35 лет со дня кончины Г.А.Хомякова (Андреева)

4 февраля 2019 года — 35 лет со дня кончины Геннадия Андреевича Хомякова (псевдонимы: Г.Андреев, Н.Отрадин, иногда подписывался инициалами Г.А.) (предположительно 1910, Царицын, Россия – 04.02.1984, Нью-Йорк, США), журналиста, писателя, редактора. Точная дата его рождения не установлена, разные источники называют ее в интервале от 1904 до 1911 года, наиболее вероятный на сегодняшний день год его рождения — 1910, что подтверждается очерком «Северная робинзонада» («Трудные дороги»), где он сообщает, что отсидел три года и теперь он «двадцатилетний юноша». Отец Хомякова был служащим, семья жила в достатке, имела небольшой собственный дом. По окончанию средней школы в 1926 году Геннадий Андреевич начал работать в губернской газете, в которой напечатал несколько рассказов.

В 1927 году он был арестован и осужден на 10 лет лагерей. После карантина был направлен на общие работы. Срок он отбывал с 1927 года на Соловках, с 1929 года — в северных лагерях, а затем в Ухто-Печорских — до 1935 года, по статье 58, пункт 5 (контрреволюционная деятельность). Благодаря бывшему эсеру Шевелеву, которому покровительствовал начальник лагеря чекист Эйхманс, Хомякова перевели с общих работ в Соловецкий музей, который был устроен в Преображенском соборе. Так началась его жизнь в роте для административно-технического персонала в камере на 6 человек. Два раза в месяц — баня. В камере жили: присяжный поверенный Москвин, Андрей Петрович Стрешнев (окончил два факультета в отечественных университетах, Сорбонну, много лет жил за границей), меньшевик Каплин, вологодский пасечник Лопатин, глубоко верующий Гусев. На работе знакомые — анархистка Зотова, профессор Незнамов, библиотекарь последнего царя чех Немачик, машинистка канцелярии Вальцева Лидия Петровна. Прогулки с Иннокентием Серафимовичем Кожевниковым, в прошлом — другом Ленина, Троцкого, командарма в Гражданскую войну.

Мечтал о побеге, о котором через тайного осведомителя узнало руководство лагеря. Обыск, следственный изолятор. Дело вел следователь Николай Ростовцев, друг юности старшего брата Геннадия Андреевича. Спустя 8 дней после ареста — освобождение из изолятора и возвращение в прежнюю роту. Во время повторного заключения в ИТЛ на Соловках он работал исключительно на лесоповале. «Меня арестовало еще ГПУ в середине НЭПа — в 1927 году я уже был в Соловках. Тогда действительно был еще единственный концлагерь. Кстати, тогда он так и назывался — у меня в постановлении тройки ПП ОГПУ Ленинградского военного округа так и стояло: “Десять лет концлагеря”. И как раз в то время, не помню точно, наверное, в 1928 году, стало появляться и другое название — “Исправительно-трудовые лагеря”».

В 1935 году Хомяков был освобожден с запретом на право проживания в 41 городе СССР. «Всему приходит конец, и судьба иногда меняет гнев на милость. Два раза погрозив расстрелом и восемь лет протаскав по всем кругам концлагерного ада, в 1935 году судьба вызвала меня к столу освобождения учетно-распределительного отдела одного из больших концлагерей… Спустя два дня я получил документы и покинул лагерь. На мне была чистая черная спецовка, не очень искусно залатанные сзади брюки и не особенно рваные ботинки. Выходить на волю в истасканном лагерном обмундировании я не хотел, а ничего другого достать не мог. В кармане лежали справка об освобождении, литер на проезд и 25 рублей, подмышкой — сверток с буханкой хлеба и пятью селедками, выданными для “питания во время следования к избранному месту жительства”, — с этим надо было начинать новую жизнь». До 1941 года Хомяков прошел через все мытарства бывшего политического зэка в СССР, от безнадежных попыток устроиться на работу с единственным документом — справкой из лагеря, до мыканья по разным временным службам. «Вечерами я выходил во двор, ложился в траву и часами бездумно смотрел в пышное небо, блиставшее бездной звезд. Я отходил от лагеря; наедине с шорохами травы и сиреневых кустов, с темной листвой деревьев, в тишине задумчивой южной ночи я медленно освобождался от безобразной концлагерной шкуры, постепенно привыкая к вечной и незамысловатой простоте жизни».

С началом Великой Отечественной войны Г.А.Хомяков был призван в Красную армию. В 1942 году в Крыму попал в плен и был отправлен в Норвегию в лагерь для военнопленных. После освобождения из плена Геннадий Андреевич с потоком беженцев оказался в Германии в лагерях для перемещенных лиц, в американской зоне оккупации, избежав насильственной репатриации. Там же вступил в НТС (Национально-трудовой союз (российских солидаристов), вошел в состав его Совета, сотрудничал в его органе — журнале «Посев». «После плена я остался на Западе и в 1946 году, после почти двадцатилетнего перерыва, вновь занялся литературной работой». Свои произведения и статьи он подписывал псевдонимом Г.Андреев.

Первое художественное произведение Г.А.Хомякова, написанное в эмиграции, — «Баллада о танке» (1948). Как член НТС Геннадий Андреевич возглавлял Комитет по делам православных беженцев. Вышел из Национально-трудового союза при его расколе в 1954 году. Некоторое время служил в мюнхенском отделении радиостанции «Голос Америки», потом на радио «Свобода». Был приглашен на работу в ЦОПЭ (Центральное объединение послевоенных эмигрантов из СССР), где принял участие в создании «Товарищества зарубежных писателей», «руководил которым он один, выпустив около 20 книг» (Л.Ржевский), и стал главным редактором литературно-художественного и общественно-политического альманаха «Мосты» (1958–1970). Печатался как публицист под псевдонимом Н.Отрадин. «Это был один из заметнейших деятелей печатного слова второй послевоенной эмиграции, писатель и журналист, редактор и издатель. Был он родом волжанин… видный собой и крепко сложенный…» (Л.Ржевский).

Вышло всего 15 номеров альманаха. Первые 10 номеров были изданы в Мюнхене издательством ЦОПЭ. В 1963 году, с закрытием ЦОПЭ, прекратилось финансирование альманаха, но Г.Хомяков все же продолжил его издание на деньги сотрудников и других сочувствующих лиц до 1970 года. Два номера были выпущены под грифом «Товарищества зарубежных писателей», секретарем которого он был (1963–1967), а последние три номера (1968–1970) вышли в США, в Нью-Йорке, куда Геннадий Андреевич переехал в 1967 году.

Из письма И.Чиннову от 28 ноября 1965 года по поводу «Мостов»: «Что у нас происходит? А вот что: первый отдел заканчиваем (около 160 стр.) и будем набирать дальше. Еще нет пяти-шести рукописей, но если подойдут во время набора, как обещано, это не страшно. Ю.П.[Иваск] еще не прислал, Бахрах не закончил и т. д. А что у нас получится? Перебирая названия и авторов, так и этак тасуя и перетасовывая их (занятие необходимое, но, в общем, не слишком плодотворное: от перемены слагаемых и т. д.), подсчитывая строки, вижу, что получится около 400 страниц (может, малость больше, или меньше) самого разнообразного материала, в т. ч. и хорошего. Это вроде такой большой корзинки, куда напиханы разные покупки в пестрых обложках, — некоторые в серых, — различного веса, цены и т. д. Однако, почему бы и нет? Для ежегодника, альманаха это и нужно, — а дать только высококачественное мы, “русское зарубежье”, все равно уже не в состоянии».

В Нью-Йорке сотрудничал в газете «Новое русское слово», на страницах которой еженедельно печатал статьи на общественно-политические и злободневные темы. Редакторскую работу он продолжил и после выхода на пенсию. В 1975–1977 годах был соредактором Романа Гуля в «Новом журнале», а в 1980–1981 году редактировал журнал «Русское возрождение». Выйдя в отставку, поселился на берегу залива под Нью-Йорком и, по словам И.Чиннова, писал воспоминания. Скончался Геннадий Андреевич 4 февраля 1984 года. Похоронен возле Лейквуда в штате Нью-Джерси, США.

Творческое наследие Г.А.Хомякова невелико по объему, но ярко и значительно по своей сути. Он писал документально-автобиографическую прозу, в основном очерки и рассказы, последовательно воспроизводя жизнь своего поколения в его «советском» варианте: тюрьма и лагерь; участие в процессе строительства социалистического государства; солдатская участь во время войны. Издал две книги — «Горькие воды. Очерки и рассказы» (1954) и «Трудные дороги» (1959). А в эмигрантских альманахах, сборниках и журналах вышли повесть «Соловецкие острова» (1950), «На стыке двух эпох. Из воспоминаний» (1954), цикл очерков «Минометчики» (1975–1978) и другие его произведения. Многочисленные рассказы, статьи, рецензии писателя разбросаны по разным русским зарубежным периодическим изданиям: «Опыты», «Грани»«Возрождение»«Мосты»,  «Новый журнал» и другие. Единственная его пьеса — «Награда» (написанная в соавторстве с Л.Д.Ржевским) опубликована в журнале «Грани» (Франкфурт-на-Майне. 1951. № 12).

«Среди деятелей зарубежной русской литературы, так ожесточенно замалчиваемой на нашей родине, Геннадию Андрееву (Хомякову) принадлежит заметное и светлое место. Я уверен, что написанное им станет со временем предметом внимания и описаний грядущих литературоведов. И это будет лучшим ему памятником» (Л.Ржевский).

В 2012 году Н.А.Трегубовым были переданы в дар Дому русского зарубежья им. А.Солженицына архивные материалы, составившие Фонд 155. Журнал «Мосты». Хомяков Геннадий Андреевич, которые в настоящее время находятся в процессе обработки.

18 декабря 2018 года в ДРЗ в рамках очередного заседания литературно-философских собраний «Отражения» прошла лекция старшего научного сотрудника отдела культуры российского зарубежья, кандидата исторических наук П.А.Трибунского «Кто Вы, Геннадий Хомяков?». См. публикации Г.А.Хомякова (Г.Андреева) в каталоге библиотеки ДРЗ.

В.Р.Зубова