В условиях распространения COVID-19 возможно приобретение ТОЛЬКО ЭЛЕКТРОННЫХ билетов.

Уважаемые посетители! Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с приказом № 615/ОД руководителя Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского от 15 октября 2020 г. возможно приобретение только электронных билетов. При приобретении электронного билета на нашем сайте Вы даете согласие ГБУК г. Москвы «Дом русского зарубежья им. А. Солженицына» на передачу в обработку органам исполнительной власти города Москвы и подведомственным им организациям, участвующим в обеспечении соблюдения режима повышенной готовности, Ваших персональных данных с целью контроля соответствия возможности выполнения Вами ограничений, введенных указом Мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ и связанных с режимом повышенной готовности в условиях распространения COVID-19, в том числе в/до момента посещения Вами соответствующего мероприятия (использования билета).

85 лет со дня кончины В.И.Немировича-Данченко

18 сентября 2021 года — 85 лет со дня кончины Василия Ивановича Немировича-Данченко (05.01.1845(24.12.1844), Тифлис, Российская империя – 18.09.1936, Прага, Чехословакия), поэта, писателя, публициста, военного корреспондента, этнографа, путешественника. Старший сын командира Кавказского линейного № 32 батальона майора Ивана Васильевича Немировича-Данченко, служившего под началом А.П.Ермолова и М.С.Воронцова, и Александры, дочери коллежского асессора Каспара Якубяна, армянина по происхождению. Отец, Иван Васильевич, происходил из казацкого дворянского рода, ведущего свое начало от войскового товарища Данилы Немировича (Nemirowicz), польского дворянина, служившего у Богдана Хмельницкого и получившего от него малороссийское дворянство. Младшим их сыном был драматург, театральный деятель, критик и прославленный режиссер Владимир Иванович Немирович-Данченко, один из основателей Московского художественного театра (МХТа).

Детские годы Василия прошли в кавказских походах: отец стоял против Шамиля, участвовал в военных экспедициях в Большой Чечне, в Северном Дагестане, в Нагорном Дагестане. Впечатления детства легли в основу произведений В.И.Немировича-Данченко о кавказской войне, например, роман «Забытая крепость» и повесть «Гаврюшкин плен». Видимо, тогда была заложена и любовь его к путешествиям. Когда мальчику исполнилось 10 лет, отец отправил его в Москву, в Александровский кадетский корпус, но строгая дисциплина военного учреждения была ему не по нраву. Зато читать книжки из корпусной библиотеки все подряд очень даже нравилось. Василий перечитал все книги, какие были в библиотеке, стал сам писать, сочинял стихи, да так складно, что педагоги никак не верили в то, что он их автор.

В 17 лет он потерял отца (угорел в бане), и решил, что стал самостоятельным, поэтому накануне выпуска из корпуса его бросил, из-за «нежелания оставаться в атмосфере военного учебного заведения», чтобы поступить в университет в Петербурге (1863). Окончив университет, он устроился на работу в банке.

В 1869 году 24-летнего Немировича осудили «за присвоение и растрату вверенного ему имущества», лишили всех дворянских прав и выслали в Архангельск под гласный надзор полиции, запретив отлучаться из места, «назначенного ему для жительства». Он усердно трудился: занимался частными работами, письмоводством, литературным трудом, так как денег на жизнь из казны не получал, значит, должен был рассчитывать только на свои заработки. Служил при Архангельском губернском статическом комитете и хорошо себя зарекомендовал. В 1870 году он уже приписан был к мещанскому сословию, но участвовать в выборах и торговать по купеческим свидетельствам не мог, однако ему предоставили льготы по платежу казенных сборов и городских повинностей и освободили от рекрутской повинности сроком на 20 лет. Немирович любил свою службу, благодаря которой он путешествовал: побывал на Соловках, в Кеми, на острове Вайгач, на Валааме, посетил Лапландию, промыслы Мурманского побережья, Кольский полуостров.

Свою литературную деятельность он начал за 12 лет до смерти Н.А.Некрасова. Из Архангельска он обратился к нему с просьбой поместить несколько стихотворений в его «Отечественных записках». Некрасов принял участие судьбе Немировича и напечатал 5 стихотворений (1871. № 11) под общим заглавием «Песни о павших» за подписью Д.., а в 1874 году — его же «Очерки Мурманского берега». В том же году в «Вестнике Европы» М.М.Стасюлевич издал и его «Соловки. Воспоминания и рассказы из поездки с богомольцами», получившие высокую оценку, в том числе и у И.С.Тургенева — «отличная вещь». Через год очерки о Соловецких островах выйдут отдельной книгой, став началом большого цикла увлекательных произведений о русском Севере: «За Северным полярным кругом» (1874), «Соловки. Воспоминания и рассказы из поездки с богомольцами» (1875), «У океана. Жизнь на Крайнем Севере» (1875), «Страна холода. Виденное и слышанное» (1876), «Лапландия и лапландцы» (1877), «Святые горы. Очерки и впечатления» (1880), «Крестьянское царство» (1882) и так далее.

Впоследствии Василий Иванович будет избран членом Русского географического общества. С середины 1870-х годов он сотрудничает в периодике, печатает рассказы, повести, романы, путевые и этнографические очерки, репортажи, произведения для детей, стихотворения. Успех его творчество в основном имело у читателя, критика же относилась к нему весьма прохладно из-за стремления автора «во чтобы то ни стало произвести эффект».

В 1882 году вышел первый сборник его стихотворений. 1880-е годы — время, когда появляются и его «отчеты» о поездках по Кавказу и Уралу, география их расширяется, захватывает страны Европы, Малой Азии, Африки; появляются произведения, рассказывающие о быте и нравах неведомых народов, воссоздающие картины экзотической южной природы («Очерки Испании. Из путевых воспоминаний», «По Германии и Голландии. Путевые очерки и впечатления», «Под африканским небом. Очерки, впечатления, миражи и воспоминания» и другие).

Он также считается одним из первых военных корреспондентов в России. Участвовал в Русско-турецкой (1877–1877), Русско-японской (1904–1905), 1-й Балканской (1912–1913) и Первой мировой (1914–1918) войнах. Когда во время Русско-турецкой войны пресса была (впервые в отечественной истории) допущена в действующую армию, Немирович отправился в качестве корреспондента газеты «Новое время» на Балканский полуостров. Его репортажи печатались под псевдонимом Шесть и позднее составили первый том сборника «Год войны». Он принимал участие в ключевых операциях и был награжден солдатским Георгиевским крестом. Целый цикла романов: «Гроза», «Плевна и Шипка», «Вперед!» и многочисленных повестей и рассказов он посвятил балканской войне. Но не забывал упоминать и про воровство интендантов, и про бездарность командиров — «шаркунов, фразеров, карьеристов». Позже он вспоминал, что рисовал ужасы войны, в которых «отвратительное сплетается с вдохновенным», «героизм с подлостью», «гений с бездарностью», «самоотверженность с показным расчетом. А кто еще расскажет о страданиях солдата, доблести и подвиге народа?» (Цит. по: [1]). Дойдя до Адрианополя с русской армией, Немирович вернулся на родину с еще одним солдатским Георгиевским крестом, офицерским орденом Святой Анны 3-й степени с мечами и всероссийской славой лучшего военного корреспондента.

В 1890-е годы он активно печатается в журналах «Русская мысль», «Наблюдатель», «Новь», «Северный вестник», «Север», «Нива»… Сотрудничает в газете «Русские ведомости» (с 1882 года). В это время отдельными изданиями выходят романы, в которых писатель рассказывал решительно обо всем: о монастырском быте («Монах», 1889), о мире театра («Кулисы»), о жизни российской глубинки («Волчья сыть») и провинциального города («Городской глава»)… Его мемуары «Скобелев. Личные воспоминания и впечатления», вышедшие в 1903 году в Петербурге стали «дорогим подарком» для всех почитателей генерала, их высоко оценили и критики «Отечественных записок» (1882. № 10). Как отмечал в середине 1990-х годов Д.В.Григорович: «А какой был бы романист Вас. И. Н.-Д., если бы он вместо сорока томов написал только шесть. Это талантливейший человек» (Плещеев А.А. Что вспомнилось: Актеры и писатели. СПб., 1914. С. 201).

В начале XX века Немирович сближается с И.Д.Сытиным, участвует в деятельности «Посредника», сотрудничает в газете «Русское слово». Романы, рассказы, стихи, записки путешественника, репортажи с фронтов… Когда любимая жена от второго брака, певица Зоя Кочетова, в 35 лет умерла от пневмонии (детей у них не было), Немирович, покинув пустой дом, уехал в Китай, где русские войска подавляли восстание «боксеров». А следом — и на Русско-японскую войну, которая его потрясла до глубины души: дальнобойные японские орудия косили русских солдат, стрелявших вслепую. Свою книгу очерков писатель так и назвал «Слепая война». В Москву он вернулся в разгар Первой русской революции. Поддавшись общему порыву, вступил в масонскую ложу и стал писать статьи, восхваляющие свободу. Когда генерал-губернатор лично пригрозил его арестовать, уехал в Италию, но ненадолго — очень хотелось домой, в Россию, где он женился на 30-летней графине Анне Тизенгаузен (ему самому было 65).

На Первой мировой, самой страшной, он уже не брал в руки оружие. Из Галиции редакция газеты «Русское слово» отправила его на Западный фронт, где он наблюдал сражение под Верденом, после которого его знаменитые черные бакенбарды окончательно поседели, и он, сбрив их, обзавелся аккуратною бородкой. Неожиданно грянул Февраль 1917 года. Немирович принял его восторженно, но выступал за войну до победного конца: «Нельзя переходить к новым формам жизни с позором поражения!» В одной из статей назвал большевиков немецкими агентами. Те, придя к власти, отомстили ему по-большевистски: конфисковали квартиру писателя в Петрограде, его «уплотнили» в каморку для слуг. Немирович признавался другу своему Н.Гумилеву о желании покинуть страну, жаловался, что «собачью морду опричника» сменил «волчий оскал комиссара». Но автора книг, названных В.И.Лениным «буржуазным хламом», не выпускали из страны. Пришлось писателю слукавить, заявив, что он собирается писать грандиозный труд «Народные герои, вожди и мученики», а для этого нужны были материалы зарубежных архивов.

О причинах эмиграции он сообщил в «письме из Москвы», опубликованном под заголовком «Как живут и работают русские писатели» в «Вестнике литературы» за 1921 год, где поведал о «голодной, холодной» обыденщине зимы 1919–1920 годов, о воспалении легких, которым заболел, и продолжил: «Но не подумайте, что бы я оставался равнодушен к нашей яви. Я отходил от нее временами, как солдат в зимнюю ночь на позициях к костру погреться. Она выдвигает такие грандиозные события и картины... что для оценки их и воплощения в точные образы и типы, нужно время и даль»... Позже, в неопубликованной рукописи «Иов на гноищах», он как бы добавил к написанному в 1921 году: «…Все чего-то ждали мы. Не нам-де судить грозу и бурю. Так трудно было нам, интеллигенции, признать бессмысленность событий, которых с сердечным трепетом ждали всю нашу большую, подготовившую их жизнь».

В 1922 году, получив разрешение на выезд за границу работать в архивах для задуманного исторического труда, писатель не вернулся на родину, поселившись (после года в Берлине) в Праге. Навсегда. За «волчий оскал комиссара» большевики все его книги изъяли из библиотек, и о нем забыли, как будто его никогда и не было.

В эмиграции Немирович-Данченко был одним из самых читаемых и издаваемых писателей русского зарубежья (он ведь был почетным председателем Пражского союза писателей и журналистов, почетным членом, после И.С.Тургенева и Ф.М.Достоевского, чешского объединения «Художественная беседа», почетным председателем и участником работы первого эмигрантского съезда русских писателей в Белграде и так далее). Знак признания Немировича-Данченко в русском зарубежье есть и в том, что писатели его удостоили, с подачи И.С.Шмелева, титула «наш старшина». Все его сочинения учету не поддаются: одни считают, что за 40 лет Немирович выпустил 140 книг, другие — 240. В 1934 году русская община в Праге торжественно отметила 90-летие Василия Ивановича, своего «старшины».

В СССР его книги к тому времени были запрещены окончательно (их снова начали издавать только в 1990-е). «Разрешенным» же Немировичем-Данченко был Владимир Иванович, его младший брат. Они общались редко и мало, ведь Василий Иванович был старше брата на 14 лет. «Две России — два Немировича», — шутили эмигранты. Но старшему брату было не до шуток: он страдал и от разлуки с родиной, и от того, что оказался ненужным ей, неизвестным новым поколениям русских людей.

Василий Иванович Немирович-Данченко ушел из жизни 18 сентября 1936 года. Похоронен на Ольшанском кладбище.

См. публикации В.И.Немировича-Данченко в каталоге библиотеки ДРЗ. 

Источники:

1. Данченко Е. Мой прадед Василий Иванович Немирович-Данченко // Зарубежные записки. 2017. № 36. 

2. Хмара В. Возвращение. Вехи судьбы Василия Немировича-Данченко // Немирович-Данченко В.И. На кладбищах. Воспоминания и впечатления. М.: Русская книга, 2001.

3. Эрлихман В. Режиссер на театре военных действий// Родина: электронная версия журнала. Дата публикации: 01.05.2017. Дата обращения: 18.09.2021. 

В.Р.Зубова