70 лет со дня кончины П.П.Муратова

5 октября 2020 года — 70 лет со дня кончины Павла Павловича Муратова (03.03(19.02.)1881, Бобров, Воронежская губерния, Российская империя – 05.10.1950, поместье Уайтчерч-хаус, графство Уотерфорд, Ирландия), замечательного искусствоведа, прозаика, переводчика.

Имя Павла Муратова, безусловно, внесено в золотые скрижали мирового и российского искусствознания. Он вошел в историю как автор одного из наиболее популярных и значительных трудов, посвященных культуре Италии. Его трехтомник «Образы Италии» до сих пор является настольной книгой любого, кто захочет чуть глубже проникнуть в суть этой благословенной страны. «Тихим, почтеннейшим и талантливейшим тружеником Ренессанса» назвал Муратова Андрей Белый.

В мире, может, чуть меньше, но в России специалисты знают и с благодарностью произносят имя Муратова как одного из основателей движения по изучению, реставрации и спасению древнерусских икон. Его труды «Русская живопись до середины ХVII века», «Древнерусская иконопись в собрании И.С.Остроухова» считаются классическими.

А еще это был блистательный переводчик, благодаря которому российский читатель познакомился с рядом произведений Проспера Мериме и новелл эпохи Возрождения.

Павел Муратов родился в семье офицера, закончил кадетский корпус, затем Институт путей сообщения, служил в артиллерии. Год провел за границей и поступил на службу в Румянцевский музей, где почти 10 лет был хранителем Отдела изящных искусств и классических древностей. Печатался как критик в лучших художественных журналах того времени: «Весы», «Золотое руно», «Аполлон», «Старые годы». И здесь надо отметить, наверное, только ему одному присущий стиль. Проза Муратова была просто блистательна.

В 1911–1912 годах увидели свет первые два тома «Образов Италии». Книга поразила современников.

В том же 1912 году он совершил большое путешествие по русским городам с целью изучения иконописи.

После Манифеста 1905 года были разрешены собрания и богослужения раскольников. Изумительные коллекции икон староверов стали доступны публике. Россия открывала свою иконописную историю. И Муратов оказался одним из первых, кто показал соотечественникам всю грандиозность древнерусского наследия.

Когда великий художник и организатор реставраторской деятельности Игорь Грабарь приступил к изданию многотомной «Истории русского искусства», то никак не мог найти автора. И известный искусствовед Николай Врангель посоветовал Грабарю Павла Павловича: «Он, как Вам известно, очень хорошо знает итальянских примитивов, и ему легко усвоить, понять и даже изучить их “двоюродных братьев” — иконописцев наших. …Я думаю, он прекрасно справится с задачей: пишет он хорошо и понимает вещи “по-человечески”…» (Цитируется по изданию: Грабарь И. Письма 1891–1917. М., 1974. С. 426). То есть именно то, как Муратов описывал живопись раннего итальянского Возрождения, натолкнуло Врангеля на мысль, что этот автор нужен для создания истории иконописи.

Накануне войны выпуски «Истории русского искусства», посвященные древнерусскому наследию, увидели свет. Тогда же Павел Павлович издал журнал «София» и монументальную книгу «Древнерусская иконопись в собрании И.С.Остроухова».

Во время войны Павел Павлович воевал в артиллерии на австрийском и Северо-Западном фронте, был награжден орденами. Вряд ли у него были иллюзии о новой власти, но он очень много пытался сделать, чтобы спасти памятники культуры. Работал в отделе по делам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР, ездил в Москву и Новгород, где старался спасти древние храмы.

Вообще поразительно, как в те годы он пытался наладить нормальную жизнь. Казалось бы, до того ли было, а Павел Павлович возглавил, после отъезда его основателя Одоардо Кампы, Общество итальянских исследований (Studio Italiano), где читали лекции писатели и историки культуры. Также при его активном содействии была создана «Книжная лавка писателей», которая буквально не дала умереть с голоду многим литераторам. А за участие в создании Комитета помощи голодающим он побывал даже в Лубянской тюрьме.

Интересно, что в такие страшные времена Павел Павлович еще и писал роман «Эгерия» — увлекательное повествование о любовной драме ХVIII века в Европе.

В 1922 году Павел Павлович уезжает с женой и сыном в годичную командировку в Европу, как выяснилось, навсегда. И везде продолжалась его ураганная деятельность. В Берлине Муратов стал одним из организаторов Клуба писателей и опубликовал книгу о Сезанне и сборник рассказов «Морали». В Риме устроил в своем доме салон, где бывали почти все русские интеллектуалы, оказавшиеся там. В Париже был в числе основателей общества «Икона», сыгравшего огромную роль в деле сохранения шедевров русского искусства за рубежом. На французском и итальянском выходят его монографии о византийской живописи, готической скульптуре, о великом мастере раннего Возрождения фра Анжелико.

Затем была Англия, цикл лекций и докладов о древнерусском искусстве в Лондоне, Оксфорде и Кембридже, путешествие в Японию и США.

Во время Второй мировой Муратов был в Лондоне, писал в бельгийскую газету Сопротивления, выходившую в Лондоне, и вместе с историком У.Алленом готовил книгу о военный действиях на Восточном фронте. В 1944 году вышел первый ее том, а уже после Великой Победы, в 1946-м — второй. Также вместе с Алленом Павел Павлович писал труд по истории Кавказских войн в ХIХ – начале ХХ века. Правда, эта работа увидела свет в 1953 году уже после смерти Муратова. Поразительно, какой был кругозор у этого великого человека.

Павел Павлович Муратов ушел из жизни 5 октября 1950 года в имении У.Аллена Уайтчерч-хаус на юге Ирландии. В ряде справочников и статьях в интернете стоит другая дата, но мы ориентируемся на прекрасный каталог «Возвращение Муратова. От “Образов Италии” до “Истории Кавказских войн”». Он был составлен нашим замечательным историком древнерусского искусства Герольдом Вздорновым и внучатой племянницей Муратова Ксенией Михайловной Муратовой в связи с проведением в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина выставки «Павел Муратов — человек Серебряного века» в апреле 2008 года.

Жизнь Муратова продолжается.

Виктор Леонидов