150 лет со дня рождения И.А.Бунина

22 октября 2020 года — 150 лет со дня рождения Ивана Алексеевича Бунина (22(10).10.1870, Воронеж, Россия – 08.11.1953, Париж, Франция), русского писателя-классика, почетного академика Санкт-Петербургской академии наук по разряду изящной словесности (с 1909), Нобелевского лауреата по литературе (1933). Из старинной дворянской обедневшей семьи, корнями уходящей в XV век. Отец, Алексей Николаевич, — мелкий чиновник, мать, Людмила Александровна (урожденная Чубарова), тихая богомольная женщина, вела дом. Из девятерых родившихся детей, пятеро умерли в раннем возрасте. Детство Ивана прошло на хуторе Бутырки Орловской губернии в общении с крестьянской детворой.

В 1881 году Иван пошел в первый класс гимназии и учился в Ельце около четырех с половиною лет — до середины зимы 1886 года, в дальнейшем же обучался дома, изучал языки, делая упор на латынь. Любовь к чтению привил ему гувернер — студент Московского университета Николай Ромашков. Первые книги, прочитанные Буниным самостоятельно, — «Одиссея» Гомера и сборник английских стихов. Переехав с семьей в Озерки, он под руководством брата Юлия успешно сдал экзамены на аттестат зрелости. Зиму 1886 года сочинял роман «Увлечение» (не издан).

За Ельцом есть село, 

Что Озерками звать. 

На крутом берегу 

Перед прудом большим, 

Все любуется в нем 

Старый дом наш большой. 

Там отец мой родной 

Меня манит рукой. 

Там сестра, там мой брат, 

Там все милые мне…

                                  (Гимназическое стихотворение Бунина, 1884)

А дебютировал в печати Иван Алексеевич стихотворением «Над могилой Надсона» в газете «Родина» 22 февраля 1887 года.

В начале 1889 года он покинул родительский дом и начал самостоятельную жизнь. На прощание мать благословила сына родовой иконкой с изображением трапезы Трех Странников у Авраама (Ветхозаветная Троица). Это была, как писал Бунин в одном из своих дневников 12 февраля 1911 года ночью в Порт-Саиде, «суздальская древняя иконка в почерневшем серебряном окладе, с которой я никогда не расстаюсь, святыня, связующая меня нежной и благоговейной связью с моим родом, с миром, где моя колыбель, где мое детство». (Его дневник того времени был напечатан в эмигрантских изданиях 1920-х годов, а потом под названием «Воды многие» помещен в сборник «Петлистые уши»).

Приняв предложение о сотрудничестве от газеты «Орловский вестник», Бунин поселился в Орле. В «Вестнике» «был всем, чем придется, — и корректором, и передовиком, и театральным критиком», жил исключительно литературным трудом, еле сводя концы с концами. В 1891 году как приложение к «Орловскому вестнику» вышла первая его книга — «Стихотворения. 1887–1891».

С 1892 года — он в Полтаве, работал в управе, а в газете «Полтавские губернские ведомости» публиковались многочисленные его очерки, написанные по заказу земства.

В 1890-е годы его стихи и рассказы стали появляться на страницах уже солидных столичных журналов, таких как «Русское богатство», «Северный вестник», «Вестник Европы». Иван Алексеевич оставляет службу и уезжает в Петербург, а затем в Москву (1895). В 1896 году бунинский перевод на русский язык поэмы Г.Лонгфелло «Песнь о Гайавате» был опубликован как приложение к «Орловскому вестнику», до настоящего времени он остается непревзойденным по верности оригиналу и красоте стиха. В 1897 году в Петербурге вышел его сборник прозы «“На край света” и другие рассказы», а в 1898 году в Москве — книга стихов «Под открытым небом».

В духовной биографии Бунина важны его сближение в эти годы с участниками «Сред» Н.Д.Телешова — М.Горьким, Л.Андреевым, Скитальцем, но особенно — встреча в конце 1895 года и начало дружбы с А.П.Чеховым. Он проводил теперь лето в Ялте с Чеховым и Станюковичем и под Одессой в Люстдорфе с Федоровым и Куприным. «…Высокий, стройный, с тонким, умным лицом, всегда хорошо и строго одетый, любивший хорошее общество и хорошую литературу, много читавший и думавший, очень наблюдательный и способный ко всему, за что брался, легко схватывавший суть всякого дела, настойчивый в работе и острый на язык, он врожденное свое дарование отгранил до высокой степени…», — вспоминал о нем Н.Д.Телешов [5].

В Люстдорфе Бунин неожиданно для всех, даже для себя, женился на 19-летней Анне Цакни. Она была дочерью одесского издателя-грека, владельца газеты «Южное обозрение», с которой Бунин сотрудничал. Поженились они после нескольких дней знакомства. «В конце июня уехал в Люстдорф к Федорову. Куприн, Карташевы, потом Цакни, жившие на даче на 7-й станции. Внезапно сделал вечером предложение», — записал Бунин в дневнике 1898 года. Меньше чем через год у них с Анной произошел разрыв, через два года брак распался. Родившийся сын Николай умер от скарлатины в возрасте пяти лет.

В начале 1901 года в издательстве «Скорпион» вышел поэтический сборник «Листопад» — итог недолгого сотрудничества Ивана Алексеевича с символистами, принесший автору в 1903 году вместе с переводом «Песни о Гайавате» первую Пушкинскую премию Императорской Санкт-Петербургской академии наук.

Знакомство с М.Горьким, считавшим его «первым писателем на Руси», положило начало сотрудничеству Бунина с издательством «Знание», которое выпустило пять отдельных ненумерованных томов первого собрания сочинений писателя (1902–1909); том шестой вышел в издательстве «Общественная польза» в 1910 году. Литературная известность принесла Бунину и материальную обеспеченность, которая позволила осуществить давнишнюю его мечту — путешествия за границу. Впечатления от поездки в Константинополь легли в основу рассказа «Тень птицы» (1908), с которого начинается ряд путевых очерков, собранных впоследствии в одноименный цикл (Тень птицы: сборник. Париж, 1931).

В ноябре 1906 года в московском доме Б.К.Зайцева Бунин знакомится с Верой Николаевной Муромцевой, ставшей преданной женой Ивана Алексеевича до конца его жизни. Осенью 1909 года Академия наук присудила писателю вторую Пушкинскую премию и избрала его почетным академиком, но подлинную известность принесла ему повесть «Деревня» (1910).

В 1912–1914 годах он принимает активное участие в работе «Книгоиздательства писателей в Москве», и сборники его произведений выходят в этом издательстве один за другим — «Иоанн Рыдалец: рассказы и стихи, 1912–1913 гг.» (1913), «Чаша жизни: рассказы, 1913–1914 гг.» (1915), «Господин из Сан-Франциско: произведения 1915–1916 гг.» (1916).

Октябрь 1917 года Иван Алексеевич не принял категорически. В мае 1918 года он с женой уехал из Москвы в Одессу, а в конце января 1920 года Бунины навсегда покинули Россию, отплыв через Константинополь в Париж. Свидетельством, яростно обличающим происходящие перемены на родине, остался дневник писателя «Окаянные дни», опубликованный в эмиграции (1935).

Вся последующая его жизнь была связана с Францией. Большую часть года в течение многих лет (1922–1939) Бунины проводили в Грассе, на вилле «Бельведер», неподалеку от Ниццы, во время войны — там же, только на вилле «Жанетт»; в Париже бывали редко.

16 февраля 1924 года на собрании русских эмигрантов Иван Алексеевич произнес свою знаменательную речь: «…Наша цель — твердо сказать: подымите голову! Миссия, именно миссия тяжкая, но и высокая, возложена судьбой на нас…» Много и плодотворно занимался писатель литературной и общественной деятельностью, став одной из главных фигур русского зарубежья.

В эмиграции вышел всего один поэтический сборник Бунина — «Избранные стихи» (Париж, 1929), но были написаны десять новых книг прозы, среди которых «Роза Иерихона» (Берлин, 1924), «Митина любовь» (Париж, 1925), «Солнечный удар» (Париж, 1927) и другие. В 1927–1933 годах он работал над своим самым крупным произведением — романом «Жизнь Арсеньева» (впервые опубликован в Париже в 1930 году; первое полное издание вышло в Нью-Йорке в 1952 году).

Иван Алексеевич Бунин стал первым русским писателем, получившим Нобелевскую премию (1933). Она была присуждена «за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы», и «за правдивый артистичный талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер».

16 ноября 1933 года в газете «Возрождение» В.Ходасевич в статье «О Бунине» писал: «Они присудили лавры гонимому страннику, почти беззащитному и почти бесправному, да еще в такую как раз минуту, когда безумная корысть и корыстное безумие с особой силою толкают людей пресмыкаться перед гонителями. <…> Таким образом, прислушиваясь к голосу совести (и может быть — к ропоту русской литературы, давно ожидавшей к себе справедливости), члены Шведской академии не только увенчали Бунина, но и отстояли собственную свою честь. Сознаю, что, конечно, в этих словах моих много гордости. Но наше положение не дает нам права быть смиренными, ибо, здесь, в Европе, мы не самих себя представляем и не во имя свое находимся».

В годы Второй мировой войны он жил в нищете, отвергая любые формы сотрудничества с нацистскими оккупантами. О своем трудном положении писал в письме старинному другу, писателю Телешову 8 мая 1941 года: «…Мы сидим в Grass’e (это возле Cannes), где провели лет 17 (чередуя его с Парижем), теперь сидим очень плохо. Был я “богат” — теперь, волею судеб, вдруг стал нищ, как Иов. Был “знаменит на весь мир” — теперь никому в мире не нужен, — не до меня миру!.. В.Н. очень болезненна, чему помогает и то, что мы весьма голодны. Я пока пишу — написал недавно целую книгу новых рассказов, но куда ее теперь девать? <…> Я сед, сух, худ, но еще ядовит. Очень хочу домой!» [5].

Написанные в 1940-е годы рассказы составили книгу «Темные аллеи», впервые изданную в Нью-Йорке в 1943 году (первое полное ее издание выйдет в Париже в 1946 году: «Книга у Зелюка выйдет по “новой орфографии” — я и этим болен!» (Переписка И.А.Бунина с М.А.Алдановым // Новый журнал. 1983. № 150. С. 191). «Большевистскую» орфографию, уничтожившую, например, смысловую разницу между словами «миръ» и «мiръ», Бунин принципиально не принимал: «По приказу самого Архангела Михаила никогда не приму большевицкого правописания. Уже хотя бы по одному тому, то никогда человеческая рука не писала ничего подобного тому, что пишется теперь по этому правописанию» (Бунин И.А. Собрание сочинений в 11 томах. Берлин: Петрополис, 1934–1939. Т. 10. С. 120). И когда после войны многие издательства перестали использовать дореволюционную орфографию, упорно настаивал на соблюдении ее правил в своих произведениях. Отдельное издание «Речного трактира» и нью-йоркский вариант «Темных аллей» были набраны по старой орфографии, парижское издание сборника, однако, вышло именно в новой. Бунин, расстроенный безмерно, искал выход из случившегося, а главное, типографию с русским дореволюционным шрифтом, да так и не нашел. Его переживания по этому поводу были так глубоки и так продолжительны, что отразились не только в письмах Алданову, но и в письме Н.Р.Вредену, директору «Издательства имени Чехова» в Нью-Йорке от 11 апреля 1952 года: «…Я считаю эту книгу лучшей из всех моих прочих... она напечатана по “новой” заборной орфографии, забыл запретить ее издателю (Зелюку)» (Цит. по: [1]).

Последние годы жизни писатель бедствовал и болел, но писал по-прежнему много: опубликовал свои «Воспоминания» в Париже в издательстве «Возрождение» (1950), работал над книгой о Чехове и постоянно редактировал уже изданные свои сочинения, сокращая их безжалостно. В «Литературном завещании» он просил и в дальнейшем публиковать его произведения только в последней авторской редакции, как в 11-томном собрании сочинений, изданном берлинским издательством «Петрополис» в 1934–1939 годах (11-й том не нумерован).

Сердечно-легочная недостаточность, которой страдал писатель, прогрессировала.

Умер Иван Алексеевич Бунин, остававшийся до конца своих дней гражданином Российской империи, давно не существующей в мире, но вечно живой в его сердце, 8 ноября 1953 года в Париже, похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Ночь

Ледяная ночь, мистраль 

(Он еще не стих). 

Вижу в окна блеск и даль 

Гор, холмов нагих. 

Золотой недвижный свет 

До постели лег. 

Никого в подлунной нет, 

Только я да Бог. 

Знает только он мою 

 Мертвую печаль, 

 Ту, что я от всех таю... 

Холод, блеск, мистраль.

                                  (Последнее стихотворение И.А.Бунина, 1952)

Паустовский писал: «…Всю жизнь Бунин ждал счастья, писал о человеческом счастье, искал пути к нему. Он нашел его в своей поэзии, прозе, в любви к жизни и к своей родине и сказал великие слова о том, что счастье дано только знающим. Бунин прожил сложную, иногда противоречивую жизнь. Он много видел, знал, много любил и ненавидел, много трудился, иногда жестоко ошибался, но всю жизнь величайшей, нежнейшей, неизменной его любовью была родная страна, Россия» [4].

С 1929 по 1954 год произведения Бунина не издавались в СССР. С 1955 года он — наиболее издаваемый и читаемый в Советском Союзе писатель из эмигрантов первой волны, хотя не все произведения Бунина были разрешены к печати. В Москве есть улица Бунинская аллея и одноименная станция метро. Ему установлены памятники в Орле, Воронеже, Москве. В Ельце, Ефремове, Орле и Воронеже есть его музеи. Центральная библиотека в Орле носит имя Бунина.

Источники: 

1. Аболина М.М. И.А.Бунин и издательская деятельность русской эмиграции: 1920–1955 гг.: Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. СПб.: Санкт-Петербургский институт культуры, 2020. 

2. Бунин И.А. Петлистые уши. Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1954. 

3. Бунин Иван Алексеевич: Биография // Проект Bunin.org.ru. Режим доступа: http://www.bunin.org.ru/biography/ 

4. Паустовский К. Близкие и далекие. М.: Молодая гвардия, 1967. (Жизнь замечательных людей). 

5. Телешов Н.Д. Записки писателя. М.: ГИХЛ, 1948. 

6. Ходасевич В.Ф. О Бунине // Возрождение (Париж). 1933. 16 нояб.


В.Р.Зубова