С 28.10.2021г. ПОСЕЩЕНИЕ ДОМА РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПРИ НАЛИЧИИ QR-КОДА

Уважаемые посетители! В соответствии с Указом мэра Москвы от 21.10.2021 года № 62-УМ с 28.10.2021 года посещение Дома русского зарубежья осуществляется только при наличии документа, удостоверяющего личность, и QR-кода или при наличии ПЦР-теста, полученного не ранее 72 часов до посещения. Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с приказом № 615/ОД руководителя Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского от 15 октября 2020 г. ВОЗМОЖНО ПРИОБРЕТЕНИЕ ТОЛЬКО ЭЛЕКТРОННЫХ БИЛЕТОВ. При приобретении электронного билета на нашем сайте Вы даете согласие ГБУК г. Москвы «Дом русского зарубежья им. А. Солженицына» на передачу в обработку органам исполнительной власти города Москвы и подведомственным им организациям, участвующим в обеспечении соблюдения режима повышенной готовности, Ваших персональных данных с целью контроля соответствия возможности выполнения Вами ограничений, введенных указом Мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ и связанных с режимом повышенной готовности в условиях распространения COVID-19, в том числе в/до момента посещения Вами соответствующего мероприятия (использования билета).

120 лет со дня рождения А.В.Сахновского

25 ноября 2021 года — 120 лет со дня рождения Алексея Владимировича Сахновского (25(12).11.1901, Киев, Российская империя – 27.04.1964, Атланта, США), выдающегося художника промышленного дизайна, конструктора и предпринимателя. Из дворян. Его отец, Владимир Никитович, был доктором медицины, членом многих правлений, комитетов и медицинских обществ. Как председатель комитета Вспомогательной медицинской кассы, он даже принимал просителей дома. Мать, Ефросинья Николовна (урожденная Терещенко), была дочерью сахарного фабриканта. одного из богатейших людей России. В начале ХХ века семье принадлежало 150 тысяч десятин земли, более десятка сахарных заводов, винокурни. Родоначальник династии, Артемий Яковлевич, был из чумаков — торговал солью. И благотворителями Терещенко были знатными. На киевские лечебницы, училища, богадельни потратили 2,5 миллиона рублей. Для сравнения, 95-сильный Mercedes, записанный в заводских книгах 1913 года за Terestschenko, Kiew, на котором, наверное, катали маленького Алексея, обошелся им в 11 500 рублей. В 1899 году городские власти, признавая заслуги семьи перед городом, переименовали улицу Алексеевскую в Терещенковскую. Там, в доме № 17, прошли детство и юность Алексея в окружении нянек и гувернеров.

Мальчик Алеша с детских лет мечтал конструировать автомобили: «Интерес к машинам проснулся у меня где-то в 1912 году. Я был заинтригован паровым Serpollet своего дядюшки и всевозможными Opel, Austro-Daimler и Mercedes кузенов» (здесь и далее цит. по: [2]). В 13 лет он соорудил небольшую коляску, на которой можно было съезжать вниз по холмистым улицам Киева.

Такая безмятежная жизнь у него закончилась в революционный 1917 год. После убийства царя покончил с собой, выпив яд, его отец. В Киеве в то время уже обосновались большевики: «В шесть вечера наступал введенный красными комендантский час. <…> Единственным звуком, доносившимся извне, был грохот арестантских фургонов. Это означало, что еще кого-то повезли на допрос или пытки, возможно, даже моих знакомых или друзей. Этот ритмичный звук завладевал мною. <…> Становилось невыносимо». Сахновский вступает рядовым добровольцем в Белую армию.

В 1920 году на французском миноносце покидает Россию. Бриллиант весом всего 5,5 карат, который он взял на черный день, — это всё, что он увез с собой в эмиграцию. Кое-как добрался до Парижа, где проживала его многочисленная родня, включая родную тетушку. «Поначалу тяжко было смотреть на разношерстную парижскую публику, беззаботно вытанцовывающую чарльстон и блэк-боттом под завывания гавайской музыки».

Надо было как-то определяться с работой. Первое время в Париже он обходил редакции модных журналов со своими эскизами нарядов — автомобили даже в мыслях не держал. Только мода! Понял, что зря, и решил учиться. Поступил в Лозаннский университет, затем в Школу искусств и ремесел в Брюсселе, но окончить ее не смог — не было денег.

Однако он имел уже достаточный багаж знаний и навыков, поэтому его взяли младшим чертежником в бельгийскую фирму «Ван ден Плас», изготовлявшую автомобильные кузова для богатых заказчиков. Вот тут-то и выяснилось, что Сахновский свободно владеет французским, английским, немецким и русским языками, его сразу же сделали переводчиком. А вскоре руководители фирмы заметили и его незаурядные творческие способности. Сахновскому предоставили кабинет, где он мог создавать эскизы автомобильных кузовов, а также согласились отдавать собранные фирмой автомобили ему на обкатку по выходным дням. С этого времени Алексей Владимирович, красавец, высокого роста, модно одетый, с приятными манерами и загадочным прошлым, появлялся по воскресеньям в самых дорогих районах Брюсселя на разных роскошных автомобилях, и это ему нравилось. Совсем скоро он был назначен художественным директором фирмы.

Кузова, им сконструированные, устанавливались индивидуально по выбору покупателя: «конвертибл» для индийского магараджи, фаэтон — для бельгийского принца, а для Адриана Конан Дойля (сына создателя Шерлока Холмса) кузов был поставлен на английский «Роллс-Ройс». До 1929 года кузова Сахновского использовались автомобильными фирмами «Панар-Левассор», «ФИАТ», «Эксцельсиор», «Испано-Сюиза», «Мерседес-Бенц», «Изотта Фраскини», «Бентли», «Вуазен», «Кадиллак», «Бьюик», «Грэф унд Штифт», «Пух» и «Паккард». Он стал первым среди дизайнеров автомобилей, бессменным победителем конкурса автомобильных кузовов «Гран-при Монте-Карло».

Казалось бы, наконец, осуществилась его мечта, здесь, в Европе. Однако ему хотелось большего: уехать в Америку, самую автомобильную страну в мире. Он решил заранее подготовиться к переезду — посылал в нью-йоркский журнал «Autobody» («Автомобильный кузов») свои статьи с фотографиями его дизайнерских проектов и получил два приглашения из Детройта (1928). Первое — от «Дженерал Моторс» на полгода, второе — от фирмы «Хейз Боди Компани» на два года. Он принял второе приглашение. Компания, находящаяся в городе Гранд-Рапидс, утвердила его в должности художественного директора; контракт был заключен 22 октября 1928 года.

В течение всего предшествующего периода Сахновский разрабатывал конструкции кузовов исключительно для автомобилей высшего класса, В 1930 году дизайнер решил обратиться и к автомобилям массового производства. Сначала он проектировал кузова для американской фирмы «Мармон», затем — «Пирлесс». Кроме того, он был первым в Америке стилистом «компактных» автомобилей, создав кузов для маленького автомобиля «Америкен Остин», который позже был переименован в «Бантам» — прототип будущих автомобилей типа «джип». В 1930 году он вновь выиграл «Гран-при Монте-Карло» за представленный на выставке 8-цилиндровый переднеприводной роскошный американский автомобиль «Корд» (он был самым низким и широким из числа представленных моделей). Сахновский создавал кузова и для автомобилей других фирм — «Оберн», «Паккард», «Виллис», «Континентал», «Студебекер», «Уайт». С ним консультировались «Дженерал Моторс» и «Форд Мотор Компани». В 1933 году он сконструировал новинку — обтекаемый кузов для автомобиля фирмы «Нэш». Техническая сторона его никогда не занимала, он предпочитал, чтобы ею занимались другие. От заказчиков не было отбоя.

В 1937 году он получил американское гражданство. Накануне Второй мировой войны его размеренную жизнь нарушил скандальный бракоразводный процесс. Пресса наперебой смаковала все подробности его жизни. От потери имиджа спасла его армия. Когда США вступили во Вторую мировую войну, Сахновского призвали, как и многих дизайнеров, в службу маскировки, а затем перевели в разведку (из-за знания языков). Он и в эти годы успевал делать эскизы, публиковать статьи, выступать с лекциями. А в 1943 году снова женился на 25-летней Джоан Моррис Стивенз из старинного рода Стивензов-Уошбернов. Фамильный герб, родословная — все, как положено.

Начав войну капитаном на авиабазе Макстон в Северной Каролине, Сахновский быстро продвигался по службе. Вскоре он получил назначение в военную миссию США в СССР и мог свободно гулять по Москве, посещать рестораны, кино, театры. Старший офицер авиаразведки союзнической миссии, он иногда выполнял задачи переводчика посла США в СССР У.А.Гарримана. Американская военная миссия закрылась 31 октября 1945 года.

Демобилизовавшись, Сахновский продолжил свою дизайнерскую работу, был все еще знаменит и по-прежнему оставался превосходным иллюстратором. В 1946–1961 годах он жил во Флориде. В 1961 году поселился в Атланте: конструировал кузова для грузовиков, автобусов, участвовал в дизайне самолетов, но легковые автомобили всегда были ближе его сердцу: «Я счастлив, пока могу держать карандаш и рисовать машины».

27 апреля 1964 года Алексея Владимировича Сахновского не стало.

Когда-то он сказал: «Скорость — великий бог нашей эпохи. Посмотрите на самые быстрые автомобили, на скорые поезда, стремительные аэропланы и катера. А затем гляньте в зеркало: что видите? Все то же старое тело, голову и конечности, те же уши, торчащие как ручки у сахарницы!»

Промышленный дизайнер Алексей Владимирович Сахновский, признанный выдающимся мастером стиля ар-деко и одним из зачинателей художественного направления стримлайн-модерн (от англ. streamline — «линия обтекания»), вошел в мировую историю автомобилестроения навсегда.

Источники:

1. Дубовской В. Сахновский Алексей Владимирович // Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века: Энциклопедический биографический словарь. М., 1997.

2. Орлов Д. По прозвищу «Граф»: Жизнь и творчество дизайнера А.В.Сахновского // Грузовик Пресс: Электронная версия журнала. Дата обращения: 24.11.2021.

В.Р.Зубова

Мы используем файлы Cookies. Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов Cookies
Ок