40 лет со дня кончины Г.И.Черткова

6 декабря 2023 года — 40 лет со дня кончины Георгия Ивановича Черткова (14(02).06.1893, Самара, Российская империя – 06.12.1983, Глен-Ков на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, США), участника Первой мировой и Гражданской войн, литератора, преподавателя, журналиста, последователя Рериха, представителя Комитета Пакта Рериха и Знамени Мира в Японии.

Род дворян Чертковых, к которому принадлежал Георгий Иванович, не определен, ведь Чертковы весьма многочисленны и внесены в родословные книги Воронежской, Калужской, Московской, Тамбовской и многих других губерний. По матери же Георгий Иванович является потомком Григория Ивановича Шелихова (Шелехова), основателя Русской Америки, создателя Российско-американской торговой компании, человека, начавшего осваивать Аляску, организовав там в 1784 году первое поселение.

Георгий Чертков окончил в Самаре гимназию в 1912 году, а через год и Коммерческое училище (1913). Затем последовало Ташкентское военное училище, из которого юнкер Чертков выпущен был 1 января 1916 года «прапорщиком с зачислением по армейской пехоте» и отправлен на Западный фронт Первой мировой войны, где командовал батареей Кавказской гренадерской великого князя Михаила Николаевича артиллерийской бригады. Затем он был адъютантом начальника противоартиллерийской группы и удостоился боевого ордена Святого Владимира с мечами и бантом и других боевых наград.

Его борьба против большевиков началась еще в действующей армии, когда после февральских событий он был делегирован съездом частей 10-й армии для обсуждения с Временным правительством вопроса о необходимости борьбы с коммунистической пропагандой, подрывавшей дисциплину и боеспособность войск. В последние дни 1917 года поручик Чертков был направлен с фронта в Поволжье, где приступил к непривычной для строевого офицера конспиративной работе по организации антибольшевистских добровольческих отрядов.

За свою деятельность был заочно приговорен В.Куйбышевым к расстрелу, но сумел бежать (был предупрежден) в Сибирь, где вступил в белые войска Восточного фронта и командовал стрелковой ротой (1918–1922). В Иркутске он участвовал в спасении офицеров Сибирской армии адмирала А.В.Колчака. Осенью 1922 года Георгий Иванович состоял членом Приамурского правительства, поэтому ведал эвакуацией частей и соединений Земской рати Приамурского края, воеводой которой был генерал М.К.Дитерихс.

Чертков покинул Россию на корабле, уходящем последним незадолго до вступления большевиков во Владивосток. Все эвакуированные высадились в Японии. В то время в Токио еще продолжало работать российское посольство, которое возглавлял Д.И.Абрикосов после отъезда Крупенского в 1921 году. И перед посольством встала задача обустройства русских эмигрантов, включая и колчаковцев. По возможности сотрудники посольства одним помогали уехать в Китай или даже в Америку, другим находили работу и кров в Японии.

Однако в 1925 году, после признания СССР Японией, сами дипломаты начали покидать страну. А Чертков остался в Японии. Овладев японским языком, в феврале 1923 года он организовал Информационное бюро, издававшее еженедельные бюллетени под названием «Синтоа Цусин: Еженедельное русское издание (обзоры японской прессы по русским вопросам)», публиковался в местных газетах и возглавил Общество русских эмигрантов в Японии, которые, в основном проживали в городах Токио и Иокогама. Кроме русскоязычных изданий, он печатался и в японских журналах, областью его интересов была история и экономика Японии... Георгий Иванович вступил также в «Пен-клуб», был членом Всетихоокеанского союза и других общественных организаций.

Надо отметить, что русские эмигранты имели паспорта Лиги Наций, которые выдавались на год, но японские власти смотрели сквозь пальцы на дату окончания срока. Они не помогали эмигрантам, но и не препятствовали их деятельности, поскольку русское присутствие в Стране восходящего солнца им не мешало. С сентября 1929 по 1930 год бюллетени «Синтоа Цусин» на русском и японском языках уже выпускало издательство «Синтоакай», ответственным редактором которого был Нийдзима Дзиро. А чем же Георгий Иванович был в это время занят, чем интересовался, кроме работы корреспондентом русских изданий: газеты «Заря» и журнала «Рубеж», выходивших в Китае?

Из письма Черткова Зинаиде Григорьевне Фосдик, директору Мастер-Института объединенных искусств в Нью-Йорке от 23 июня 1935 года: «В одном из своих писем Вы интересовались организацией “Тенкокио”. Это очень интересная организация, деятельность которой я изучаю. 3 апреля 1934 г. я был приглашен на торжественный съезд членов этой организации на священную гору Иваки. <…> Организация “Тенкокио” имеет свое “Священное воинство”, офицером которого я получил честь быть зачисленным» (Архив Музея Рерихов в Москве). Вот что об этом обществе написала в письме от 5 сентября 1935 года Елена Ивановна Рерих члену латвийского общества Рериха Е.А.Зильберсдорфу: «Чтобы показать Вам, насколько великое понятие Твердыни Белого Братства и ее Владыки проникло и живет в сознании разных народов, приведу Вам некоторые сведения о ныне существующем Обществе в стране Восходящего Солнца. Общество это насчитывает много членов и допускает в среду свою, как я понимаю, даже иностранцев. Эта организация имеет свое Священное Воинство, ничего общего с военной организацией не имеющее. Но оно строго придерживается установленных Иерархических принципов. Главное место сборища этого Общества, называемого “Чрезвычайный Момент”, находится на одной из местных священных гор. Вот это Священное Воинство и готовится к “Чрезвычайному Моменту”, понимая этот момент в самом широком и, главное, в духовном значении. Так, по их Учению, Мир стоит сейчас перед кризисом, после которого последует его духовное перерождение, вернее, новое рождение… <…> Это будет земная жизнь без болезней и воздыханий, жизнь, осиянная светом Истины, Добра, Красоты, Радости и Любви, жизнь, направляемая Императором Тенкокио на началах справедливости. Во всем этом, конечно, замечательнее всего то, что этот Великий План был якобы задуман много тысячелетий тому назад в Срединной Ставке Мира Великих Богов на Священной Горе, где собираются боги, и земной проекцией которой является гора в священной области Японии... Видите, как великая Мысль преломляется у всех народов, всегда приурочивая главную роль к своему народу и своей стране. Нужно сказать, что все это гораздо ближе истине…» (Елена Ивановна Рерих. Письма. Т. III. 1935. М.: МЦР, 2001).

Конечно же, русские эмигранты после революции и Гражданской войны активно искали пути национального возрождения. Судьба «поруганной родины» беспокоила их сердца, и они стали призывать строить Новую Россию. Рерих поддержал эти благие начинания, но он хотел это делать не на Западе, а на Востоке. «Великий, или Мировой План Рерихов нацелен на создание независимого “Сибирского государства”. В таком идеальном государстве была бы воплощена прекрасная мечта о будущем Азиатской России. <…> …Появлялись разные названия, соответствующие реалиям времени, — Священный Союз Востока, Штаты Азии, Новая Страна. Перекраивались территориальные границы, сдвигались мировоззренческие акценты. Следует подчеркнуть, построение Рериха ни в коей мере не являлось политической авантюрой. Это социальный опыт духовной трансформации» [2]. «Идею Пакта по охране культурных ценностей и памятников во время вооруженных конфликтов Рерих выдвинул в конце 1920-х годов. 12 декабря 1929-го художник лично представил “Азиатский проект” сенатору Бора вместе с Пактом Рериха и специальным флагом. Продвижение этого проекта привело к Вашингтонской конференции Панамериканского союза, состоявшейся 17 ноября 1933 года. Она поставила вопрос о ратификации Пакта как международного договора правительствами 34 стран» (Там же). Время пребывания в Соединенных Штатах Рерих использовал для установления контактов с японскими дипломатами. Интерес к Японии у Рериха усиливается. 23 ноября 1934 года при его музее в США открылся Ниппонский культурный центр и состоялось собрание в честь укрепления дружбы Н.К.Рериха с Японией. В марте 1935 года в Нью-Йорке прошла вторая выставка японского искусства. Академия художников Японии представила полотна современных художников. Японский центр в Америке принял идею Пакта Рериха, а также Знамени Мира. В 1935 году Рерих отправляется в Японию, взяв с собой картины. И русская колония встречала его как героя. Она отметила проезд Николая Константиновича через Токио молебном в соборе и пением патриаршего «Многая лета» в его честь. А возглавлял русскую колонию в Токио в ту пору Георгий Иванович Чертков, ставший представителем Н.К.Рериха в Японии. Именно он осуществлял связь с нью-йоркским Музеем и пользовался безусловным доверием самого Рериха. Описывая в письмах к американским сотрудникам свое «нужное знакомство» с Чертковым, Рерих подчеркивал, что тот «говорил нашими словами» (См.: Елена Ивановна Рерих. Письма. Т. III. 1935).

Чем же так заинтересовал Рериха Чертков? Многим... Во-первых, он был незаурядным человеком, во-вторых, председательствовал в самых больших русских колониях в двух крупных городах Японии — Токио и Йокогама, в-третьих, был единственным из европейцев, вхожим в японскую организацию «Тенкокио» и офицером ее Священного Воинства. Чем же заинтересовал Рерих Черткова? Главным... «Изучив все труды Рериха о Шамбале, Георгий Иванович поставил себе задачу “провести параллели и увязать проповедываемое «Тенкокио» учение, весьма характерное для всей Азии”, с шамбалинским учением. По просьбе Черткова Николай Константинович прочитал лекцию собравшимся в большом количестве эмигрантам» [2]. В своих воспоминаниях о Рерихе по случаю 100-летнего юбилею художника, опубликованных в газете «Новое русское слово» от 27 октября 1974 года, «Чертков рассказал и об экспедиции, “целью которой было проникновение в таинственные области Азии”. <…>  …В рассказе оживали “легенды о том, что с приходом Шамбалы на земле восстановятся мир и справедливость, а с появлением Майтреи (в дальневосточном буддизме связывается с будущей эпохой процветания и блаженства. — В.З.) наступит светлый век» (Там же).

И Чертков стал активным деятелем рериховского Комитета Пакта и Знамени Мира в Японии, где прожил в целом 18 лет.

Тогда же Георгий Иванович предпринял попытку издавать ежемесячный русский журнал. «“Начиная в ближайшее время выпускать ежемесячник «Вестник Азии», — писал он, — издательство базируется главным образом на русской зарубежной аудитории, всецело рассчитывая на ее всяческое содействие…” Редактор ставил перед собой и коллективом авторов несколько задач: “1. Политический обзор событий в Азии; 2. Знакомство с азиатскими народами, их бытом и литературой; 3. Анализ экономического состояния региона; 4. Библиографический обзор литературы, касающейся Азии; 5. Содействие лучшему взаимопониманию между русскими, живущими в странах Азии, освещении их жизни, деятельности и настроения”» [3]. Но журнала, о котором заявлял Чертков, так никто и не увидел. Так что утверждение многих исследователей и многих справочников, гуляющее по интернету, что Г.И.Чертков издавал журнал «Вестник Азии», не соответствуют действительности. 11 декабря 1936 года Георгий Иванович писал другу: «Многое из налаженного расстроилось. Приходится вновь восстанавливать. Вероятно, не смогу начать издание и новогодним номером, а потому возвращаю Вам Вашу статью… Как только начнет выходить журнал, надеюсь, что Вы не откажите в своем сотрудничестве» (Цит. по: [3]).

Чертков участвует в сборнике «На Востоке», посвященном вопросам культуры Японии, вышедшем под редакцией М.П.Григорьева в Токио единственным выпуском в 1935 году. В нем он опубликовал свою статью под названием «К познанию японской духовно-физической культуры (Дзийдзюцу-Дзиудоо)».

В 1930–1940-е годы в Японии жизнь русского эмигранта стала невыносимой из-за начавшейся шпиономании, и Г.И.Чертков спешно переселился в Китай. Работал он там аудитором в департаменте финансов муниципалитета Шанхая, затем служил специальным уполномоченным Британского банка и агентом дальневосточной английской компании «Котайн Продакс».

Летом 1942 года, находясь уже в Китае, он сообщал, что перестал заниматься литературной работой: «С тех пор как я оставил попытки начать издание ежемесячника “Вестник Азии”, почти ничего не пишу, хотя сейчас у меня достаточно времени для этого. Жалею, что не вывез из Токио архив и материалы, которые можно было бы обработать сейчас должным образом» (Цит. по: [3]).

В 1950 году, когда Китай стал просоветским, Чертков перебрался в Бразилию. Прожив там год и выучив португальский язык, занимал он попеременно должности в английских и американских компаниях, в частности, служил страховым агентом в бразильском филиале крупной американской международной фирмы в Сан-Паулу.

А через год вновь отправился в путь, на этот раз в США (1951). Два года он был технологическим советником в филадельфийском отделении нью-йоркской фирмы «Американ Котайн». Последующие 15 лет Георгий Иванович преподавал в военном институте иностранных языков в Монтерее, будучи профессором кафедры русского языка спецфакультета. Кроме того, Чертков служил советником по проблемам СССР и заведовал исследовательской библиотекой отделения восточной славистики. Одновременно Георгий Иванович совершенствовал свои знания на курсах в Калифорнийском и Колумбийском университетах. Выйдя в отставку в 1969 году, Чертков продолжал читать лекции по русскому языку, культуре, истории и литературе в Нортоне (штат Массачусетс). С 1972 года Георгий Иванович преподавал русский язык в Норвиче (штат Вермонт) и в Свято-Сергиевской гимназии в Нью-Йорке. Постоянным корреспондентом газеты «Новое русское слово» (Нью-Йорк) он был со дня приезда в США, свои статьи подписывал инициалами ГИЧ, состоял членом РАГ (Русская академическая группа) и КРА (Конгресс русских американцев).

Скончался Георгий Иванович Чертков от сердечного приступа в больнице 6 декабря 1983 года.

Газета «Новое русское слово» посвятила ему большой некролог (см. № 26332 от 7 декабря 1983 года).

Источники:

1. [Б. а.] Георгию Ивановичу Черткову — 90 лет // Новое русское слово (Нью-Йорк). № 26149. 1983. 2 июня.

2. Росов В.А. Предисловие // Николай Рерих: Вестник Звенигорода. Экспедиции Н.К.Рериха по окраинам пустыни Гоби. Книга II: Новая Страна. М.: Ариаварта-Пресс, 2004.

3. Хисамутдинов А.А. Токио Йокогама: русские страницы: монография. Владивосток: Издательский дом Дальневосточного федерального университета, 2012.

В.Р.Зубова

Мы используем файлы Cookies. Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов Cookies
Ок