25 лет со дня кончины О.О.Пантюхова

20 сентября 2020 года — 25 лет со дня кончины Олега Олеговича Пантюхова (02.05.1910, Царское Село, Санкт-Петербургская губерния, Россия – 20.09.1995, Форт Белвуар, штат Нью-Джерси, по другим сведениям: Вашингтон, США), полковника запаса армии США, переводчика, скаутмастера, одного из основателей Конгресса русских американцев (КРА). Старший сын Олега Ивановича Пантюхова, человека-легенды, по определению Р.Полчанинова. 30 апреля 1909 года, будучи поручиком лейб-гвардии 1-го стрелкового Его Величества батальона, Олег Иванович в Царском Селе из местной детворы собрал первый скаутский патруль, получивший название «Бобр». Это событие и сегодня отмечается всеми русскими скаутами-разведчиками как праздник «Первого костра» и считается датой основания русского скаутского движения. Как пламенный монархист полковник О.И.Пантюхов не мог принять красную власть, поддержал Добровольческую армию и некоторое время работал в ОСВАГе (Осведомительное агитационное отделение, с декабря 1918 года — бюро), после поражения Белого дела он с семьей был вынужден покинуть страну и о военной карьере пришлось забыть. В эмиграции Пантюховы зарабатывали на жизнь, открыв художественную мастерскую (сначала в Константинополе, а после переезда в 1923 году в США — в Нью-Йорке).

Олег был во многом был похож на отца и пошел по его стопам, правда, став полковником не русской, а американской армии. Он окончил гимназию и один курс университета в США. Военную службу начал в Русской артиллерийской батарее Национальной гвардии США, уникальном явлении 1930-х годов, существовавшем до 1933 года, до признания США Советского Союза. О батарее много писалось в русской зарубежной печати тех лет. В нее принимали только русских с согласия всех чинов и в торжественных случаях играли «Боже, Царя храни».

В 1935 году Олег Олегович был произведен в чин второго лейтенанта американской армии.

Участник Второй мировой войны. В 1942 году командовал зенитной батареей по защите Вашингтона, а в 1943–1944 годах, после окончания курсов Генерального штаба США, в чине майора служил в Иране в должности адъютанта главнокомандующего американскими войсками и офицера связи с представителями Красной армии.

Знание языков, и конечно, в первую очередь русского, сыграло важную роль в дальнейшей военной карьере Олега Олеговича. В 1943 году в качестве переводчика он сопровождал генерала Д.Конолли для проверки поставок по ленд-лизу в Москве, Киеве и Ленинграде. «После Тегеранской конференции генерал Конолли с пятью офицерами его штаба, включая и меня, был приглашен в Советский Союз для проверки использования американских доставок по ленд-лизу на фронтах Красной армии. В Советском Союзе мы находились целых шесть недель. Были в Сталинграде, Москве, Ленинграде, Киеве и в январе 1944 года — в Житомире, который тогда только что освободили войска Красной армии. Для меня эта поездка была чем-то сверхъестественным и иногда казалась детским сном. В Москве мы были во время больших побед. Мы побывали в Кремле, Историческом музее (где я видел знамя Суворова) и на Пятницкой улице, где я видел дом № 54, в котором мы проживали в октябре-ноябре 1917 года и из которого сначала отец, а потом и все мы бежали в Крым. В Ленинграде-Петрограде наша Миссия находилась на берегах Невы, где родился я, и “может быть, родились вы...”. Это было в последних числах декабря 1943 года, когда город еще обстреливался с юго-запада. Когда мы были в Смольном, я хотел узнать, в каких именно комнатах заседал в 1917 году Ленин. Проезжая по Кронверкскому проспекту, я увидел дом № 23, где когда-то была квартира моей бабушки. После осмотра части Кировского завода мы поднялись на единственную уцелевшую там вышку. Но Пушкина, или Царского Села, не было видно из-за стены глубокого тумана, и я, увы, не смог увидеть место, где во времена моего детства стоял и жил Собственный Его Величества стрелковый батальон. Все это я детально описал в 14 и 15 главах своих воспоминаний». (Они написаны по-английски, называются «Journey through two worlds» («Путешествие через два мира») и хранятся в Президентской библиотеке Дуайта Д.Эйзенхауэра в Абилине, штат Канзас).

О.О.Пантюхов работал переводчиком во время международных конференций глав государств антигитлеровской коалиции в Тегеране (1943), Ялте (1945) и Потсдаме (1945). По служебным обязанностям ему приходилось встречаться с главнокомандующим союзными силами в Европе генералом Эйзенхауэром, президентами США Рузвельтом и Трумэном, наркомом иностранных дел СССР Молотовым и председателем Государственного комитета обороны СССР Сталиным. В Тегеране он представлял Сталину членов американской делегации и сопровождал советского лидера в апартаменты Рузвельта. Во время Ялтинской конференции в феврале 1945 года Олег Олегович был в Крыму только четыре дня. По требованию советской стороны его не допустили к участию в дальнейшей работе конференции и обязали покинуть пределы СССР, желая отстранить сына белого офицера от участия в переговорах, на которых обсуждалась перспектива насильственной репатриации союзниками из Европы на родину бывших граждан СССР.

После мая 1945 года Пантюхов служил военным атташе и личным переводчиком генерала Эйзенхауэра при переговорах с маршалом Жуковым в Берлине. За службу дважды был удостоен «Благодарственной медали за службу в сухопутных войсках» (Army Commendation) и один раз ордена «Легион Почета» (Legion of Merit), который вручается за исключительные и выдающиеся заслуги и достижения по службе в чрезвычайной обстановке. После отъезда Эйзенхауэра в США занимал должность начальника отдела связи протокола Главнокомандующего американскими силами в Европе генерала Клея. В 1951 году вновь был вызван в Европу Эйзенхауэром, в то время главнокомандующим силами НАТО, как переводчик. Предполагая, что снова будут переговоры с СССР, генерал посоветовал Пантюхову сменить имя. Так Олег Олегович стал полковником Джоном Бэйтсом (John L.Bates), имя было взято им наугад из телефонной книги (однако переговоры с СССР так и не состоялись).

В дальнейшем О.О.Пантюхов командовал 25-м зенитным артиллерийским батальоном, затем — полком, состоящим из четырех батальонов, в Карлсруэ (ФРГ). В 1959 году он ушел в отставку в чине полковника.

Вернувшись в США, поселился в штате Нью-Джерси, близ Нью-Йорка. В течение 15 лет Олег Олегович состоял в правлении Толстовского фонда. В 1972 году он был инициатором и одним из создателей Конгресса русских американцев (КРА), вошел в его Главное правление.

Постоянно поддерживал связь с ОРЮР (Организация российских юных разведчиков) и с НОРС (Национальная организация русских скаутов) в Калифорнии, ведь он еще в России был принят волчонком (младшая ветвь) в скаутскую организацию, основанную его отцом. В 1924 году в Нью-Йорке он состоял в русском скаутском патруле (звене), который, к сожалению, долго не просуществовал. В 1929 году был на Всемирном джамбори в Англии, куда приехал, нанявшись рабочим на пароход. Позднее Олег Олегович помогал отцу в переписке с русскими скаутами в разных странах. После окончания войны в 1945 году Съезд руководителей русского скаутского движения, состоявшийся в Мюнхене, принял решение заменить иностранное слово «скаут» русским словом «разведчик», тогда и появилось новое название «Организация российских юных разведчиков» (ОРЮР), в которой Пантюхов-младший заведовал архивом, а после смерти отца передал его главной квартире ОРЮР. Более того, отцовскую коллекцию культурных и исторических реликвий он подарил Славянскому отделу Нью-Йоркской публичной библиотеки.

В 1979 году Олег Олегович активно способствовал объединению НОРС с ОРЮР. С 1989 года он уделял много внимания возрождению русского скаутизма-разведчества на родине. В ноябре 1990 года Пантюхов представлял ОРЮР на Первом Всероссийском скаутском съезде в СССР, что само по себе казалось невероятным событием. Он немало потрудился для того, чтобы отстоять идеалы исторического русского разведчества, основанного его отцом, — вера в Бога, преданность родине и помощь ближнему. С тех пор Олег Олегович активно поддерживал работу ОРЮР в России, вел переписку, посылал приветствия курсантам и оказывал посильную моральную и материальную поддержку разведческим начинаниям, включая проект основания Центра ОРЮР им. О.И.Пантюхова в г. Павловске.

Скончался О.О.Пантюхов 20 сентября 1995 года. Похоронен на кладбище Маунт-Хеброн в Монтклере (Mt. Hebron, Montclair, штат Нью-Джерси).

На его смерть откликнулись некрологами «Новый часовой», «Русский американец», «Кадетская перекличка», «Новое русское слово», газета «Нью-Йорк Таймс» и другие издания.

В.Р.Зубова