50 лет со дня кончины А.П.Хионина

11 января 2021 года — 50 лет со дня кончины Алексея Павловича Хионина (28(16).03.1879, Серапионова пустынь, Владимирская губериния, Российская империя – 11.01.1971, Сидней, Австралия), дипломата, синолога, основателя и директора Института ориентальных и коммерческих наук в Харбине, автора русско-китайского, китайско-русского и монгольско-русско-японского словарей. Его рождение отмечено записью в метрической книге села Серапионова пустынь Вязниковского уезда Владимирской губернии. Отец, Павел Михайлович Хионин, был крестьянином деревни Митины деревеньки. Позднее, видимо, с переездом в Астрахань, П.М.Хионин перешел в мещанское сословие. Мать звали Пелагеей Петровной.

Учился Алексей сначала в Астраханском духовном училище, а в августе 1893 года поступил в Духовную семинарию, аттестат об окончании которой по первому разряду получил в 1899 году. Отца его к этому времени уже не было в живых, и нужно было самому выбирать дальнейший жизненный путь. Трудно сказать, почему молодой человек остановил свой выбор на только что открывшемся во Владивостоке Восточном институте, скорее всего, потому, что окончившие семинарию могли поступать на казенный кошт [см.: 2]. Алексей Хионин поступил на китайско-монгольское отделение. Директором института был известный монголовед А.М.Позднеев, один из его основателей. По окончании института (первым выпуском) в 1903 году с дипломом первой степени, он был оставлен для приготовления к профессорскому званию и утвержден Министерством народного просвещения в должности ассистента профессора по кафедре монголоведения.

Русско-японская война разрушила все его планы и надежды. Однако он успел издать во Владивостоке в 1903 году свою первую печатную работу (совместно с В.Надаровым) — перевод с французского языка Сборника официальных китайских документов Куврера. В январе 1904 года Хионин был командирован в Порт-Артур в распоряжение адмирала Алексеева как специалист-монголовед. 26 января того же года был мобилизован по случаю осады Порт-Артура. С 1 февраля по 10 апреля 1906 года Алексей Павлович находился в распоряжении Штаба главнокомандующего (генерала Гродекова) в Харбине, в конце апреля был демобилизован, отчислен в запас и вызван в Петербург, где до июня 1907 года занимался научной работой.

После войны Алексею Павловичу не судьба была вернуться в родной институт: Министерство иностранных дел прикомандировало его к себе, несмотря на все протесты Восточного института, назначив его атташе Азиатского департамента МИДа в Петербурге. Эту должность он занимал до конца января 1909 года, когда был командирован в качестве драгомана (переводчик при посольстве на Востоке) Российского консульства в Кашкар (провинция Синьцзян), затем в декабре 1910 года был переведен в Улясутай (Центральная Внешняя Монголия) на должность секретаря Российского консульства. Как писали «Забайкальские епархиальные ведомости» 1 февраля 1915 года: «Церковная жизнь в Улясутае не соорганизована и проявляется слабо. Правда, имеется довольно поместительная часовня. В ней находится довольно хорошей работы икона Двунадесятых праздников, украшенная дорогой серебряной ризой. Икона помещается в изящном иконостасе, задрапированном шелковой материей и цветами. Пред иконой на ковре стоят аналой и подсвечник. Икона с киотом стоит до 1500 руб. Она и Часовня сооружены тщанием бывшего консула А.П.Хионина на средства, пожертвованные местными колонистами. Этот выдающийся администратор много сделал для религиозной жизни русских подданных. Он устраивал общественные молитвенные собрания. Сам читал и пел всенощные бдения и обедницы. Организовал хор, который и пел под его управлением… Теперь он милостью Божиею временно управляет Ургинским Генеральным Консульством и всемерно способствует устройству общественно-церковной жизни в Урге».

В бытность свою в Урге Алексей Павлович организовал курсы для подготовки драгоманов, пользовавшиеся большой известностью. В августе-сентябре 1920 года состоял управляющим Российского генерального консульства, был дезавуирован Китайским правительством и выехал в Тяньцзинь. В 1921 году переехал в Маньчжурию, сначала в Цицикар, а затем в Харбин, где поступил на службу в контору Русско-китайско-японского лесопромышленного общества (1922), затем в 1924 году был приглашен отделом правления Южно-Маньчжурской железной дороги в Харбине на работу экономистом.

Как общественник много времени уделял Обществу русских ориенталистов в Харбине (ОРО), состоял его вице-председателем. С 1924 года был фактически председателем, до момента слияния ОРО с Обществом изучения Маньчжурского края (ОИМК). Он был также соредактором журнала «Вестник Азии», издававшегося ОРО, в котором опубликовал переведенные с английского и китайского языков статьи и работы по экономической жизни и культуре Китая.

Тогда же появилась потребность в создании высшего учебного заведения, готовившего бы востоковедов-практиков. Сначала были открыты в Харбине с разрешения китайских властей Курсы ориентальных и коммерческих наук с программой вуза (1924), а летом 1925 года на базе этих курсов — Институт ориентальных и коммерческих наук (ИОКН). Первым директором ИОКН был В.Д.Маракулин, но вскоре его сменил А.П.Хионин и возглавлял Институт вплоть до его закрытия (1940), был деканом, директором и лектором китайского языка и экономики стран Дальнего Востока.

В 1927 году ОРО слилось с ОИМК, войдя в него под названием секции ориенталистов, и все члены ОРО стали членами ОИМК. Алексей Павлович, состоящий в ОИМК, стал первым председателем новой секции ориенталистов. Во второй половине 1927 года как председатель секции ориенталистов он вошел в состав комитета Общества.

Кроме того, ОРО в 1927 году опубликовало его «Русско-китайский словарь юридических, международных, экономических, политических и других терминов». К словарю было написано предисловие — «Китайский национальный язык». А.П.Хиониным был составлен по графической системе «Новейший китайско-русский словарь» в двух томах, насчитывающий более 10 000 отдельных иероглифов и около 60 000 словосочетаний (всего 1302 страницы). Первый том был издан в 1928 году Обществом изучения Маньчжурского края, второй — Институтом ориентальных и коммерческих наук (1930). Таким образом, издание русско-китайского и китайско-русского словарей заполнило пробел в русской синологии. Оно было встречено всеобщим удовлетворением, особенно студентами-восточниками и теми, кто имел деловые отношения с китайскими правительственными учреждениями и торговыми предприятиями [см.: 1].

С 1928 по 1936 год Алексей Павлович состоял профессором монголоведения в Японо-русском институте в Харбине. Когда в Манчжурию пришли японцы в 1934 году, Институт ориентальных и коммерческих наук вошел в состав организованного в Харбине Института им. Святого Владимира, а с августа 1935 года стал именоваться его Восточно-экономическим факультетом. В 1940 году Хионин покинул Харбин, так как был назначен экономистом и монголоведом в Правление ЮМЖД в Дайрене, и в этой должности находился до августа 1945 года. Совместно с К.Исида он составил «Монгольско-русско-японский словарь» (829 страниц), который был опубликован в 1941 году в Токио исследовательским отделом ЮМЖД. После окончания Второй мировой войны, с 1945 по 1948 год, служил драгоманом Главной военной комендатуры в Дальнем.

По природе своей Алексей Павлович был необыкновенно простым, скромным и отзывчивым человеком. Был женат, имел троих детей: Валентина, Николая, Антонину. Все они впоследствии покинут Китай, Николай и Антонина уедут в Австралию, а Валентин — в Бразилию. Внуков у Алексея Павловича не было.

Из воспоминаний военного журналиста П.И.Мельникова о событиях августа-сентября 1945 года в Китае: «Профессор [Хионин] хорошо знал Китай, и я решил спросить его, почему эта страна, насчитывающая несколько сот миллионов жителей и имеющая древнейшие историю и культуру, так часто терпела жестокие поражения от маленькой Японии? Неужели в Китае нет, кроме коммунистов, людей, способных понять, какие блага для нации несут единство, демократия и прогресс? — Такие люди, безусловно, есть, — ответил профессор. — Но как бы это сказать… Другие державы, проникшие в Китай, были заинтересованы в том, чтобы в стране не было единства: только при этом условии можно было прибрать ее к рукам. А расколоть Китай оказалось нетрудно. Среди старых военных и политических авантюристов всегда можно было найти таких, кто во имя личных выгод готов предать нацию и верно служить завоевателям… Слышали вы что-нибудь о таких группировках, как “Сиси”, “Вампу” и другие? Они входят в Гоминдан, они молились на Гитлера и Муссолини, они сплотили банды “синерубашечников” и вооружили их кистенями и дубинками… они выступают сообща, как волкодавы, как сторожевые псы финансовой олигархии, ростовщиков, “диких” помещиков и нуворишей — темных дельцов, богатства которых высосаны из народа, раздавленного военными бедствиями… Мало того, главари этих группировок отлично знали, что китайский народ в тревоге, что его пугает призрак гражданской войны, что в стране царит разгул реакции, что растет безработица…. Вы слышали цифру: сто миллионов голодающих?! Ведь это сто миллионов трагедий!» [3].

С 1949 по 1950 год Алексей Павлович занимал должность юрисконсульта по вопросам китайского права на КЧЖД в Дальнем. С 1950 по 1959 год состоял профессором русского языка в Китайском институте и в Китайском университете в Дальнем. Всю свою жизнь Хионин посвятил науке, дипломатической, педагогической и общественной деятельности. В 1950 году Алексей Павлович с женой по приглашению детей переселился в Австралию уже в преклонном возрасте, прожил там 12 лет и подготовил к печати «Новейший китайско-английский словарь», насчитывающий 9 060 отдельных иероглифов и более ста тысяч словосочетаний. Составлен словарь по графической системе.

Алексей Павлович скончался в Сиднее 11 января 1971 года, не дожив двух с половиной месяцев до 92 лет.

Источники: 

1. Жернаков В.Н. Алексей Павлович Хионин. Мельбурн: Изд-во Мельбурнского университета, 1973. 

2. Каневская Г.И. Оправдавший надежды Приамурского генерал-губернатора: [А.П.Хионин] // Известия Восточного института Дальневосточного государственного университета: научно-методический журнал. 2001. № 6. 

3. Мельников П.И. В Маньчжурском походе (записки военного корреспондента) // На земле, в небесах и на море: Сборник первый. М.: Воениздат, 1979. (Рассказывают фронтовики). С. 313–359.

В.Р.Зубова