145 лет со дня рождения М.А.Беренса

15 января 2024 года — 145 лет со дня рождения Михаила Андреевича Беренса (15(03).01.1879, Кутаиси, Российская империя – 20.01.1943, г. Тунис, Тунис), контр-адмирала, участника Белого движения, последнего командующего Русской эскадрой в Бизерте. Из дворян Московской губернии, этнических немцев, принявших православие. Второй сын тифлисского прокурора Андрея Евгеньевича Беренса и его жены Марии Михайловны, урожденной Алихановой, а всего сыновей у них было трое, младшим был Сергей, а старшим — Евгений. Восьми лет от роду Михаил лишился отца. Семья после смерти главы бедствовала, и мать отдала Михаила и Евгения в Морской кадетский корпус в Петербурге, чтобы они шли по стопам своих прославленных предков.

Ведь дед братьев по отцовской линии, Евгений Андреевич Беренс, «дважды обогнул земной шар. Адмирал с 1874 года. Окончил Морской корпус в 1826 году. В 1828–1830 годах на транспорте “Кроткий” участвовал в кругосветном плавании с заходом на Камчатку и Русскую Америку. В 1834–1836 годах на транспорте “Америка” совершил второе кругосветное плавание, также с заходом на Камчатку и Русскую Америку. В июне 1837 года Беренс поступил на службу в Российско-Американскую компанию... Командуя кораблем “Николай”, Евгений Андреевич Беренс совершил в 1837–1839 годах переход из Кронштадта вокруг мыса Горн до острова Баранова (Русская Америка) и обратно в рекордный для того времени срок (8 месяцев 6 дней и 7 месяцев 14 дней), с 1840 года служил на Балтийском флоте. Во время Крымской войны Е.А.Беренс был командиром корабля “Константин”, входившего в систему обороны Кронштадта. В 1856–1857 годах был командующим эскадры, плавающей в Средиземное море. В 1861 году командовал отрядом винтовых кораблей в Балтийском море. С апреля 1899 года член Адмиралтейского совета» [1].

Михаил Беренс, окончив корпус летом 1898 года, начал военную службу 15 сентября, когда был зачислен в 4-й флотский экипаж, где исполнял должность ревизора броненосца береговой обороны «Адмирал Чичагов», затем адъютанта экипажа и вахтенного начальника минного крейсера «Лейтенант Ильин» и мореходной канонерской лодки «Гиляк». С 1900 по 1905 год он служил в Тихоокеанской эскадре. В 1900–1901 годах участвовал в подавлении Ихэтуаньского (боксерского) восстания. Как командир плутонга (совокупности орудий одинакового калибра на корабле, могущих одновременно действовать по одной и той же цели и расположенных в помещении, допускающем возможность общего управления посредством голосовой передачи) канонерской лодки «Гиляк» в составе Тихоокеанской эскадры Беренс получил первое боевое крещение и отличился при штурме китайского форта Дагу (Таку), за что получил свой первый орден — Святого Станислава III степени с мечами и бантом. По окончании Китайской войны он занимал должности штурманского офицера канонерских лодок «Отважный» и «Гиляк», крейсеров «Варяг» и «Джигит». В 1904 году Михаил Андреевич окончил штурманский офицерский класс и был зачислен в штурманские офицеры 1-го разряда.

В 1904–1905 годы, в начале Русско-японской войны, Беренс находился в Порт-Артуре как офицер эскадренного броненосца «Севастополь». Затем он командовал миноносцем «Бойкий», который сумел прорвать японскую блокаду накануне сдачи крепости и уйти в нейтральный, арендованный Германией у Китая порт Циндао, где был интернирован и избежал затопления. За проявленную храбрость Беренс был награжден именным золотым оружием.

С 1906 года Михаил Андреевич уже на Балтийском флоте, зачислен во 2-й Королевы эллинов флотский экипаж. На Балтике он служил на броненосном крейсере «Рюрик» и крейсере «Диана».

В 1911–1916 годах Беренс командовал эсминцами «Легкий», «Туркменец Ставропольский», «Победитель» и «Новик». Как командир «Новика» он принял участие в боях во время Первой мировой войны. 18 августа 1915 года «Новик» вступил в бой с двумя немецкими эсминцами, прорвавшимися через заграждения у Ирбенского пролива. Оба вражеских корабля получили серьезные повреждения, а один из них, охваченный пожаром, выбросился на берег и был взорван командой (по другим сведениям — затонул). За этот подвиг Михаил Андреевич получил Георгиевский крест IV степени и французский орден Почетного легиона. 6 декабря 1915 года он был произведен в капитаны 1-го ранга.

Третий, младший брат Беренсов, Сергей погиб в Первую мировую войну. Мать, получив известие о гибели сына, не смогла ее пережить.

А Михаил Андреевич в ту пору, с 28 ноября 1916 по 2 мая 1917 года, служил командиром линейного корабля «Петропавловск». Когда началась Февральская революция, флот наводнили борцы с империей, агитируя матросов бунтовать против офицеров и требовать мира любой ценой. Избранные матросские комитеты после Февраля 1917 года установили жесткий контроль над морскими офицерами. Между капитаном 1-го ранга и матросским комитетом произошел конфликт из-за того, что Беренс принял в команду «Петропавловска» офицера, не согласовав свое решение с комитетом. Последний требовал у каперанга отменить это решение, но Беренс отказался, за что был арестован. И только высшее флотское командование спасло его от казни. Разумеется, линкор «Петропавловск» Беренс покинул. Это случилось 2 мая 1917 года. А 20 мая он был переведен на Балтику и назначен начальником штаба минной обороны Балтийского флота.

Накануне 6 ноября 1917 года Михаил Беренс уже был на должности начальника Морского генерального штаба, где в это время работал и его старший брат Евгений Беренс. После большевистского переворота родные братья идейно разошлись. Старший брат принял новую власть и честно служил ей, а младшего 12 января 1918 года выкинули из флота без права получения пенсии.

В марте 1919 года Михаил Андреевич выехал из Петрограда в Финляндию, затем — на Дальний Восток, где присоединился к адмиралу А.В.Колчаку, служил командующим Морскими силами на Тихом океане. 8 июля 1919 года Беренс был произведен в контр-адмиралы. В 1919–1920 годах он исполнял обязанности командующего силами Приморской земской управы во Владивостоке. Когда в начале 1920 года армии А.В.Колчака отступали по всему фронту, а в их тылу организовывались бунты, Беренсу пришлось увести все подчиненные ему корабли из Владивостока в японский порт Цуруга.

Понимая, что борьба на Дальнем Востоке завершается, контр-адмирал решил перебраться туда, где она была в разгаре, — в Крым, к П.Н.Врангелю. Главнокомандующий ВСЮР его назначает сначала старшим морским начальником в Керчи, а в октябре 1920 года — командиром 2-го отряда судов Черноморского флота, действовавших на Азовском море. В ноябре 1920 года он стал одним из руководителей Крымской эвакуации, действовал грамотно, поэтому не потерял ни одного человека и ни одной единицы военной техники. Всего из Крыма ушло около 150 тысяч человек и 120 судов русского флота.

В Бизерте, куда пришли на стоянку русские корабли, высадив армию в Галлиполи и на острове Лемнос, Беренс был назначен командующим Русской эскадры. Русские корабли стали на якоре на рейде Мода. Теперь заботы контр-адмирала были сосредоточены на том, чтобы обеспечить сохранность кораблей и боеспособность моряков. «В обеспечение расходов, связанных с приемом беженцев из Крыма, французы “приняли” в залог весь русский военный и торговый флот! Приняли охотно и грамотно. Вновь сформированная эскадра… насчитывала всего лишь 70 “вымпелов” — более 50 судов исчезли. В Бизерту же пришло 32 корабля!» «Эскадра исчезла, растаяла, растворилась, оставшись лишь в памяти людей и на редких фотографиях и рисунках участников тех событий. Она появилась в Бизерте в самом конце декабря 1920 г. Через 14 лет последний большой корабль — броненосец “Генерал Алексеев” — сгинул во французском Бресте. Документов, как всегда, нет и, судя по всему, уже не будет» [1].

Стараниями М.А.Беренса в Бизерте поддерживались все традиции Русского военно-морского флота, ежедневно проводились торжественные построения с поднятием Андреевского флага, неукоснительно отмечались все православные праздники. Продолжилось обучение гардемаринов в Морском корпусе.

Однако после официального признания СССР французским левым правительством Эдуарда Эррио эскадра была ликвидирована, а моряки списаны на берег как беженцы. Именно Беренсу выпала печальная участь в последний раз спустить Андреевский флаг.

Начинаются франко-советские переговоры о передаче кораблей Русской эскадры Советской России. Контр-адмирал М.А.Беренс участвует в них, хотя никак не может повлиять на решения, принимаемые в Париже и Москве. Ведет переговоры с советской стороны крупный военный деятель и дипломат, родной брат контр-адмирала Евгений Андреевич Беренс, но Михаил Андреевич встречаться с ним категорически отказался и уехал из города (не хотел подводить брата?).

Советская Россия не возвратила ни одного корабля. Корабли Русской эскадры остались в Бизерте и утратили свои мореходные и боевые качества. Французы начали их продавать на металлолом. Последним в 1936 году пошел на слом флагман эскадры, линкор «Император Александр III». Вырученные от продажи деньги Франция великодушно разрешила использовать на помощь семьям русских моряков и на строительство храма Александра Невского в Бизерте. В храме разместили иконостас, иконы и другие русские православные реликвии с линкора и других русских кораблей, а подсвечниками стали гильзы от орудийных снарядов. Стволы же главного калибра были приобретены Финляндией, часть из них у нее отобрали гитлеровцы во время транспортировки. В 1943 году из русских 305-миллиметровых орудий нацисты создали батарею «Мирус» на острове Гернси в Ла-Манше. В начале мая 1945 года они капитулировали. А орудия забрали англичане…

Став эмигрантом, Беренс жил в Тунисе. До начала 1930-х годов работал в сельскохозяйственной дирекции, служил землемером в отделе топографической службы Управления сельского хозяйства, затем был уволен, отказавшись принять французское гражданство в соответствии с законом о натурализации государственных служащих, и до смерти перебивался случайными заработками — занимался пошивом дамских сумочек и мастерил детские игрушки. В то же время он прилагал все зависящие от него усилия, чтобы обеспечить жизнь моряков своей эскадры в изгнании. Он также активно участвовал в работе местного отдела Военно-морского союза, был председателем Кают-компании и председателем Союза взаимопомощи в Тунисе, входил в состав Комитета по строительству русского православного храма Святого Александра Невского — храма-памятника кораблям русской эскадры в Бизерте. Женат не был.

Михаил Андреевич Беренс скончался 20 января 1943 года в оккупированном немцами Тунисе и был похоронен на местном кладбище.

В нью-йоркской газете «Новое русское слово» от 19 мая 2001 года (№ 31761) помещена небольшая заметка «Памяти адмирала М.А.Беренса», которая заканчивалась призывом: «Один из организаторов перехода русской эскадры в Бизерт[у], где стал последним командующим русской эскадры... Жил и умер в Тунисе. Похоронен в г. Мегрине, пригороде Туниса. В настоящее время кладбище Мегрина подлежит сносу. Если не принять мер, исчезнет и могила М.А.Беренса. Есть возможность перенести останки М.А.Беренса в русский отдел (Carri Russe) европейского кладбища Borgel г. Туниса и установить памятную плиту тому, кто является символом доблести и чести русских морских офицеров, символом достоинства эмигрантов Русской колонии в Тунисе. Перезахоронением и обустройством могилы М.А.Беренса в Тунисе занимаются А.С.Ширинская, автор книги “Бизерта — последняя стоянка”, и отец Дмитрий, настоятель церкви “Воскресение” в г. Тунисе. Обращаемся ко всем, кому дорога память о русском флоте и русской эмиграции» [2].

В сентябре 2001 года ракетный крейсер «Москва» пришел с дружеским визитом в Тунис, по инициативе адмирала И.В.Касатонова он привез из Севастополя надгробную плиту на могилу Михаила Андреевича Беренса, выполненную на сбережения Аркадия Ашотовича Саркисова, сына советского адмирала Ашота Аракеловича Саркисова севастопольским скульптором Станиславом Чижом. На ней были выбиты слова «Россия помнит вас». Все работы по установке надгробия на кладбище Боржель были выполнены моряками крейсера. Отец Димитрий, протоиерей храма Воскресения Христова в столице Туниса, построенного потомками русских моряков в 1956 году, и храма Александра Невского в Бизерте, освятил его. Перед могилой выстроился почетный караул. Плиту покрыли Андреевским флагом, которому Михаил Андреевич оставался верным всю жизнь. Военные трубачи Туниса исполнили «Sonnerie aux Morts» (сигнал горна, используемый на похоронах военнослужащих), а оркестр крейсера «Москва» — гимны России и Туниса. Почетный караул русских моряков под марш «Прощание славянки» прошел мимо могилы русского контр-адмирала с развернутым Андреевским флагом. В то же самое время на могиле советского адмирала Евгения Андреевича Беренса на Новодевичьем кладбище была установлена такая же надгробная плита со всеми почестями. На ней были выбиты слова «Надо помнить о России…».

И все же братья вновь оказались вместе — в Севастополе, на монументе, посвященном столетию окончания Гражданской войны.

Перегорит костер и перетлеет,

Земле нужна холодная зола.

Уже никто напомнить не посмеет

О страшных днях бессмысленного зла.

Нет, не мученьями, страданьями и кровью —

Утратою горчайшей из утрат:

Мы расплатились братскою любовью

С тобой, с тобой, мой незнакомый брат.

С тобой, мой враг, под кличкою «товарищ»,

Встречались мы, наверное, не раз.

Меня Господь спасал среди пожарищ,

Да и тебя Господь не там ли спас?

Обоих нас блюла рука Господня,

Когда, почуяв смертную тоску,

Я, весь в крови, ронял свои поводья,

А ты, в крови, склонялся на луку.

Тогда с тобой мы что-то проглядели,

Смотри, чтоб нам опять не проглядеть:

Не для того ль мы оба уцелели,

Чтоб вместе за Отчизну умереть?

(Н.Туроверов, 1944)


Источники:

1. Алиханов И.И. «Дней минувших анекдоты…». М.: Аграф, 2004. (Иван Иванович Алиханов — двоюродный брат Беренсов по матери)

2. Памяти адмирала М.А.Беренса // Новое русское слово (Нью-Йорк). № 31761. 2001. 19 мая. С. 6.

В.Р.Зубова

Мы используем файлы Cookies. Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов Cookies
Ок