95 лет со дня выхода в Брюсселе первого номера журнала «Благонамеренный»

«Благонамеренный» — журнал «русской литературной культуры»

1 января 2021 года — 95 лет со дня выхода в Брюсселе первого номера журнала «русской литературной культуры» — «Благонамеренный» (январь 1926, 2 номера). Издавался кн. Дмитрием Шаховским. Финансировал журнал Григорий Соколов, отмеченный на обложке как руководитель. Название взято у журнала А.Е.Измайлова, выходившего в 1818–1826 году. «Благонамеренный» рассматривался издателем как «чисто литературный журнал», попытка «служения культуре русского слова, русскому духу в свободе, которой мы опьянялись в Европе, видя то, что происходит в России». Его ближайшей целью было «выявление русской литературной жизни сегодняшнего дня. Под сегодняшним днем журнал понимает не только работу сегодня, но и предчувствие работы завтрашней, память работы вчерашней».

Журнал состоял из отделов: «Поэзия», «Проза», «Статьи», «Архив», «Библиография», в последнем публиковались рецензии на книги и статьи. В журнале печатались Г.Адамович, Г.Иванов, И.Одоевцева, Г.Струве, М.Цветаева, В.Ходасевич, Ф.Степун, А.Ремизов, И.Бунин, М.Мочульский, М.Гофман, Н.Набоков, Б.Сосинский, Г.Цебриков, С.Эфрон, Е.Зноско-Боровский и другие известные имена. Вышло только два номера: первый — январь-февраль, второй — март-апрель, но они оказались весьма заметным явлением в истории литературной культуры русской эмиграции, отсветом Серебряного века. Журнал перестал выходить из-за отъезда Д.Шаховского на Афон, где он принял монашеский постриг под именем Иоанн.


Георгий Адамович

Рассвет и дождь. В саду густой туман,
Ненужные на окнах свечи,
Раскрытый и забытый чемодан,
Чуть вздрагивающие плечи.
Ни слова о себе, ни слова о былом.
Какие мелочи — все то, что с нами было!
Как грустно одиночество вдвоем…
— И солнце, наконец, косым лучом
Седую прядь озолотило.


Георгий Иванов

      Стансы

                      1.
Как лед наше бедное счастье растает,
Растает как лед, словно камень утонет,
Держи, если можешь, — оно улетает,
Оно улетит, и никто не догонит.

                      2.
Напрасно пролита кровь,
И грусть, и верность напрасна —
Мой ангел, моя любовь,
И все-таки жизнь прекрасна.
Деревья легко шумят,
И чайки кружат над нами,
Огромный морской закат
Бросает косое пламя…

                     3.
Забудут и отчаянье, и нежность,
Забудут и блаженство, и измену, —
Все скроет равнодушная небрежность
Других людей, пришедших нам на смену.
Жасмин в цвету. Забытая могила…
Сухой венок на ветре будет биться
И небеса сиять, все это было,
И это никогда не повторится!


Галина Кузнецова

Почувствовать свое предназначенье
Сгибать мечту, как самый страстный лук,
И падать в раскаленное теченье
Неутоляемых летами мук…
      Всю жизнь следить с берегового вала
      Нездешнего круженье корабля…
      Мне — правнучке упрямого Дедала —
      Отмерена смиренная земля…
Переживу последнее смятенье
Восплачут обо мне колокола,
И полетит с высоким вольным пеньем,
Моя освобожденная стрела.


Марина Цветаева

Старинное благоговенье

Двух нежных рук оттолкновенье —
В ответ на ангельские плутни.
У нежных ног отдохновенье,
Перебирая струны лютни.
Где звонкий говорок бассейна,
В цветочной чаше откровенье,
Где перед робостью весенней
Старинное благоговенье?
Окно, светящееся долго,
И гаснущий фонарь дорожный...
Вздох торжествующего долга
Где непреложное: «не можно»...
В последний раз — из мглы осенней —
Любезной ручки мановенье...
Где перед крепостью кисейной
Старинное благоговенье?
Он пишет кратко — и не часто...
Она, Психеи бестелесней,
Читает стих Экклезиаста
И не читает Песни Песней.
А песнь все та же, без сомненья,
Но, — в Боге все мое именье —
Где перед Библией семейной
Старинное благоговенье?


Дмитрий Шаховской

Сжигальщикам

                    1.
Меня сожгли под медленное пенье
Поэзии моей пустой.
И закружился, солнцем облитой,
Легчайший пепл — мое творенье.
Ступайте прочь, сжигальщики мои,
И казни огненной не верьте.
Вам не дано вкушать бессмертье,
Как и читать мои стихи.

                     2.
Сегодня жизнь юней большой луны,
Слышнее соловьев, нежнее пений. —
Ей очертанья тонкие даны
Моих несозданных стихотворений.
Любите жизнь, где обитаю я,
Где жадно смолкли трели соловья
И высится мелодия простая,
Из крыльев соловьиных выростая.

Разлука

Как поворот невидного руля
У исчезающего корабля,
Так для меня твои печали.
Не обещаю ничего тебе,
Ни горевать, ни плакать о судьбе
Любви, которую обозначали.
Мы островок, не названный: земля.

См. журнал в библиотеке Дома русского зарубежья.

Источники:

Благонамеренный: Журнал русской литературной культуры (Брюссель). 1926. № 1; № 2.

В.Р.Зубова