В условиях распространения COVID-19 возможно приобретение ТОЛЬКО ЭЛЕКТРОННЫХ билетов.

Уважаемые посетители! Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с приказом № 615/ОД руководителя Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского от 15 октября 2020 г. возможно приобретение только электронных билетов. При приобретении электронного билета на нашем сайте Вы даете согласие ГБУК г. Москвы «Дом русского зарубежья им. А. Солженицына» на передачу в обработку органам исполнительной власти города Москвы и подведомственным им организациям, участвующим в обеспечении соблюдения режима повышенной готовности, Ваших персональных данных с целью контроля соответствия возможности выполнения Вами ограничений, введенных указом Мэра Москвы от 06.10.2020 № 97-УМ и связанных с режимом повышенной готовности в условиях распространения COVID-19, в том числе в/до момента посещения Вами соответствующего мероприятия (использования билета).

150 лет со дня рождения П.П.Рябушинского

29 июня 2021 года — 150 лет со дня рождения Павла Павловича Рябушинского (29(17).06.1871, Москва, Российская империя — 18(19).07.1924, Камбо-ле-Бен, Франция), предпринимателя, банкира, политика и общественного деятеля, потомственного почетного гражданина, представителя знаменитой династии Рябушинских. О ее родоначальнике и членах семьи рассказывалось подробно в нашем Календаре в статье «65 лет со дня кончины В.П.Рябушинского».

После смерти главы династии, Павла Михайловича, в 1899 году, его состояние было разделено между восемью сыновьями поровну. Однако братья, получив разделенный капитал, всю дальнейшую жизнь развивали семейное дело сообща, главою же его стал старший сын Павел. С 1900 года он возглавил Товарищество мануфактур П.М.Рябушинского с сыновьями, с 1901 года стал председателем правления харьковского Земельного банка, с 1902 года — совладельцем банкирского дома «Братья Рябушинские». А занялся он бизнесом после окончания (с золотой медалью) Московской практической академии коммерческих наук (1891), и пройдя стажировку в Великобритании. Он не был чужд искусства, хотя обладал математическим складом ума. В его подмосковном имении сохранилось собрание полотен русских художников. В 1893 году он женился на А.И.Бутиковой, дочери суконного фабриканта И.И.Бутикова, в этом браке родился сын Павел (1896). Расторгнув брак с Бутиковой в 1901 году, Рябушинский женился вторым браком на Е.Г.Мазуриной. Консисторией этот брак был признан действительным только в 1904 году. У них было двое детей, Анна и Сергей (умер в детстве).

Рябушинские представляли большой семейный клан предпринимателей, занимавшийся банковской деятельностью, текстильным делом, торговлей лесом, производством бумаги. Они, успешно развивая бизнес и постоянно совершенствуя организацию труда на своих предприятиях, внедряли технологические новшества, возводили новые производственные корпуса и одни из первых сократили рабочий день на своих мануфактурах с 11 с половиной часов до 9 часов. При помощи своего банка братья заметно расширили сферу своего влияния в промышленном секторе, занявшись разведкой нефтяных месторождений и начав строительство одного из первых автомобильных заводов в Москве. Как отмечает историк Ю.А.Петров, «неистовую жажду дела» современники считали одной из отличительных черт представителей этого московского семейства.

Но Павла Павловича интересовал не только бизнес. На пике революции 1905 года он активно включился в общественно-политическую деятельность, выступив на состоявшемся в Москве летом 1905 года Торгово-промышленном съезде сторонником создания в России полноценного парламента. Несмотря на закрытие съезда властями, Рябушинский и сотоварищи продолжили нелегальные заседания в его доме на Пречистенском бульваре (ныне Гоголевский бульвар, 6, его занимает теперь Российский фонд культуры). «Одной из его любимых тем было осознание купечеством своей роли в хозяйственной жизни и необходимость для купцов оставаться купцами, а не переходить в дворянство. Говорил он прямо то, что думал, иногда нарочито заострял вопрос и не старался приспособляться к настроениям своего собеседника», — отмечал в своих воспоминаниях о Павле Павловиче Бурышкин [1]. И купцы создали собственную «умеренно-прогрессивную партию», разделявшую основные идеи кадетов: всеобщее избирательное право, принудительный выкуп части помещичьих земель, но не соглашавшуюся с требованием либералов восьмичасового рабочего дня и выступавшую против предоставления широкой автономии для Финляндии и Польши. Когда стало понятно, что перспектив у этой партии не было, Павел Рябушинский вступил в Торгово-промышленную партию, идущую в блоке с «Союзом 17 октября» на выборы в 1-ю Государственную думу.

Следует также напомнить, что Рябушинские принадлежали к старообрядцам-поповцам (Белокриницкая иерархия), т. е. к Русской православной старообрядческой церкви, юридически и канонически независимой, рассматривающей себя как продолжение исторической русской православной церкви, существовавшей до реформ патриарха Никона, но гонимой официальной властью, и занимали видное место в московской старообрядческой общине Рогожского кладбища. Павел Павлович стремился объединить все старообрядческие течения и включить их борьбу за политическую и религиозную свободу для возрождения «Руси самобытной и независимой» на основе просвещенного старообрядчества.

На совещании старообрядцев в декабре 1905 года возник вопрос об издании своего печатного органа, так появилась «Народная газета». Ее редактором-издателем стал идеолог старообрядчества Михаил Бриллиантов. Газета начала выходить с января 1906 года и имела еженедельное приложение «Голос старообрядца». Широкой популярностью она не пользовалась, тираж ее не превышал 7,5 тысяч экземпляров. А в октябре 1906 года за критику некоторых царских сановников она была закрыта с формулировкой за «вредное направление».

В ноябре 1905 года Рябушинский, примкнув к более влиятельным октябристам, был избран членом ЦК «Союза 17 октября», но и в этой партии продержался недолго, поскольку был недоволен политикой ее лидера — А.И.Гучкова, бывшего тогда сторонником правительства и поддерживающего военно-полевые суды, введенные П.А.Столыпиным.

11 декабря 1906 года П.Рябушинский приступил к изданию газеты «Утро», предназначенной для широкого круга читателей, тираж которой доходил до 17 тысяч экземпляров. Разрешение на ее издание удалось получить с трудом. В январе 1907 года Московский цензурный комитет привлек к ответственности редактора «Утра» за публикацию статьи «Пролог русской революции. 9 января 1905», считая, что она помещена «в целях возбуждения ненависти в читателях к существующему строю и лицам, стоящим во главе правительства». Вскоре газета по распоряжению московского градоначальника была закрыта, просуществовав всего четыре месяца. А П.Рябушинский в апреле 1907 года в административном порядке, по распоряжению генерал-губернатора, высылается из Москвы на том основании, что «газета “Утро”, несмотря на сделанные неоднократные предостережения, продолжает держаться противоправительственного направления». Однако ссылка Рябушинского продолжалась недолго, и в начале сентября 1907 года он приступает к изданию третьей, наиболее известной, газеты, выходившей до апреля 1918 года — «Утро России».

Открытие типографии «Утро России» стало закономерным ответом Рябушинского и его единомышленников на закрытие 3 июля 1907 года 2-й Государственной думы. В течение месяца после закрытия Думы Рябушинский приобрел участок на Страстном бульваре, и без промедлений заказал проект здания типографии у архитектора Ф.Шехтеля, эскизный проект которого был утвержден 6 июля 1907 года строительным отделением Московской городской управы… В первом номере газеты было заявлено: «Мы предполагаем создать новый для России тип политическо-культурной газеты, твердо веря, что только мощная культурная работа закрепит все наши политические завоевания… Политическая работа должна идти в органической связи с общекультурной и, влияя на нее, черпать в ней основы своей базы, создавая источник высокой сопротивляемости столь многочисленным у нас политическим капризам».

Павел Рябушинский переходит в созданную левыми октябристами Партию мирного обновления, заявившую о себе как о «непримиримо-оппозиционной по отношению ко всякому антиконституционному правительству» и с этой точки зрения решительно отказавшейся «поддерживать нынешнее министерство». Его переход был не только связан с изменением политических взглядов самого Павла Павловича, но и с личными столкновениями с властью. С этого времени он стал одним из самых заметных лидеров группы оппозиционно настроенных крупных «молодых» московских капиталистов (А.И.Коновалов, С.Н.Третьяков, П.А.Бурышкин и так далее), выступавших за коренное реформирование страны. Они считали несправедливым, что судьбой страны распоряжаются не они, доказавшие свою эффективность, а назначенные царской волей бюрократы. «В глазах “молодых” наступивший век должен был стать в истории России веком “третьего сословия”, которому предстоит завоевать подобающее место в общественно-политической жизни, — отмечает историк Ю.А.Петров. — “Буржуазисты”, как именовали этих адептов частного предпринимательства, составляли либеральную оппозицию самодержавию: по их убеждению, государству надлежало перейти к европейским конституционно-монархическим формам правления. С другой стороны, увлеченным социалистической пропагандой рабочим разъяснялось, что лишь недавно вступившая на путь индустриального развития страна не готова к радикальным преобразованиям, что ей, говоря словами Павла Рябушинского, предстоит еще пройти “через путь развития частной инициативы”» [3].

Но Партия мирного обновления также оказалась не того уровня, как ему хотелось. Попытка мирнообновленцев нейтрализовать одновременно и силы революции, и силы реакции, провалилась. Общая численность партии не превышала двух тысяч человек, а их представительство в Государственной думе II и III созывов насчитывало от 3 до 8 человек.

Свое кредо Павел Рябушинский выразил двумя словами на страницах газеты «Утро России»: «Купец идет!» «Русское купечество, — писал Рябушинский, — представляет собой в такой мере развитую экономическую силу, что не только может, но и должно обладать соответствующим политическим влиянием. <...> Купец встал из-за прилавка и идет на государственную службу вместе с другими сословиями. Дайте ему место и сумейте отнестись с уважением к новому сочлену на государственной работе». При этом он противопоставлял предприимчивое купечество дворянству, которое, по его мнению, превратилось в «тормозящее сословие», мешавшее русской буржуазии «войти во власть». «Нам, очевидно не миновать того пути, каким шел Запад, может быть, с небольшими уклонениями, — писал Рябушинский. — Несомненно одно, что в недалеком будущем выступит и возьмет в руки руководство государственной жизнью состоятельно-деятельный класс населения» (Цит. по: [2]).

C образованием в 1912 году Прогрессивной партии, лидерами которой стали крупные московские промышленники, братья Рябушинские, А.И.Коновалов и И.Н.Ефремов, дела пошли значительно лучше. Несмотря на то, что деятельность прогрессистов была преимущественно сосредоточена в Государственной думе, Павел Павлович никогда не выставлял свою кандидатуру на выборах, так как был сильно загружен ведением бизнеса, газетой и общественной деятельностью. Лишь в 1916 году он стал парламентарием, оказавшись избранным в состав Государственного совета от промышленности, но проявить себя в нем не успел.

«Звездным часом» Павла Рябушинского (по определению Ю.Петрова) стала Первая мировая война. Рябушинский принял самое активное участие в создании сети военно-промышленных комитетов для мобилизации частной индустрии на нужды войны, а сам он был избран председателем Московского ВПК. Как известно, в дальнейшем эта структура сыграла весьма значительную роль в консолидации оппозиционных сил. Одновременно Рябушинского избрали председателем Московского биржевого комитета — главной представительной организации столичных предпринимателей, что также свидетельствовало о росте его авторитета. Он призывал либеральные силы страны «вступить на путь полного захвата в свои руки исполнительной и законодательной власти», и именно в его газете «Утро России» был опубликован персональный список будущего «правительства общественного доверия», которого добивалась оппозиция. 25 августа 1915 года на совещании Московского ВПК Рябушинский призвал «путем давления на центральную власть добиться участия общественных сил в управлении страной». «Нам нечего бояться, — говорил он, — нам пойдут навстречу в силу необходимости, ибо армии наши бегут перед неприятелем» (Цит. по: [2]). Он был практически уверен, что обострявшийся с каждым месяцем политический кризис в стране заставит призвать «вышедшую из ученических годов буржуазию на царский высший совет». А в конце 1916 года констатировал, что «власть ведет страну к гибели», к «безудержному прорыву народного гнева».

«П.П.Рябушинский вскормлен оппозиционной волей гонимого староверия, его упорным трудолюбием, настойчивым и напряженным стремлением к закреплению материальной власти, которая одна только и оставалась людям старой веры, покупавшим право тайно молиться старым иконам и осенять себя двуперстием. Связь через деда с землей создала цельность не только характера, но и взглядов, чистоту национального закала и дерзание дать купечеству власть в слиянии с интересами народа», — писали о Рябушинском «Биржевые ведомости», отмечая, что «никогда до этого так резко и смело не формулировался вызов “третьего сословия” всем отживающим силам русской государственности» (Цит. по: [3]). Февральскую революцию лидер деловой Москвы приветствовал как избавление страны от тягостного «старого режима», но активного участия в ней Павел Рябушинский принять уже не мог. За год до ее начала он заболел туберкулезом легких, болезнь существенно ограничила его общественную и политическую активность, из-за нее он переехал в Крым.

В марте 1917 года Рябушинский был избран председателем Всероссийского торгово-промышленного союза — первой всероссийской политической организации предпринимателей. Но радоваться торжеству революции пришлось недолго. Страну стремительно заносило влево, и представители крупной буржуазии оказались не у дел. Отстаивание Рябушинским необходимости капиталистического пути развития России при непосредственном участии в ее управлении представителей буржуазии, не привлекало массы, увлеченные идеями социализма. Рябушинский разочаровался в новой власти, поняв, что она не способна сделать из России процветающую буржуазную страну. Именно ему принадлежала фраза о «костлявой руке голода», позже взятая на вооружение большевиками для дискредитации позиции российской буржуазии: «...Нужна костлявая рука голода и народной нищеты, чтобы она схватила за горло лжедрузей народа, членов разных комитетов и советов, чтобы они опомнились» (Цит. по: [3]). Спасение страны от социалистических утопий, грозящих краху ее экономики, Рябушинский стал видеть в установлении военной диктатуры, поэтому не только выражал поддержку генералу Л.Корнилову, но и финансировал «Союз офицеров». И хотя в самом выступлении генерала в августе 1917 года Рябушинский участия не принимал, он был арестован как его «соучастник». Лишь личное заступничество А.Керенского освободило его от наказания.

После прихода к власти большевиков Павел Рябушинский покинул Россию, уехав во Францию, где пытался в меру сил работать над созданием Торгово-промышленного объединения, способного вывести освобожденную от советской власти Россию на путь буржуазного развития. В Париже он вступил в масонскую ложу «Астрея». Почетный председатель Торгово-промышленного съезда (Париж, май 1921). В своей речи на съезде Рябушинский выражал надежду предпринимательских кругов на внутреннюю эволюцию советской власти в связи с введением нэпа, призывал готовиться к моменту, когда «на торгово-промышленном классе будет лежать колоссальная обязанность — возродить Россию» (Общее дело. 1921. 24 мая). Рассуждая в эмиграции о причинах политического поражения, Рябушинский говорил: «Многие из нас давно предчувствовали катастрофу... мы понимали роковую неизбежность внутреннего потрясения в России, но мы ошиблись в оценке размаха событий и их глубины, и вместе с нами ошибся весь мир. Русская буржуазия, численно слабая, не в состоянии была выступить той регулирующей силой, которая помешала бы событиям идти по неверному пути... Вся обстановка прошлого не способствовала нашему объединению, и в наступивший роковой момент стихийная волна жизни перекатилась через всех нас, смяла, размела и разбила» (Цит. по: [2]).

Скончался Павел Павлович Рябушинский 19 июля 1924 года в курортном городке Камбо-ле-Бен, похоронен на кладбище Батиньоль в Париже.

См. публикации П.П.Рябушинского в каталоге библиотеки ДРЗ. 

Источники:

1. Бурышкин П.А. Москва купеческая. Нью-Йорк: Издательство им. Чехова, 1954.

2. Иванов А.А. «Купец идет!» // Портал «Здравствуй, Россия: Панорама русской жизни». Дата публикации: 20.12.2016. Дата обращения: 28.06.2021. 

3. Петров Ю.А. Павел Павлович Рябушинский: «Буржуазно мыслить и буржуазно действовать…» // Российский либерализм: идеи и люди / под общ. ред. А.А.Кара-Мурзы. М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое издательство, 2007. С. 778–787.

В.Р.Зубова