60 лет со дня кончины великой княгини Ольги Александровны

24 ноября 2020 года — 60 лет со дня кончины великой княгини Ольги Александровны (урожденная Романова, в первом браке: герцогиня Ольденбургская, во втором браке: Куликовская; 13(01).06.1882, Петергоф, Российская империя – 24.11.1960, близ Торонто, Канада), попечителя, сестры милосердия, благотворителя, художника. Самый младший и единственный порфирородный (т.е. родившийся во время царствования родителей) ребенок российского императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. В честь ее рождения 13 июня 1882 года был дан 101 орудийный выстрел с бастиона Петропавловской крепости в Петербурге и по всей России.

Великая княжна не была красавицей, но это мало ее заботило. Она в детстве предпочитала играть с братьями, а не с куклами, возилась с собаками и лошадьми, проводя много часов тайком от матери в конюшнях. Царским детям часто дарили животных, иногда очень экзотических — медвежат, волчат, лосей, рысей. Августейший отец подарил маленькой княжне белую ворону, она очень ее любила. Потом княжна стала увлекаться новомодной фотографией: сама проявляла и печатала снимки. Воспитывалась Ольга в любимом отцом Гатчинском дворце, недалеко от Санкт-Петербурга, жила, как и ее сестра, в простой обстановке. Спали они на жестких походных постелях, вставали с рассветом, умывались холодной водой, завтраки были скромными. Сестры получили домашнее образование: изучали историю, географию, русский, английский и французский языки, рисование и танцы. С ранних лет занимались конным спортом и стали умелыми наездницами. Императорская семья была религиозной, в доме были богато украшенные иконы, читались молитвы и строго соблюдались посты. С матерью отношения у Ольги как-то не сложились, а вот с отцом и с братом Михаилом были близкими и теплыми. Они часто проводили время вместе — гуляли в лесах Гатчины.

Впервые Ольга выехала за пределы Гатчинского дворца ранней осенью 1888 года для поездки на Кавказ. 29 октября на обратном пути, в районе маленький станции Борки, поезд сошел с рельсов. Вагон, в котором находилась царская семья, был разорван, железная крыша прогнулась внутрь. Император держал крышу вагона до тех пор, пока семья не выбралась на волю, такая нагрузка отразилась на его здоровье и привела к ранней смерти. 13 ноября 1894 года, в возрасте 49 лет, Александр III скончался. Ольга тяжело переживала утрату. «Отец был для меня всем. Как бы ни был он занят своей работой, он ежедневно уделял мне полчаса... А однажды папа показал мне очень старый альбом с восхитительными рисунками, изображающими придуманный город под названием Мопсополь, в котором живут Мопсы... Показал он мне тайком, и я была в восторге от того, что отец поделился со мной секретами своего детства», — вспоминала она.

Как и отец, Ольга не любила балов, нарядов, драгоценностей. Любимым ее платьем был льняной сарафан, в котором она рисовала, а рисование для нее было не просто забавой, оно было неотъемлемой частью ее жизни. «Даже во время уроков географии и арифметики мне разрешалось сидеть с карандашом в руке, потому что я лучше слушала, когда рисовала кукурузу или дикие цветы». Как только появлялась возможность, она делала наброски и зарисовки. Для развития ее дара были привлечены известные преподаватели Академии художеств: Маковский, Жуковский и Виноградов.

Императрица же стремилась приучить Ольгу как царскую дочь к соблюдению канонов светского этикета. Ольгу должны были вывести в свет летом 1899 года, но из-за смерти брата Георгия от туберкулеза выход состоялся только через год. Как потом она призналась своему биографу Яну Ворресу, «я чувствовала себя выставленным в клетке на всеобщее обозрение зверьком»…

В 1900-х годах Ольга Александровна проводила в Гатчинском дворце художественные вернисажи, на которых были представлены, кроме ее работ, картины молодых художников.

В 1901 году княжна была назначена почетным командиром 12-го Ахтырского гусарского полка. Полк был известен победой над Наполеоном в сражении под Кульмом, его члены носили особые коричневые доломаны. Протопресвитер Георгий Шавельский отмечал, что Ольга Александровна среди всех особ императорской фамилии отличалась «необыкновенной простотой, доступностью, демократичностью. В своем имении в Воронежской губернии она… ходила по деревенским избам, нянчила крестьянских детей. В Петербурге часто ходила пешком, ездила на простых извозчиках, причем очень любила беседовать с последними».

Недовольная ее образом жизни императрица сочла за лучшее выдать дочь замуж. Ольга категорически отказывалась расставаться с родиной. Поэтому жениха искали в России, и он нашелся. Им стал принц Петр Александрович из обрусевшей ветви немецкого рода Ольденбургских. Ольга Александровна так вспоминала брак с принцем: «Мы прожили с ним под одной крышей 15 лет, но так и не стали мужем и женой». Бороться с одиночеством и тоской Ольге помогало искусство. Она стала много рисовать, с мольбертом и двумя любимыми собаками, борзой и пуделем, отправляясь на долгие прогулки по Петербургу. В апреле 1903 года у 22-летней княгини произошла судьбоносная встреча с ротмистром Лейб-Гвардии Кирасирского полка Николаем Александровичем Куликовским: вспыхнула обоюдная любовь с первого взгляда и до гробовой доски. Она просила мужа дать ей развод, но он отказался. Она просила и Николая II об аннулировании по сути фиктивного брака, но напрасно. Более того, царь лично проследил, чтобы полковник Куликовский был включен в свиту принца Ольденбургского.

В 1914 году началась Первая мировая война, полковник Куликовский ушел на фронт командовать Ахтырскими гусарами, располагавшимися в Ровно, а Ольга отправилась на линию фронта следом за ним, где на свои средства оборудовала госпиталь, работала в нем простой сестрой милосердия, нарушая традицию, согласно которой великие княгини возглавляли лазареты или госпитали. За самопожертвование и отвагу была награждена Георгиевским крестом 4-й степени. В конце 1916 года император Николай II приехал осмотреть ее больницу. Это была, как потом оказалось, их последняя встреча, на которой царь дал сестре свою фотографию и написанное от руки письмо по-английски (чтобы другие не могли его прочесть), расторгающее ее брак с принцом Ольденбургским и благословляющее на брак с полковником Куликовским. Церемония бракосочетания состоялась 4 ноября 1916 года в церкви Святителя Николая в Киеве. Тринадцать лет ожидания остались позади.

Ольга продолжала работать в лазарете. После революции и отречения Николая II, чтобы избежать расправы, Ольга и другие члены императорской семьи бежали из Петербурга, но оказались под домашним арестом в Крыму. Поскольку ее муж был просто дворянином, она не была взята под стражу. Ее первенец — сын Тихон родился 12 августа 1917 года, был назван в честь Тихона Задонского. Его рождение в Крыму приветствовала Царская семья из тобольского заточения. Потом были скитания по России, горькая и невосполнимая утрата братьев Михаила и Николая, рождение в 1919 году второго сына — Гурия и, наконец, отъезд из России. «Мне не верилось, что я покидаю Родину навсегда. Я была уверена, что еще вернусь… У меня было чувство, что мое бегство было малодушным поступком, хотя я пришла к этому решению ради своих малолетних детей. И все-таки меня постоянно мучил стыд…», — вспоминала она.

Гибель семьи Николая II была мучительным вопросом, которого Ольга Александровна почти не касалась. «Преклонение перед памятью ее брата и его семьи было так велико, что этого не выразить словами. Рана, нанесенная ей злодейской расправой в Екатеринбурге, так и не зажила, не превратилась в шрам», — писал Ян Воррес. «Однажды я осмелился спросить Великую княгиню, молится ли она за него (Николая II). Немного помолчав, она ответила: — Не за него — а ему. Он мученик».

Через Константинополь, Белград и Вену в 1920 году они добралась до Дании, где воссоединились с императрицей Марией Федоровной, проживали сначала во дворце короля Христиана X, потом переехали в Видере. В 1925 году Ольга Александровна съездила в Берлин, где якобы объявилась дочь Николая II Анастасия, приехала, все поняла, увидев самозванку. Далее был горький хлеб изгнания вдали от Родины и смерть матери в 1928 году. После подтверждения юридических прав Ольги Александровны на дворец Видере и продажи его в 1932 году, семья Куликовских на вырученные деньги приобрела молочную ферму Кнудсминде в городке Баллеруп недалеко от Копенгагена. Начался самый счастливый период в жизни княгини. Тихон и Гурий посещали обычную датскую школу, но в дополнение к датскому образованию, сыновья учились также в русской школе в Париже при храме Св. Александра Невского.

А Ольга Александровна смогла снова вернуться к живописи. Писала акварелью пейзажи и натюрморты. Занималась иконописью, росписью фарфора. Участвовала в выставках русского искусства в Белграде и Берлине. Доход от персональной выставки в Лондоне (1936) передала в пользу русских беженцев. Ее картины стали покупать. Началась и через 6 лет закончилась Вторая мировая война, освободились из немецкого плена Тихон и Гурий, казалось бы, жизнь вошла в мирное русло, но заявленная Дании нота протеста от Советского Союза в связи с тем, что Ольга Александровна помогает русским на чужбине — «врагам народа», заставила их весной 1948 года, несмотря на преклонный возраст, пережить еще один переезд, спасаясь, как они считали, от преследований. Спешно продав свою ферму, Куликовские уехали за океан в Канаду на этот раз как «сельскохозяйственные эмигранты», поэтому поселились в деревне Куксвилль, недалеко от Торонто. Жили скромно, почти бедно, сыновья, тоже переехавшие в Канаду, им всячески помогали. Старший работал в управлении дорог провинции Онтарио, занимал высокое положение в монархическом движении русского зарубежья, был арбитром Высшего монархического совета. Младший стал известным профессором, преподавал славистику.

В Торонто Ольга Александровна принимала участие в религиозной жизни русской эмиграции, расписала иконостас православной церкви и была покровительницей Объединения кадет. В эти годы у эмиграции появилась идея провозгласить великую княгиню императрицей. Лишенная честолюбия и очень скромная Ольга Александровна от такого предложения наотрез отказалась. Все это время она писала картины. Канада ей напомнила родные просторы, и она вновь возвратилась к теме России. Княгиню помнили и любили всегда, ей писали письма со всех концов света. Монахи одного русского монастыря присылали ей мед с монастырских пасек, монахи Афона ежедневно молились за нее…

Ольга Александровна скончалась 24 ноября 1960 года и была похоронена на русском кладбище Норт-Йорк в Канаде рядом со своим горячо любимым мужем Николаем Александровичем, умершим двумя годами раньше. Перед смертью ее причастил Святых Христовых Таин епископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской). Отпевание прошло в православном храме Торонто, а в карауле у гроба стояли офицеры 12-го Ахтырского Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка, с которыми она прошла войну и которых помнила поименно до глубокой старости.

По некоторым сведениям, художественное наследие великой княгини составляет около двух тысяч работ, многие картины и акварели хранятся в частных коллекциях и в королевских семьях Европы. Экспозиции прошли в Москве (2002), Екатеринбурге (2004), Санкт-Петербурге, во многих других городах. Первая выставка проходила в резиденции российского посла в Вашингтоне и была приурочена к 120-летию со дня ее рождения. В датском городе Боллеруп, где она проживала с мужем и детьми с 1930 по 1948 год, создан музей Ольги Александровны. С 1991 года в России действует Благотворительный фонд имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, он осуществляет гуманитарные проекты, финансирует православные школы, опекает многодетные семьи, детей-сирот, больницы, приюты… Основала его невестка Ольги Александровны, жена Тихона Николаевича Ольга Николаевна Куликовская-Романова, скончавшаяся совсем недавно — 2 мая 2020 года. В 2003 году совместно Россией, Данией и Канадой снят документальный фильм «Ольга — последняя Великая княгиня» (режиссер Соня Вестерхольт). В январе 2011 года в Романовском музее Костромы проходила уникальная выставка акварелей великой княгини.

Ольга Александровна оставила мемуары, записанные Яном Ворресом и изданные после ее смерти, для предисловия к которым продиктовала такие слова: «...Пусть эти страницы правдиво осветят два царствования Дома Романовых, столь безжалостно искаженные небылицами и “творениями” безответственных писателей…»

Источник:

Воррес Я. Мемуары великой княгини Ольги Александровны. М.: Захаров, 2003.

В.Р.Зубова