, основанного В.Булгаковым, последним секретарем Л.Толстого.

По приезде в Прагу он устроил ряд художественных выставок, в том числе выставку «Русское общество эпохи Пушкина» (1932). Еще проживая в Берлине, художник начал собирать коллекцию рисунков русских писателей. В Праге эта коллекция пополнялась и в конце 1933 – начале 1934 года в большом зале пражского Национального музея она была представлена на выставке, к которой Зарецкий издал и специальный каталог.

Как и многие русские на чужбине все эти годы он бедствовал, но не переставал коллекционировать, подрабатывал в газетах и журналах статьями о русских художниках, иллюстрировал книги, участвовал в театральных постановках в качестве декоратора; организовывал выставки своих рисунков, много сделал для возвращения культурных ценностей владельцам, находясь на посту директора Русского культурно-исторического музея в 1941–1945 годах. Когда в конце 1943 года издательство «Хутор» начало выпуск избранных произведений русских классиков, Зарецкий выполнил для него обложку к книге Пушкина «Барышня-крестьянка». Время от времени он возвращался к теме военного костюма, о чем свидетельствует его переписка с Добужинским и Ремизовым. Так, в 1937 году, работая над театральной постановкой о восстании в Литве (1862), М.Добужинский спрашивал Зарецкого как знатока русского мундира о кепках, которые носили в то время солдаты: «были ли летом белые парусиновые штаны у солдат, и были ли высокие сапоги?», и просил выслать ему «маленький рисунок солдата и офицера в походной форме». Получив от Зарецкого «обстоятельное письмо и рисунки», Добужинский вновь обращается к художнику за консультацией: «...носили ли офицеры китель в 60-х гг. ...фуражку ...как прикреплялась кокарда на кепи: от нее вниз шла какая-то ленточка или позумент?» А писатель Ремизов, работая над альбомом «Ноздрев», просил Зарецкого описать ему «форму драгун... цвет» (цит. по: [1]).

В 1950 году Николай Васильевич переехал в Париж. Поселился в Русском доме Земгора в парижском предместье Кормей-ан-Паризи и продолжал работать. Он тогда выполнил ряд книжных обложек, в том числе для юбилейного выпуска «Род Ковалевских за триста лет» (Париж, 1951). Провел несколько своих выставок (1952–1958). Участвовал в оформлении памятных медалей, выпускаемых Обществом любителей русской военной старины, и в работе Особого комитета по сбору средств на ремонт Свято-Александро-Невского собора (1955).

Николай Васильевич — автор многочисленных статей о русском искусстве, в том числе о русском фарфоре, знатоком которого он был. Он собрал крупные коллекции гравюр (свыше 600), литографий, документов и фотографий по темам: «Эпоха Пушкина и Лермонтова», «Военные в музыке, живописи, литературе» и «Женщина в веках». Создал альбом «Мундиры Отечественной войны», который хранится в Национальной библиотеке в Париже. В Русском доме его навещали художники М.Добужинский и А.Н.Бенуа, писатели В.Крымов и Б.Зайцев, художественный критик В.Зеелер, профессор Сорбонны Пьер Паскаль и другие. Последнее, над чем работал художник, была книга «Русские писатели как живописцы и рисовальщики», вышедшая в свет на немецком языке через год после его смерти под редакцией профессора Д.Чижевского. Он оставил незавершенной рукопись «Рисунки русских писателей» (с иллюстрациями).

Скончался Николай Васильевич 18 августа 1959 года в Кормей-ан-Паризи, похоронен на местном кладбище.

Личный архив художника хранится в Литературном архиве Музея национальной литературы в Праге и в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в Нью-Йорке.

Несмотря на 40 лет жизни вдали от родины, художник оставался истинно русским человеком, который, по мнению современников, «Россию любил страстно и нежно, любил больше прошлое, называл русских людей “русопетамиˮ и искренне считал, что лучших людей, чем русские, на свете нет» [1].

См. публикации Н.В.Зарецкого в каталоге библиотеки ДРЗ.

Источники:

1. Букреева Е.М. Русская армия 1812 года в рисунках Н.В.Зарецкого // Бородино в истории и культуре. Материалы Международной научной конференции, 7–10 сентября 2009 года. Можайск, 2010. С. 377–391.

2. Вельмин А. Художник Н.В.Зарецкий // Русская мысль. 1957. 18 июля.

3. Гуль Р. Я унес Россию: Антология эмиграции. Т. 1. Россия в Германии. Нью-Йорк: Мост, 1981. С. 209–212.

В.Р.Зубова