В условиях распространения COVID-19 возможно приобретение ТОЛЬКО ЭЛЕКТРОННЫХ билетов.

Уважаемые посетители! Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с приказом № 615/ОД руководителя Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского от 15 октября 2020 г. возможно приобретение только электронных билетов. При приобретении электронного билета на нашем сайте Вы даете согласие ГБУК г. Москвы «Дом русского зарубежья им. А. Солженицына» на передачу в обработку органам исполнительной власти города Москвы и подведомственным им организациям, участвующим в обеспечении соблюдения режима повышенной готовности, Ваших персональных данных с целью контроля соответствия возможности выполнения Вами ограничений, введенных указом Мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ и связанных с режимом повышенной готовности в условиях распространения COVID-19, в том числе в/до момента посещения Вами соответствующего мероприятия (использования билета).

125 лет со дня рождения П.Ф.Миловидова

29 июня 2021 года — 125 лет со дня рождения Петра Филипповича Миловидова (29(17).06.1896, Киев, Российская империя – 15.08.1974, Прага, Чехословакия), участника Белого движения, ученого-ботаника, цитолога. Из семьи чиновника ведомства народного просвещения, инспектора 2-й гимназии Филиппа Александровича Миловидова и Ольги Александровны (урожденной Мейнгард).

После окончания гимназии, Петр поступил на физико-математический факультет Киевского университета Святого Владимира. Однако Первая мировая война все в его жизни попутала. В конце 1916 года он был призван на военную службу, зачислен в Киевское военно-инженерное училище, которое окончил в 1917 году в чине прапорщика. Какое-то время он служил в Киеве, затем был отправлен в действующую армию.

Фронтовая служба Миловидова продолжалась всего три месяца: армия разваливалась, солдаты разъезжались по домам, и прапорщик Петр Миловидов тоже вернулся домой — в Киев, где стал свидетелем калейдоскопической смены разных властей на Украине: правление Центральной Рады, взятие Киева красными войсками М.А.Муравьева, германскую оккупацию и гетманство П.П.Скоропадского, занятие Киева петлюровцами и новый приход большевиков. В эти месяцы он ездил в Харьков, где держал экзамены и пытался продолжить учебу в Киевском университете.

Хуже стало, когда в начале 1919 года в Киеве снова установилась Советская власть с голодом и красным террором. Пострадали все киевляне, включая и семью Миловидовых. Два старших брата — Филипп и Андрей — отправились на телеге в деревню, чтобы обменять вещи на продукты. На обратном пути их задержали красноармейцы из заградотряда. Найдя у них муку и другие продукты, выменянные у крестьян, они двух Миловидовых — математика и филолога — расстреляли как спекулянтов. А в 1935 году был арестован живший в Киеве младший брат Петра, погибший вскоре после ареста в тюрьме.

Петр же уцелел, только потому, что его в 1919 году в Киеве уже не было. Он был зачислен на службу во ВСЮР, в составе которых отступал в Крым, где перенес тиф. Об этом периоде его жизни сохранилось семейное предание. Однажды в лазарет поступили коробки с финиками, которые прислали союзники — французы. Там-то и выяснилось, что финики — червивые. Выздоровев, Петр Миловидов вернулся в строй (инженерные и железнодорожные войска). Но вновь заболел возвратным тифом. Оставаться в лазарете он не захотел, превозмогая болезнь, отправился к морю и успел подняться на борт последнего корабля, покидающего Севастополь.

Вместе с Русской армией высадился в Галлиполи. Оттуда смог переехать в Сербию, где работал на строительстве железной дороги в районе Косовской Митровицы. Позднее, выучив сербский язык, стал преподавать сербским ученикам физику, химию, математику в открывшейся там гимназии.

В 1922 году, скорее всего по студенческой визе, перебрался в Чехословакию. Приехав в Прагу, Миловидов поступил в Карлов университет, избрав профессию биолога. В Праге он познакомился с беженкой из России Еленой Евгеньевной фон Колен. Они обвенчались. Там же, в Праге в 1926 году родилась их единственная дочь Нина, ставшая в будущем историком литературы.

Семья Миловидовых обосновалась в пражском районе Дейвицы, где русские инженеры спроектировали несколько жилых домов для своих соотечественников. Миловидовы поселились в доме, который назывался «профессорским». Успешно окончив университет, Петр Филиппович работал в лаборатории под руководством известного чешского ученого-биолога, члена Чехословацкой Академии наук Богумила Немеца, специализировавшегося на изучении растительной клетки. Стал стипендиатом Рокфеллеровского фонда (1927–1928).

В конце 1920-х годов французские коллеги пригласили его на работу в Париж, в Институт Пастера. Во Франции Петр Филиппович не только занимался научной работой в Институте Пастера, но и выступал с лекциями по биологии. Несмотря на предложение французской стороны остаться в Париже и продлить сотрудничество, он все же вместе с семьей вернулся в Прагу.

В 1936 году Миловидов защитил диссертацию и получил звание приват-доцента. К тому времени он стал уже довольно заметной фигурой в эмигрантских академических кругах: в 1935–1939 годах состоял членом Русской академической группы в Чехословакии.

В 1939 году после оккупации Чехословакии немцы закрыли Карлов университет и вместо него открыли свой. В этот университет они пригласили работать Миловидова, но он, решительно отказавшись от сотрудничества с немцами, стал безработным. Чтобы выжить семье в это сложное время, он работал агрономом. Правда, ему приходилось надолго покидать Прагу, зато возвращался он из этих поездок с деньгами и продуктами, заработанными у чешских крестьян. Кроме того, помощь Миловидовым оказывала семья немецких родственников Елены Евгеньевны, вернувшихся после 1939 года в Судетскую область. А когда в конце войны Германия начала «тотальную мобилизацию», они помогли его дочери Нине избежать ее. В перерывах между «агрономическими» поездками Миловидов продолжал работать над своей монографией «Физика и химия клетки». Эту работу он писал по-немецки. Ему помогала вся семья: супруга переводила на немецкий, который отлично знала, а дочь рисовала цветные иллюстрации. В конце войны эта рукопись была отправлена в Германию для публикации. Однако из-за массированной бомбежки страны Миловидов считал, что рукопись погибла. Весной 1945 года, когда фронт приблизился к Праге, многие русские эмигранты покинули город, но Миловидовы решили остаться, поскольку с оккупационными властями никогда не сотрудничали. И надо признать, что СМЕРШ интереса к их семье не проявлял.

После войны Петр Филиппович получил возможность продолжить свою научную работу в Испытательном институте физиологии растений и со временем стал профессором и доктором наук. Неожиданно из Западной Германии пришло известие: рукопись профессора Миловидова не погибла и выходит в свет. Действительно, в 1949 году в ФРГ вышел 1-й том его монографии «Физика и химия клеток» на немецком языке, а 2-й том был опубликован в 1952 году. О признании научных заслуг Миловидова говорит перечень его званий и наград: профессор, доктор наук, член Чехословацкого ботанического общества, действительный член Общества гистологов и цитологов Чехословацкой Академии наук. За свою научную деятельность он был награжден медалью Грегора Менделя. В «Зарубежной России» — летописи русской эмиграции П.Е.Ковалевского (Париж, 1971) — он был назван «выдающимся русским биологом».

Скончался Петр Филиппович 15 августа 1974 года в Праге. Похоронен на Ольшанском кладбище.

Вдова Миловидова, Елена Евгеньевна, вскоре после его смерти перебралась в США, где еще в конце 1940-х годов обосновалась их дочь Нина, выйдя замуж за американца.

А ведь помимо научных трудов П.Ф.Миловидов писал стихи — просто для себя.


Прага


Твоей души, святая Прага,
Мне не понять, не отгадать,
Но мне она — хмельная брага
И грусть Твоя — вторая мать.
Так живы старые страданья
В твоих негаснущих очах,
Безмолвные Твои преданья
О перекрещенных мечах.
Меня баюкала туманами
Уснувшая Твоя мечта,
И гул, поведанный органами,
И башни четкая черта.
Река, журчащая под арками
Святого Карлова моста,
И пена, поднятая барками,
И свежесть первого листа.
И перезвоны над часами
Старинных каменных церквей,
И стук увенчанных крестами
Тяжелых бронзовых дверей.
Мостов железные узоры
На угасающей заре,
Дворцов затихших коридоры,
Как сон о радостной поре.
Давно забытые гробницы
Потомков царственных детей,
И Града стрельчатые шпицы,
И трепет дремлющих ветвей.
Глядятся узкие порталы
В изгибы арок вековых,
Там чутки старые кварталы
Под сенью башен мостовых.
И то, что Роком осужденное,
Давным-давно погребено,
Как будто Феникс окрыленное,
Из тьмы веков возрождено.
Так много сказок здесь рассказано,
И жизнь, как утро, хороша,
Но слишком много не разгадано,
Как будто девушки душа.


* * *
Знакомо ль это вам? Безбрежные поля,
Мазанки над рекой, согнувшиеся ивы,
Вишневые сады. Рядами тополя,
Реки блистающей свинцовые извивы?
Вы помните ль вдали кудрявые леса,
На горизонте ясном зубчатые ели,
Блестящая на поле звонкая коса,
Днепра широкого извилистые мели?
На бархате холмов ажурные кресты,
Черешни у домов, плетеные заборы,
Кривые на реке старинные мосты
И во дворе кругом соломенные горы?
Забыты ль пышные, широкие заливы,
Средь сочной зелени глядящие цветы,
Кудрявых облаков воздушные наплывы
И над оврагами могильные кресты?
Подсолнухов круги. Желтеющие нивы,
Бегущих ребятишек хохот, суета,
Скрипящие телеги, заросли крапивы
И песня иволги у дальнего куста?
Церквей за речкою верхушки золотые,
Нарядные рубашки деревенских баб,
Малины под горой кустарники густые
И старый, почерневший при дороге граб?
Вы помните ль в церквах тяжелые лампады,
В туманном сумраке горящие огни,
Кадильный дым густой и пения каскады?
Ужели ничего не говорят они?


РУСЬ

О Русь, Тобой изнемогаю,

Тебя люблю, Тобой горжусь,

Тебя на плаху провожаю

И о Тебе всегда молюсь.

Тебя в чужбине я не знаю,

И забываю, и страшусь,

И камень я в Тебя бросаю,

Но вновь к Тебе одной вернусь.

Как блудный сын Тебя лобзаю,

Твоих лохмотьев не стыжусь,

Тебя зову, с Тобой страдаю,

Но никогда не отрекусь.

К Твоим ногам я приникаю,

Христова Страждущая Русь,

С Тобой грешу, с Тобой рыдаю

И за Тебя одну молюсь.

 

ОТЧИЗНА


И снова грязные ухабы,
Полей распаханных узор,
Гуськом плетущиеся бабы —
Унылый, серый кругозор.
Грачи, бродящие лениво
По черноземной полосе,
И избы, жмущиеся криво,
И листья в утренней росе.
Вдали испуганные ветлы,
Страданья вечного укор,
Сухие вытянули метлы,
И тих задумчивый простор.
И вновь родное пепелище,
Кровавой смуты бурелом,
Отчизна в нищенском рубище
Изнемогает под крестом.

См. публикации П.Ф.Миловидова в каталоге библиотеки ДРЗ.

Источник:

Чичерюкин-Мейнгардт В.Г. Миловидов Петр Филиппович (1896–1974) // Новый исторический вестник. 2004. № 2 (11). С. 228–235.

В.Р.Зубова