50 лет со дня кончины А.В.Бродовича

15 апреля 2021 года — 50 лет со дня кончины Алексея Вячеславовича (Чеславовича) Бродовича (01.05.1898, деревня Оголичи Мозырского уезда Минской губернии (по другим данным: Санкт-Петербург), Российская империя – 15.04.1971, Ле-Тор, департамент Воклюз, Франция), художника-графика, фотохудожника, пионера современного дизайна. Отец Алексея, Вячеслав (Чеслав) Генрихович, был врачом-психиатром. Мать, Людмила Васильевна, урожденная Соловьева, — дочь владельца петербургского ресторана «Палкинъ», любила рисовать. В Оголичах у родителей Алексея было поместье и трактир. Дядя Алексея, Генрих Бродович, был семейным доктором генерала Редигера, члена Государственного совета и военного министра Российской империи в 1905–1909 годах. Отец матери, Василий Ионович Соловьев, в эти же годы пригласил зятя управлять его торговой империей, так как сыновей у него не было, и вскоре Вячеслав Генрихович вошел в правление Петербургского биржевого комитета, стал статским советником. Семья во время Русско-японской войны жила в Москве, потом переехала в Санкт-Петербург.

В 1914 году Алексей поступил в Тенишевское реальное училище, но курс не закончил — шестнадцатилетним сбежал на фронт Первой мировой войны. Его, конечно же, изловили и вернули домой. А через год все опять повторилось. Третьего побега не было, он просто поступил в Пажеский корпус, разбив надежды матери увидеть сына художником. Через два года Алексей в чине корнета и в числе выпускников 1-го разряда окончил корпус. Корнет — это кавалерийский аналог подпоручика, а сейчас его можно сравнить со званием лейтенанта.

Выйдя из корпуса в 1917 году, он прямиком попал в 12-й гусарский Ахтырский генерала Дениса Давыдова, ныне Ее Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полк (именно так полк назывался в 1912–1917 годах). Повоевав в Румынии, Алексей Бродович вступил в Добровольческую армию. После ранения в боях под Одессой был отправлен в кисловодский госпиталь. Там он встретил Нину, будущую жену, любовь на всю жизнь и семейное счастье.

При приближении красных они переехали в Новороссийск, в порту встретили брата Николая и отца, Вячеслава Генриховича, обрадовались, узнали, что мать и остальные родственники уже в Турции, вслед за ними туда же и отправились. На этом военная карьера Алексея Вячеславовича закончилась.

В эмиграции центром притяжения был Париж. Здесь большинству белых русских приходилось начинать с нуля новую жизнь. Супруги Бродович (они поженились в 1920 году) сняли квартиру на Монпарнасе, куда приезжали со всего мира в поисках дешевого жилья и веселой компании сотни людей. Нина стала швеей, а Алексей, благодаря связям с художниками, стал у Сергея Дягилева декоратором. Создавал афиши для «Русских сезонов» и не только — он занимался тогда всем: фотографией, декорациями, интерьерами домов и квартир, разрисовывал ткани для модного дома Поля Пуаре, чертил эскизы мебели для Бьянчини, рисовал иллюстрации и разрабатывал макеты для парижских журналов «Arts et Mйtiers Graphiques», «Graphic», «Cahiers d’Art», для издательства «Плеяда», лондонского «Blackmore Press» и других. Работая у Дягилева, Бродович заразился экспериментаторством и в нем преуспел.

В 1924 году почти никому не известный белый офицер Алексей Бродович победил очень известного художника Пабло Пикассо в конкурсе. Это случилось, когда русская творческая богема задумала провести Le Bal Banal («Банальный бал») — званый вечер для приглашенных. Его организовал Союз русских художников в Париже. «Банальный бал» должен, конечно, быть небанально оформленным, иначе — скукота. Поэтому среди художников, в числе которых оказались и Пабло Пикассо, и Алексей Бродович, объявили конкурс на афишу. Победил в этом конкурсе русский офицер. Оба плаката еще долго висели в самых разных уголках Парижа, но Бродовичам было не до них — родился сын Никита.

Победа принесла славу бывшему офицеру, а слава — это множество приглашений и множество заказов. За оформление нескольких магазинов мод и шляп для Парижской международной выставки декоративных искусств Бродович получил пять почетных медалей. Вместе с Максимилианом Воксом, известным типографом, он занимался оформлением книжных обложек. Нарисовал плакат для «Martini», а для «Le Printemps» и «Bon Marché» — рекламу.

Было много других дизайнерских находок и много удач. Как же он добился такого успеха? Ответ простой — смекалкой, он первым применял художественные новшества и последние веяния искусства. Например, у Эль-Лисицкого научился работать с формами и цветом. Стал делать фотоколлажи, для чего использовал аппликации.

В 1928 году Алексей Бродович основал свое собственное художественное ателье — «L’Atellier A.B.», продолжал работать над обложками книг Пушкина, Достоевского и других писателей. С 1928 года — художественный директор магазинов «Les Trois Quartiers», один из учредителей парижской ассоциации «Le Cercle» в 1929 году. Увлекшись фотографией, стал одним из первых широко использовать фотометоды в графической продукции. В том же году Бродович провел совместно с художником А.А.Алексеевым выставку офортов, гравюр и литографий в галерее «J.Povolotzky».

В 1930 году по приглашению дирекции Филадельфийского музея искусств переехал с женой и сыном Никитой в США и возглавил отделение рекламы в Школе промышленного искусства (позже сменила название на «Филадельфийский художественный колледж»). Преподавал фотографию и проектно-эстетическое оформление (т.е. дизайн). Участвовал в создании Ассоциации художников инженерного дизайна в Филадельфии.

В 1933 году Бродович учреждает и основывает первую в США профессиональную «Лабораторию дизайна». Здесь изучались рисунок, верстка, искусство плаката, журналистский репортаж, техника иллюстрации, полиграфия периодики, промышленный дизайн, создание упаковок и режиссура. «Если ты берешься за камеру, то должен быть и редактором, и дизайнером, и репортером. Даже когда фотографируешь пару стоптанных башмаков — это уже репортаж», — говорил Бродович (цит. по: [2]). В 1937 году он уже читает свои курсы в университетах и колледжах Нью-Йорка и Йеля, но только на французском языке, потому что английским плохо владел, а французский знал с детства. Основное его правило — видеть, чувствовать, думать и только потом делать.

Журнал «Harper’s Bazaar» — законодатель женской моды и собиратель сведений различного рода из жизни высокого света, начал издаваться в 1867 году в США компанией «Harper and Brothers». Предназначался для женщин, покупающих в числе первых самое лучшее (начиная от повседневных товаров до произведений высокой моды), и моментально стал образцом глянца и гламура в царствующий буржуазный век. Он оказывал влияние на периодическую прессу, но за ним не могли угнаться ни «Vogue», ни «Cosmopolitan», ни «Elle», ни другие такого рода издания. В 1934 году Бродовича пригласили стать арт-директором этого журнала и не прогадали. Он разработал тот самый, ставший каноническим, внешний его вид: рисованные иллюстрации заменил фотографиями, это — во-первых, а во-вторых, перестал отделять иллюстрацию на обложке от названия журнала. Иллюстрации, фотоработы и коллажи становились самодостаточными страницами, на которых только потом появлялся текст. Бродович прокручивал в руках снимки и резал, резал, резал, создавая из этой кучи «мусора» гармонию. Фото части человеческого тела (ноги, руки или головы), женской обуви или помады несли художественный смысл и поражали. Слова Дягилева «Etonnez-moi!» («Удивите меня!») он взял за основу и за творческий принцип и не подстраивался под вкус читателя, а вынуждал последнего воспринимать все, что он сделал, как необыкновенное, удивительное, поразительное.

В Америке Бродович продолжал участвовать в групповых выставках: в филадельфийских галереях «Ayer» (1931) и «Crillon» (1933), в клубе «Cosmopolitan» (1933), в зале «Altman Department Store» (1936), в «Почтовой выставке» в Институте Франклина (1937), Выставке промышленного дизайна в Филадельфийском музее искусств (1937) и Международной выставке в Нью-Йорке (1937). Алексей Вячеславович выпустил книгу «Балет», получившую приз Американского института графических искусств, в которую вошли фотографии, снятые им в 1935–1937 годах во время гастролей труппы «Ballet Russe de Monte-Carlo» в Америке. Он продолжал консультировать рекламные агентства, рекламные отделы магазинов, компаний, создавал афиши для американского Министерства финансов, Общества Красного Креста, Информационной службы США. Был художественным директором нью-йоркской торговой фирмы «Saks Fifth Avenue» (1939–1941) и журнала «Portfolio Magazine» (1949–1951). Получил премию Американского общества журнальных фотографов (1954, Robert Levitt Award).

В конце 1950-х годов умерла Нина, горе все обрушило, для Бродовича наступила черная полоса в жизни. Он впал в депрессию, начал пить, ушел из «Harper’s Bazaar», лечился в психиатрической больнице. Пожаром в доме были уничтожены многие его наработки и имущество. В 1966 году Бродович упал и сломал бедро. До конца не вылечившись, в 1967 году он вернулся во Францию вместе со своим сыном Никитой, поближе к родственникам, проживал у брата в городке Ле-Тор, близ Авиньона, где и скончался 15 апреля 1971 года.

Многие его ученики стали в Америке известными фотографами (Ричард Аведон, Брюс Дэвидсон, Ирвинг Пен, Арт Кейн) и художественными редакторами (Отто Сторч, Генри Волф). По всему миру прошли выставки, посвященные его памяти. Имя Бродовича выбито на стене Зала славы нью-йоркского Клуба арт-директоров (Art Directors Club).

Источники:

1. Бродович Алексей Вячеславович (Чеславович) // Лейкинд О.Л., Махров К.В., Северюхин Д.Я. Художники русского зарубежья: Биографический словарь. Санкт-Петербург: Нотабене, 1999.

2. Углик А. Что нужно знать об Алексее Бродовиче, самом знаменитом арт-директоре в мире // Сайт Bazaar.ru. Дата публикации: 01.05.2017. Дата обращения: 14.04.2021. 

В.Р.Зубова