В условиях распространения COVID-19 возможно приобретение ТОЛЬКО ЭЛЕКТРОННЫХ билетов.

Уважаемые посетители! Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с приказом № 615/ОД руководителя Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского от 15 октября 2020 г. возможно приобретение только электронных билетов. При приобретении электронного билета на нашем сайте Вы даете согласие ГБУК г. Москвы «Дом русского зарубежья им. А. Солженицына» на передачу в обработку органам исполнительной власти города Москвы и подведомственным им организациям, участвующим в обеспечении соблюдения режима повышенной готовности, Ваших персональных данных с целью контроля соответствия возможности выполнения Вами ограничений, введенных указом Мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ и связанных с режимом повышенной готовности в условиях распространения COVID-19, в том числе в/до момента посещения Вами соответствующего мероприятия (использования билета).

165 лет со дня рождения В.Н.Сиротинина

6 января 2021 года — 165 лет со дня рождения Василия Николаевича Сиротинина (06.01.1856 (25.12.1855), Москва, Российская империя – 12.01.1934, Нейи-сюр-Сен близ Парижа, Франция), выдающегося ученого и врача-терапевта, одного из основоположников кардиологии в России. Зимним днем в маленьком надворном флигеле у Сиротининых — купца 2-й гильдии Николая Алексеевича и его жены Юлии Федоровны (урожденной Хейн, из обрусевшей немецкой семьи) — родился четвертый ребенок, сын Василий. О детских годах мальчика рассказал первый его биограф доктор Е.С.Боткин: «…Весь строй этой старинной чисто русской, строго православной семьи Сиротининых, с пеленок окружал его духом любви к народной старине и верности добрым старым патриархальным традициям… в гимназисте 1-го класса 5-й Московской классической гимназии… мы видим В.Н. [Василия Николаевича] тем же богато одаренным и способностями, и памятью, и быстротой мысли, и остроумием, и живым, жизнерадостным характером, той же доброжелательностью, приветливостью и постоянной готовностью всем быть полезным, каким привыкли мы его ценить, чтить и любить» [2].

Окончив гимназию, Василий в 1873 году поступил на медицинский факультет Императорского Московского университета. На третьем курсе он принял неожиданное решение остаться на второй год «для усовершенствования», в сентябре 1877 года подал прошение о выдаче его документов и свидетельства «о выдержании… подлекарского экзамена с обозначением уcпехов... в науках». С 15 сентября 1877 года Василий Сиротинин продолжил образование, но уже как студент 3-го курса петербургской Императорской медико-хирургической академии (ИМХА), «привлеченный туда блестящим составом профессоров». Василий Николаевич окончил ИМХА с отличием и серебряной медалью за работу, выполненную в лаборатории профессора А.П.Доброславина. В 1880 году он был «признан лекарем».

В 1881 году оставлен при академии для «усовершенствования знаний», включен в штат Клинического военного госпиталя на три года. Конференция академии 5 мая 1884 года «признала» его доктором медицины. Трехлетнюю ординатуру Сиротинин проходил в академической терапевтической клинике, которой руководил Боткин. В 1884 году он выполнил и защитил клинико-экспериментальную диссертацию на тему «К вопросу о влиянии солей калия на сердце и кровообращение». Одновременно опубликовал сообщение о наблюдавшемся им в клинике «случае аневризмы аорты» со своеобразной клинической картиной, после чего был утвержден Конференцией для направления за казенный счет в двухгодичную заграничную научную командировку. В Германии, Австрии, Франции Сиротинин слушал лекции и проводил научные исследования в клиниках и лабораториях знаменитых европейских терапевтов, неврологов, физиологов: Лейдена, Нотнагеля, Шарко, Людвига и других. По возвращении в Петербург он представил свои труды и после двух прочитанных пробных лекций в мае 1887 года был утвержден «частным преподавателем» (приват-доцентом) академии по внутренним болезням.

Одновременно Василий Николаевич работал старшим ординатором городской больницы св. Марии Магдалины (1890–1891) и больницы Общины св. Георгия (1891–1895). В каждой из этих больниц он был не только врачом, но и администратором, и организатором, обустраивая лаборатории и привлекая сотрудников к научным исследованиям. По словам Боткина, «это было судьбой его и великой заслугой — поднимать и призывать к жизни научную сторону деятельности учреждений». В 1890–1892 годах Сиротинин участвовал в конкурсе на освободившееся на кафедре госпитальной терапии и частной патологии и терапии место, но не прошел по конкурсу, хотя имел, как тогда говорили, «много выборных шаров»; он прошел только в 1984 году и одновременно был избран профессором почти единогласно (29 из 31 голоса). С 1903 года Сиротинин — начальник кафедры госпитальной терапии и директор госпитальной терапевтической клиники академии. В 1907 году он был удостоен почетного звания академика Императорской военно-медицинской академии (бывшей ИМХА).

Василий Николаевич не оставил крупных монографий, не создал своей собственной школы. Однако в его обширной и важной научной работе можно выделить три основных направления.

Первое связано с пропагандой трудов его покойного учителя С.П.Боткина и созданием научной биографии великого клинициста.

Ко второму направлению можно отнести работы по кардиологии. Он не раз отмечал, что объектом врачебной деятельности «должно быть преимущественно сохранение функции сердечной мышцы». Помимо его диссертации и научных сообщений, весомым вкладом в этом направлении стали его многолетние учебные лекции «Болезни сердца». Так он, среди других, заложил в России основы будущей клинической кардиологии.

Третье направление составляют исследования Сиротинина, посвященные проблемам бактериологии, иммунологии и клиники инфекционных болезней. Они открываются его экспериментально-бактериологическими исследованиями, связанными с вопросами этиологии брюшного тифа и накопления в организме бактериальных продуктов обмена как фактора формирования приобретенной невосприимчивости к инфекционному заболеванию (1887–1889), а также его разработки лечения бугорчатки (туберкулеза) (1901).

Каким же человеком был доктор Сиротинин? Современники отмечали, в частности, Боткин, что ему была свойственна деликатность, ровность и душевная простота в обращении, доброжелательная способность понять каждого. В альбоме, подаренном ему на 30-летие его профессиональной службы, собраны 140 фотографий ординаторов его клиники. Однако только одно имя — ленинградского терапевта, академика АМН СССР Михаила Васильевича Черноруцкого можно отнести к его ученикам.

Что же могло помешать ему создать собственную школу? Прежде всего, склад личности: В.Н.Сиротинин был эпикурейцем или, как тогда говорили, жуиром. Он был ярким и остроумным, компанейским и обаятельным жизнелюбом, любил веселое застолье, песни. А еще постоянная занятость: профессиональными, общественными, государственными и другими обязанностями, не считая того, что он состоял членом Главного управления Красного Креста. В 1890–1895 годах редактировал «Больничную газету Боткина» (издание-преемник боткинской «Еженедельной клинической газеты»). В 1900 году Санкт-Петербургское врачебное общество взаимной помощи избрало его «судьей чести», и хотя это была самая почетная должность, времени и сил она отнимала немало. Был он и заместителем председателя Общества русских врачей в Петербурге (с 1905 года), имел обширную частную практику, ведь многие хотели проконсультироваться у «самого Сиротинина», а он был человеком редкой отзывчивости, не мог никому отказать. Все это отвлекало от научной работы.

Почетный лейб-медик Двора Его Величества (1910), тайный советник (1913), председатель Медицинского совета при МВД (1915) и член Главного управления Красного Креста Василий Николаевич не принял Октябрь 1917 года. Он с первых же дней был в Белом движении как председатель Медицинского совета при командующем Вооруженными силами Юга России генерале Деникине. После поражения белых эмигрировал.

В Белграде работал консультантом госпиталя, был королевским врачом (награжден королем Александром «орденом Св. Саввы I степени со звездой, при королевском рескрипте»). В 1921 году его избрали председателем Русско-сербского медицинского общества. В 1924 году семья Сиротининых перебралась в Париж, где знаменитый русский врач продолжал профессиональную деятельность, лечил многих людей, за научные заслуги был награжден орденом Почетного легиона.

Он не голодал и не бедствовал, как многие врачи-эмигранты. Рядом с ним была всегда верная спутница его жизни — Екатерина Николаевна Сиротинина (в девичестве Собинина), тоже врач. В Париже жили два их сына — Сергей (1890 года рождения, юрист) и Николай (1892 года рождения, инженер-путеец). Третий их сын — Георгий Сиротинин (1894 года рождения) в 1917 году окончил ВМА, остался в Советской России, был военным врачом; репрессиям, по-видимому, не подвергался, умер в 1965 году; похоронен в Ленинграде. К концу жизни Василий Николаевич перебрался в тихий и уютный пригород Парижа — Нейи-сюр-Сен.

При внешнем благополучии его парижскую жизнь вряд ли можно назвать легкой. Ведь французские законы запрещают заниматься врачебной практикой врачам, не имеющим французского диплома. Русские врачи могли лечить только «русский Париж». Но упаси Бог, если хоть один из них посмеет выдать рецепт пациенту-французу! Судить будут беспощадно! Однако Сиротинин продолжал не только врачебную, но и научно-общественную и благотворительную деятельность, был товарищем председателя Общества русских врачей имени Мечникова. А еще А.И.Куприн свидетельствовал: «В Париже существует Русское Общество помощи больным и неимущим студентам. Председатель его В.Н.Сиротинин, товарищи председателя: М.А.Алданов и С.А.Смирнов, казначей и в то же время сердце общества — М.Н.Айтова. С неустанной энергией ведет общество свою ответственную и благую работу. Мне приходилось слышать многочисленные рассказы о деятельности этого общества, довелось также прочитать большое количество писем, как просительных, так и благодарственных: и те, и другие были трогательно искренни и чрезвычайно деликатны» [3].

До последних своих лет Сиротинин занимался врачебной практикой. Как-то раз тяжело заболел, чем-то непонятным. Были у него тогда все светила русской эмигрантской медицины. Навестили и метры-французы. Больной же камня на камне не оставлял на всех их диагнозах самыми простыми доводами. «Да что же у вас, в конце концов, Василий Николаевич? — спрашивал его я. — А черт его знает что! Только, конечно, не то, о чем они говорят. Яснее ясного…» [1].

Несмотря на бывшие и продолжавшиеся в эмиграции почести, Сиротинин остался скромнейшим и доступнейшим человеком.

Василий Николаевич умер от инфаркта миокарда в 1934 году, не дожив до своего 80-летия. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

В России его на долгие годы «забыла» отечественная медицина, обязанная ему многим. Слава Богу, вспомнили сейчас: Кафедра госпитальной терапии Военно-медицинской академии носит имя В.Н.Сиротинина. Мемориальная доска в его честь установлена у входа в здание.

Источники:

1. Абрамов С. В.Н.Сиротинин (к пятидесятилетию врачебной деятельности) // Возрождение. 1930. 27 декабря. № 2034. 

2. Боткин Е.С. В.Н.Сиротинин: Краткий биографический очерк // Юбилейный сборник статей, посвященных проф. В.Н.Сиротинину. СПб.: Типография Я.Трей, 1910. Цит. по: Бородулин В.И., Поддубный М.В., Тополянский А.В. «Старая гвардия» отечественной терапии: академик Военно-медицинской академии В.Н.Сиротинин (1855−1934) // История медицины. 2016. Т. 3.№ 2.

3. Куприн А.И. Помощь студентам // Возрождение. 1929. 21 января. № 1329.

В.Р.Зубова