65 лет со дня кончины В.П.Рябушинского

7 октября 2020 года — 65 лет со дня кончины Владимира Павловича Рябушинского (13(01).07.1873, Москва, Россия – 07.10.1955, Париж, Франция), историка искусства, просветителя, промышленника, банкира, писателя, основателя общества «Икона» в Париже.

Из династии российских текстильных и финансовых магнатов. Первым Рябушинским по документам числился родившийся в 1786 году экономический крестьянин Калужской губернии (Пафнутьево-Боровского монастыря слободы Ребушинской) Михаил Яковлев, в двенадцать лет он был отдан в Москву в ученье по торговой части. Видимо, торговля шла неплохо, потому как в шестнадцать лет, в 1802 году, Михаил записался в третью купеческую гильдию, предъявив капитал в тысячу рублей. После войны 1812 года молодой купец оказался разорен и на десять лет перешел в мещанское сословие. Пребывание в низшем городском сословии его не устраивало, и он решил вступить в «раскол». Его привлекал сохраненный старообрядцами жизненный уклад, требовавший от верующих уважения к родителям, трезвой жизни, трудолюбия, деловитости, хозяйственности и взаимной поддержки. Кроме того, отход московского купечества от Патриаршей церкви объяснялся еще и последствиями войны 1812 года. Все церкви были разграблены отступавшими французами и мародерами. Разруха и обнищание русского народа привели к усилению религиозного чувства и религиозных исканий, а дворянство увлеклось масонством. По сравнению с XVIII веком, количество старообрядцев в России первой четверти XIX века увеличилось в 30 раз. Тогдашние старообрядцы были не только религиозной, но и мощной коммерческой организацией. Хорошо зарекомендовавшие себя члены общины свободно пользовались довольно крупными беспроцентными, а порой и безвозвратными кредитами у церкви. Кроме того, члены общины пользовались поддержкой известных купцов-старообрядцев.

В 1820 году Михаил Яковлев, взяв себе по месту рождения фамилию Ребушинский (через «я» ее начнут писать с 1850-х годов), вступил в сообщество Рогожского кладбища — московскую твердыню старообрядцев-поповцев, то есть признающих необходимость священников при проведении богослужений и обрядов. С принятием новой веры дела Михаила пошли на поправку, и в 1823 году он уже вернулся в третью гильдию. В 1848 году Николай I, стремясь покончить с «расколом», издал указ, по которому старообрядцев запрещалось принимать в купечество. Сыновьям Михаила Яковлевича грозила 25-летняя рекрутская служба в армии, от которой дети купцов были освобождены. В те времена многие купцы, проявляя нетвердость в вере, отказывались от своих прежних принципов и переходили в ортодоксальное православие. Однако Михаил Рябушинский был не таков: невзирая ни на что, он продолжал отстаивать свои убеждения. В результате старшему сыну Павлу пришлось отправиться за 1400 верст в далекий, только что основанный, город Ейск. Там, для скорейшего заселения города, старообрядцам была дана льгота — им разрешалось приписываться к местному купечеству. Истребовав в Ейске свидетельство для себя и для брата Василия, Павел Михайлович вскоре вернулся в Москву «ейским третьей гильдии купцом». Таковыми они и оставались вплоть до 1858 года, когда император Александр II отменил отцовский указ. В том же году умер их отец, оставив детям в наследство имущества на 2 000 000 рублей ассигнациями.

Управление делами принял на себя старший сын Павел Михайлович. Вскоре братья перешли во вторую гильдию, а в 1860 году стали «первой московской гильдии купцами». Они крепко стояли на ногах и могли спокойно продолжать отцовское дело, однако Павел решил его форсировать. Он продал все предприятия и магазины, а на полученные деньги купил у московского купца Шилова «убыточную» бумагопрядильную (хлопчатобумажную) фабрику. Павел рассчитал правильно: убыточной фабрика была из-за того, что Америка после Гражданской войны резко сократила экспорт хлопка; но сразу после восстановления объемов экспорта предприятие начало приносить колоссальные доходы. Уже в 1870 году продукция фабрики получила на московской мануфактурной выставке одну из высших наград, а сам Павел Михайлович был представлен к золотой медали, при которой для ношения на шее была Аннинская лента и имелась надпись «За полезное».

Дело развивалось по нарастающей, а вот с семьей так не получалось, дошло до развода. Между тем пришла пора женить Василия Михайловича. Тот был влюблен в дочку петербургского хлеботорговца Степана Овсянникова Александру, однако жениться на ней без благословения старшего брата не решался. Летом 1870 года 50-летний Павел Михайлович лично отправился в Петербург для того, чтобы оценить выбор брата. Увидел, оценил и… сам на ней женился. Невесте еще не было 19 лет. Солидный возраст не помешал Павлу Михайловичу во втором браке обзавестись шестнадцатью детьми, трое из которых скончались в младенчестве. За несколько месяцев до смерти Павел Михайлович подписал завещание, в котором имущество на сумму в 20 000 000 рублей следовало поделить между сыновьями — Павлом, Сергеем, Владимиром, Степаном, Николаем, Михаилом, Дмитрием и Федором.

Живя по принципу: «Все для дела и ничего для себя», он его передал и детям. «Меня, — писал в своих мемуарах «Москва купеческая» близкий к дому Рябушинских П.А.Бурышкин, — всегда поражала одна особенность — пожалуй, характерная черта всей семьи, — это внутренняя семейная дисциплина. Не только в делах банковских, но и общественных, каждому было отведено свое место по установленному рангу, и на первом месте был старший брат, с коим другие считались и в известном смысле подчинялись ему». Роли братьев в семейном деле были четко определены. Безусловно, главным считался старший брат Павел, фабричными делами занимались Сергей и Степан, банковскими и финансовыми вопросами — Владимир и Михаил, а Дмитрий стал ученым.

Владимир был третьим по счету сыном Павла Михайловича. По велению отца он окончил московскую Императорскую Практическую академию коммерческих наук (1891, золотая медаль и занесение фамилии на мраморную доску), слушал курсы в Гейдельбергском университете по истории философии, литературе и искусству. «Учился я в Гейдельберге. Оставалось 2–3 семестра, но меня съедала тоска по родине. Несмотря на то, что каждые каникулы я ездил домой, я не выдержал и, махнув рукой на докторат, попросил отца разрешить мне вернуться. Разрешение было получено. Но мой авторитет в семье был подорван. Москва слезам не верит. Это известно. Но Москва и дряблости не выносит и презирает, когда дело не доводится до конца» (Цит. по: Седова В. Братья Рябушинские // Третьяковская галерея. 2003. № 1. С. 111).

В службу Владимир Павлович вступил вольноопределяющимся 1-го разряда в гренадерскую генерал-фельдмаршала графа Брюса артиллерийскую бригаду (1891). Уволен был в запас армии младшим фейерверкером (1892). После женитьбы вторым браком на Вере Андреевне Хутаревой жил в приобретенном бывшем имении князей Трубецких — Никольском-Прозоровском, что на территории нынешнего Мытищинского района Московской области. В 1912 году Рябушинские, как рассказывал Владимир Павлович, став летописцем фамилии, создали «Московский банк», основной капитал которого к 1913 году составил 25 000 000 рублей. Банк занимал 13-е место среди финансовых учреждений Российской империи, а его знаменитое здание в стиле модерн на Биржевой площади в Москве, построенное по проекту Федора Шехтеля, стало символом процветания и мощи династии. В нем Владимир Павлович занял кресло председателя правления банка. Кроме того, он являлся председателем правления Товарищества Окуловских писчебумажных фабрик и одним из учредителей Торгово-промышленной палаты.

Политикой не только интересовался, но и принимал в ней активное участие — в 1905 году участвовал в создании Союза 17 октября, входил в Центральный комитет партии, в 1906 году — Партии мирного обновления, в 1912 году — Прогрессивной партии. Потомственный почетный гражданин, он был гласным Московской городской думы (1913, 1917). Совместно с братом Павлом издавал газету «Утро России» и публиковался в ней.

У братьев Рябушинских была более важная цель, нежели просто сколачивание капитала. Как объяснял французскому историку Клоду Гризу один из братьев — Степан, «в России на вершине уважения всегда стоял промышленник, фабрикант, потом шел купец-торговец, и только внизу — человек, который отдавал деньги в рост, учитывал векселя, заставлял работать капитал. Его не очень уважали, как бы дешевы его деньги ни были и как бы приличен он сам ни был. Процентщик!» (Пасынков А.С. Феномен ростовщичества: от Вавилона до глобальной финансовой системы. История. Экономика. Антропология. М. ; СПб.: Диля, 2014). И первые шаги к этой цели они сделали еще в период русской революции 1905 года. Главным для них было «возрождение истинной, великой и могучей Российской державы». В 1910–1911 годах выходит двухтомник «Великая Россия», под редакцией П.Б.Струве, изданный на деньги Владимира Павловича, в котором провозглашалась «любовь к родине и армии» как путь восстановления статуса великой державы, каковой исторически являлась Россия.

Павел Павлович, ставший впоследствии к 1917 году одним из политических лидеров страны, предлагал опустить между Российской империей и Западной Европой «железный занавес». Именно им был придуман и введен в обиход этот термин. «Мы переживаем падение Европы и возвышение Соединенных Штатов, — писал еще в 1916 году другой Рябушинский, Михаил Павлович. — Американцы взяли наши деньги, опутали нас колоссальными долгами, несметно обогатились; расчетный центр перейдет из Лондона в Нью-Йорк. У них нет науки, искусства, культуры в европейском смысле. Они купят у побежденных стран их национальные музеи, за громадный оклад они сманят к себе художников, ученых, деловых людей и создадут себе то, чего им не хватало» (Чумаков В.Ю. Русский капитал. От Демидовых до Нобелей. М.: Энас, 2008). Пытаясь создать антизападную коалицию, Рябушинские планировали связать Россию через Монголию с Китаем. Только так, по их мнению, можно было возродить Россию и опять вывести ее на «широкую дорогу национального расцвета и богатства».

С началом Первой мировой войны Владимир Павлович, уже в зрелом возрасте (41 год), добровольцем ушел на фронт простым солдатом, организовав на свои личные средства подвижной автоотряд. Воевал на Западном фронте, став свидетелем ярких побед и обидных поражений наших армий в Восточной Пруссии. Был тяжело ранен, и за совершенный воинский подвиг награжден солдатским Георгиевским крестом 4-й степени; произведен в офицеры. По выздоровлении перешел в артиллерию и сражался на фронте вплоть до окончания военных действий, где и встретил Февральскую, а затем и Октябрьскую революцию. Как конституционный монархист в 1917 году он поддержал выступление генерала Л.Г.Корнилова, а в 1918 году — Белое движение. Участвовал в ноябре 1918 года в совещании в Яссах, созванном русскими деятелями для встречи с дипломатами Антанты для организации борьбы против большевиков, в 1920 году в Крыму состоял экспертом экономического совещания при генерале П.Н.Врангеле.

Жена В.П.Рябушинского Вера Андреевна вместе с малолетним сыном покинула Россию в начале 1920 года, они были эвакуированы на остров Лемнос, где 9 апреля сын Владимир скончался. После его смерти, 7 мая 1920 года она выехала в Константинополь к мужу, эмигрировавшему туда в апреле 1920 года. В том же году они переехали во Францию, где Владимир Павлович стал одним из основателей и членом совета Российского торгово-промышленного и финансового союза в Париже. В 1926 году был делегатом Российского зарубежного съезда от Франции, являлся членом Центрального объединения.

В первой половине 1920-х годов собравшиеся во Франции братья — Владимир, Сергей и Дмитрий — попытались вернуться к семейному делу. Но Великая депрессия все планы перечеркнула, и бывшие миллионеры оказались разорены. К этому времени относятся и первые литературные опыты Владимира Павловича, всецело посвятившего себя изучению истории русской религиозности. Идея создать общество «Икона», призванное сохранить традиции русского иконописания, зародилась у него в 1925 году, в 1927 году после его регистрации Владимир Павлович официально возглавил его. Вместе с братом, Сергеем Павловичем, руководил богословско-литургическим отделением общества. Благодаря их стараниям, в разных странах мира было устроено 35 выставок икон, которые способствовали знакомству западных ценителей искусства с русским художественным наследием.

Были у общества и практические цели: его члены — архитекторы и художники — возводили и расписывали православные храмы: во имя Успения Пресвятой Богородицы на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже, храм-памятник во имя Иова Многострадального в Брюсселе, храм-памятник русским воинам на русском военном кладбище в Мурмелон-ле-Гран, кладбищенскую церковь в Хельсинки и многие другие. Любовь к русской иконе, которая, по словам Владимира Павловича, «есть важнейшая часть русского православия, видимая часть народной толщи, от которой интеллигенция почти что оторвалась», братья пронесли сквозь годы эмиграции. Владимир Рябушинский опубликовал десятки статей о русской иконе и истории религии в России. У него есть также интереснейший труд под названием «Сравнение языков», где исследуются шесть языков, которыми автор владел в совершенстве: латинский, греческий, итальянский, французский, русский и английский. Геродота он читал в подлиннике, на древнегреческом.

Когда Германия напала на Советский Союз, в эмигрантских кругах распространились слухи о составлении списков имущества, оставленного в России, с расчетом на возможный их возврат. Затея эта не понравилась Владимиру Павловичу. Сохранилось его письмо брату Степану в Италию: «Мы, Рябушинские, продолжая традиции незабвенного Паши, должны сейчас думать не о себе, а о России. Если когда-либо настанет необходимость, мы прекрасно вспомним, что нам принадлежало и, конечно же, как честные люди, что мы должны. Сейчас же вся наша энергия должна быть направлена к тому, чтобы поскорее принять участие в работе на пользу русского народа, а на каком месте придется работать — на то воля Божья» (Цит. по: Седова В. Братья Рябушинские… С. 113).

Бессменным председателем общества «Икона» он был до 1951 года, затем стал его почетным председателем (1951–1955). Печатался в журналах «Современные записки», «Возрождение», «Вестник РСХД», «Родная старина» (Рига) и других изданиях. Выпустил книгу «Старообрядчество и русское религиозное чувство. Статьи об иконе» (Париж, 1936), писал воспоминания о московском купечестве (не опубликованы), в которых выделял основные качества предпринимателей XIX – начала XX веков: 1. Наличие ума и воли. Квадрат Наполеона; 2. Планирование; 3. Принципиальность; 4. Интуиция; 5. Любовь к своему занятию; 6. Главное — дело: 7. Правила для дела, а не дело для правил; 8. Высокое качество продукции; 9. «Каждый молодец на свой образец»! 10. Богатство обязывает!

В конце жизни ослеп. Скончался Владимир Павлович Рябушинский 7 октября 1955 года. Похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

В архивном собрании Дома русского зарубежья хранится фонд его брата Николая Павловича Рябушинского (Ф. 51).

После братьев Рябушинских в другой России, которую они никогда не видели, остались их прекрасные здания, фабрики, заводы, научные учреждения, коллекции картин и икон. И память об их достижениях.

В.Р. Зубова