155 лет со дня рождения великого князя Александра Михайловича Романова

13 апреля 2021 года — 155 лет со дня рождения великого князя Александра Михайловича Романова (Сандро; 13(01).04.1866, Тифлис, Российская империя – 26.02.1933, Рокбрюн-Кап-Мартен, Франция), адмирала, государственного деятеля, основателя русской военной авиации. Из семьи великого князя Михаила Николаевича, четвертого сына императора Николая I и великой княгини Ольги Федоровны, урожденной принцессы Баденской. Отец Александра, генерал-фельдмаршал, в то время служил наместником на Кавказе.

Великий князь Александр еще малюткой, сразу же после рождения, был зачислен в 73-й Крымский пехотный полк, в 4-й Стрелковый батальон Императорской Фамилии, в Гвардейскую артиллерийскую бригаду и в Казачью гренадерскую дивизию. Сам же он еще с детства мечтал всегда о флоте, в этом стремлении его поддерживал двоюродный брат, император Александр III. Мечта детства сбылась в юности: окончив Морской корпус в 1885 году и начав службу на флоте мичманом в Гвардейском экипаже, он прошел все морские должности.

В 1886 году великий князь участвовал в трехлетнем кругосветном плавании корвета «Рында», посетил Японию и Бразилию, Сингапур, Египет, Грецию. В 1890–1891 годах совершил плавание в Индию на собственной яхте «Тамара» (описано в книге Г.Радде «23 000 миль на яхте „Тамара“»), а в 1892 году командовал миноносцем «Ревель». В 1893 году в чине старшего лейтенанта на фрегате «Дмитрий Донской» в составе эскадры совершил плавание в Северную Америку по случаю 400-летия открытия Нового Света.

В 1894 году великого князя, наконец, произвели в капитаны 2-го ранга, и в том же году Александр Михайлович женился на великой княжне Ксении Александровне, дочери императора Александра III. Семья была многодетной, воспитывала семерых детей: единственную дочь и шестерых сыновей (все дети вступили в неравнородные браки, лишившие их потомство прав на трон).

Помимо службы на флоте, Александр Михайлович занимался разработкой программы усиления военно-морского флота, а также следил за развитием военно-морских сил различных стран. Собранные сведения легли в основу сборников «Военные флоты иностранных государств», издававшихся с 1891 года.

С 1899 года великий князь, которому было уже 33 года, служил старшим офицером на броненосце береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин». А на суше он устраивал частые собрания офицеров флота и армии, на которых они совершенствовали свою боевую подготовку, приобретали необходимые профессиональные навыки. Сначала собрания проходили у лейтенанта Гейдена, а с 1898 года — во дворце Александра Михайловича. Из собраний возникли отдельные курсы при Николаевской академии Генерального штаба, ставшие Военно-морским отделом академии, способствующим созданию Морского Генерального штаба. По морской тематике великий князь собрал уникальную библиотеку, книги он получал со всех концов света. К началу революции 1917 года она насчитывала 20 тысяч томов (все они впоследствии сгорели дотла).

В 1901–1902 годах великий князь командовал черноморским эскадренным броненосцем «Ростислав». В январе 1903 года был произведен в контр-адмиралы, назначен младшим флагманом Черноморского флота с зачислением в свиту его Императорского Величества, а также возглавил Главное управление торгового мореплавания, которое сам и создал. В этой должности он состоял до октября 1905 года. За три года он сумел разрешить вопросы о выдаче ссуд под суда, построенные в России из русских материалов, преобразовать дело мореходного образования, улучшить быт низших чинов служащих торгового флота.

В 1903 году Главным Морским штабом по полученным директивам царя была разработана программа судостроения на период с 1903 по 1923 год и разослана на отзыв наиболее авторитетным руководителям флота (адмиралам Пилкину, Бирилеву, Чухнину, Макарову, Рождественскому и великому князю Александру Михайловичу). Только один великий князь назвал Японию в числе врагов номер один: «На Тихом океане — быть постоянно готовыми к войне с Японией. На Черном море — нужен флот, достаточный для овладения проливами. На Балтийском море — мир с Германией и активная оборона минным флотом» [3]. Он еще в 1890-х годах предупреждал, что одним из самых вероятных противников России в ближайшем будущем будет Япония, и назвал примерные даты — 1903–1904 годы, т.е. после завершения ее судостроительной программы. Но его слова повисли в воздухе. Остальные же эксперты делали упор только на Балтике, иногда называли и Черное море.

С началом Русско-японской войны Александр Михайлович с особой эскадрой пресекал контрабанду в Японию и захватил в Красном море 12 судов с оружием и сырьем. Однако протесты Англии и Германии, а также отрицательное отношение к морской блокаде адмирала Рождественского свернули крейсерскую войну. Когда решался вопрос об отправке на Дальний Восток 2-й Тихоокеанской эскадры, великий князь решительно выступил против отправки флота до его окончательной подготовки. С 1904 года великий князь вступил в обязанности председателя Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования. За два года были построены 18 минных крейсеров и миноносцев.

После Русско-японской войны он часто бывал за границей, где лечился его отец. Однажды, в Биаррице, просматривая газеты, он обратил внимание на сообщение о перелете Блерио над Ла-Маншем. Интересуясь и раньше авиацией, великий князь оценил пользу от применения ее достижений в военном деле. Получив разрешение Николая II, он договорился с Блерио и Вуазеном об обучении русских офицеров. Те согласились предоставить аэропланы и инструкторов, и будущие летчики отправились за границу обучаться летному делу. Для финансирования авиационных начинаний великий князь решил, с одобрения жертвователей, использовать 2 миллиона рублей, собранных по всенародной подписке на строительство минных крейсеров после гибели Русского флота в войне с Японией.

В июне 1909 года Александр Михайлович был произведен в чин вице-адмирала.

Весной 1909 года вернулись домой из Франции офицеры, окончившие школу Блерио. В России к тому времени уже были сооружены первый аэродром и ангары. Состоялись показательные полеты.

Военный министр Сухомлинов и великий князь Николай Николаевич (младший), командующий войсками Гвардии и Петербургского военного округа, а в 1905–1908 годах — председатель Совета государственной обороны, не видели никакого смысла для армии от нового рода войск. Однако, невзирая на их сопротивление, Александр Михайлович продолжил создавать российские военно-воздушные силы. Для подготовки военных летчиков открылись первая в России Севастопольская авиашкола, потом — Офицерская воздухоплавательная школа в Гатчине, курсы при Институте инженеров путей сообщения и другие учебные заведения. Уже в 1912 году труды великого князя были отмечены в отчете Особого комитета: «Создание воздушного флота бесспорно является историческим подвигом. Без преувеличения можно сказать, что Е.И.В. Великий Князь Александр Михайлович со своими ближайшими сотрудниками по организации воздушного флота положил в России твердое начало русской военной авиации...» (цит. по: [2]).

К началу Первой мировой войны российские военно-воздушные силы имели на вооружении более 200 машин. 3 января 1914 года военные летчики получили особую униформу, что было внешним свидетельством признания права авиации являться отдельным видом вооруженных сил. В первые месяцы начавшейся войны Александр Михайлович встал во главе всей авиации действующей армии. 6 декабря 1915 года он был утвержден в чине адмирала.

В военные годы Александр Михайлович как человек чести решительно отметал подлые измышления против Александры Федоровны: «Из всех обвинений, которые высказывались по адресу Императрицы, ее обвинения в германофильстве вызывали во мне наиболее сильный протест... Попытки найти источники этих нелепых обвинений приводили нас к Государственной думе» (цит. по: [2]).

В апреле 1916 года он возглавил вновь сформированное Управление Военно-воздушного флота. Его штаб разместился в Киеве, где был составлен первый устав — «Наставление по применению авиации в войне».

В начале 1917 года Александр Михайлович часто бывал в Петрограде, принимая участие в работе комиссии, выяснявшей нужды армии на последующий год. В один из таких приездов великого князя навестил председатель Государственной думы Родзянко. Он обладал «целым ворохом новостей, теорий и антидинастических планов», «его дерзость не имела границ». Осмысливая происходящее в Петрограде, Александр Михайлович писал Николаю II 25 января 1917 года: «...Правительство употребляет все возможные меры, чтобы сделать как можно больше недовольных... Мы присутствуем при небывалом зрелище революции сверху, а не снизу».

Накануне Февральской революции, как позже вспоминал Александр Михайлович, российские военно-воздушные силы пребывали в наилучшем состоянии и были готовы к новым боям. Именно Февраль 1917 года подрезал им все крылья. Он лишил членов династии Романовых всех постов, которые они занимали в Российской империи, и Александр Михайлович вынужден был перебраться в Крым в свое имение «Ай-Тодор», которое он так любил и где хотел быть похороненным. Вскоре его арестовали восставшие матросы, а в этой морской среде великий князь пользовался большим уважением. Быть может, поэтому в 1918 году ему удалось избежать той участи, которая постигла многих его родственников, попавших в руки большевиков.

Весной 1918 года в Крым пришли немцы, стало проще с отъездом, и 11 декабря 1918 года на английском крейсере «Форсайт» великий князь покинул Россию. Первое время Александр Михайлович пытался участвовать в белом движении и добивался поддержки со стороны европейских держав. Затем он сосредоточился на организационных вопросах обществ, помогавших русским эмигрантам. Кроме того, пришло понимание целей «союзников»: «Этот таинственный механизм самосохранения заработал во мне в тот смеркающийся январский день 1919 года… я прощался с офицерами корабля его величества “Форсайт”, который увез меня из охваченной революционным пожаром России. Англия, Франция, США, Япония и другие страны вмешивались в Гражданскую войну в России не для поддержки белого движения, а исключительно в своих национальных интересах» (Здесь и далее цит. по: [1]). А как же иначе, ведь еще при заключении компьенского перемирия премьер-министр Франции Жорж Клемансо дал установку всем присутствовавшим, сказав, что «России больше нет», напрочь забыв о том, чем Франция обязана Русскому экспедиционному корпусу. Вот тут и вскрылись их подлинные лица: британцы начали создавать независимый Азербайджан для того, чтобы получить контроль над бакинской нефтью, используя многолетний опыт колонизаторов. Батум они превратили в «свободный город» под своим протекторатом для того, чтобы обеспечить доставку нефти в Великобританию. Независимость Грузии бывшие союзники поддержали также для того, чтобы получить доступ к ее природным ресурсам, а французы укрепились в Одессе исключительно из-за важности ее порта. Так вчерашние союзники превратились в алчных хищников-мародеров. Можно еще вспомнить Дальний Восток, там тоже хозяйничали интервенты — японцы и американцы. «Когда ранней весной 1920-го я увидел заголовки французских газет, возвещавшие о триумфальном шествии Пилсудского по пшеничным полям Малороссии, что-то внутри меня не выдержало, и я забыл про то, что и года не прошло со дня расстрела моих братьев, — писал великий князь. — Я только и думал: „Поляки вот-вот возьмут Киев! Извечные враги России вот-вот отрежут империю от ее западных рубежей!“ Я не осмелился выражаться открыто, но, слушая вздорную болтовню беженцев и глядя в их лица, я всей душою желал Красной армии победы… Не важно, что я был великий князь. Я был русский офицер, давший клятву защищать Отечество от его врагов. Я был внуком человека, который грозил распахать улицы Варшавы, если поляки еще раз посмеют нарушить единство его империи. Неожиданно на ум пришла фраза того же самого моего предка семидесятидвухлетней давности. Прямо на донесении о “возмутительных действиях” бывшего русского офицера артиллерии Бакунина, который в Саксонии повел толпы немецких революционеров на штурм крепости, император Николай I написал аршинными буквами: “Ура нашим артиллеристам!”. Сходство моей и его реакции поразило меня. То же самое я чувствовал, когда красный командир Буденный разбил легионы Пилсудского и гнал его до самой Варшавы…» И еще: «На страже русских национальных интересов стоял никто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской Империи, апеллируя к трудящимся всего мира…»

В изгнании Александр Михайлович не пошел под знамена Николая Николаевича (младшего), он помнил его роковое участие в подготовке Манифеста 17 октября 1905 года, диктаторские замашки в начале Первой мировой войны и палки в колеса в создании военной авиации... Он принял сторону Кирилла Владимировича как главы династии Романовых.

В эмиграции великий князь был избран почетным председателем Союза русских военных летчиков, Парижской кают-компании, Объединения чинов Гвардейского экипажа. Участвовал в деятельности Русского общевоинского союза (РОВС), покровительствовал Обществу помощи детям русской эмиграции, Национальным организациям русских разведчиков (НОРР) и русских скаутов (НОРС). Занимался тем, что очень любил — археологией. Делал научные сообщения, в том числе и в США. В Париже издал книги «Votre âme» («Ваша душа»; 1924), «Se connaître» («Знать друг друга»; 1927). А «Книги воспоминаний» (1932–1934) были опубликованы в книжном приложении к журналу «Иллюстрированная Россия».

Великий князь Александр Михайлович скончался от тяжелой болезни 26 февраля 1933 года в Рокбрюн-Кап-Мартен. Похоронен на местном кладбище.

Он оставил эмиграции свои воспоминания как назидание: «Любить мы должны Россию и народ русский. Эта любовь наша должна выразиться в стремлении понять новое мировоззрение русских людей, которое явилось результатом безбожного и бездуховного воспитания. Но мы должны найти в этом новом миросозерцании те стороны, которые и нами могут быть восприняты. Принцип, проводимый в жизнь: Работа каждого во имя блага государства вполне приемлем для каждого из нас; он послужит тем звеном, которое нас, представителей старой России, соединит с людьми России новой».

9 июля 2012 года в Санкт-Петербурге, на территории яхт-клуба «Крестовский», благодарные потомки установили бронзовый памятник-бюст великому князю Александру Михайловичу (скульптор А.С.Чаркин).

См. публикации великого князя Александра Михайловича в каталоге библиотеки ДРЗ. 

Источники:

1. Александр Михайлович, великий князь. Воспоминания. М.: Захаров, 2017.

2.Белоусов А. Основатель русской авиации// Сайт газеты «Монархист». Дата обращения: 12.04.2021. 

3. Костенко В.П. На «Орле» в Цусиме. Воспоминания участника русско-японской войны на море в 1904–1905 гг. Л.: Судпромгиз, 1955. Глава II. Программы судостроения с 1881 г. до русско-японской войны. 

4. Полонский И. Основатель русской авиации // Авиационные кадетские классы «Балтийские крылья»: Сайт инициативной группы по созданию в Ленинградской области авиационного кадетского корпуса. Дата обращения: 12.04.2021. 

В.Р. Зубова